Суббота 17 Ноябрь 2018

Командир «мусульманского батальона» из Уссурийска

В Приморье увековечили память легендарного командира 15-й бригады специального назначения.

 

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

В Уссурийске установлена памятная доска генерал-майору Василию Колеснику на доме, где он жил во время службы на Дальнем Востоке еще до формирования «мусульманского батальона», с которым он провел операцию по захвату дворца Амина в Афганистане, ставшую образцом воинской доблести и высочайшего профессионализма российских военных.

 

 

— Мне обидно, что в нашей стране незаслуженно забыли Героя Советского Союза, генерал-майора Василия Колесника. Именно этот человек подготовил и осуществил операцию по захвату 27 декабря 1979 года дворца премьер-министра и председателя Революционного совета Афганистана Хафизуллы Амина. Нигде не говорят о Василии Васильевиче: ни в центральной прессе, ни на телевидении, только в интернете можно найти о нем информацию. Это несправедливо. Все «сливки» с этой прекрасно проведенной операции сняли офицеры спецгруппы КГБ. Но они без участия батальона выполнить задачу не смогли бы. Главная задача лежала на «мусульманском» батальоне. А они всего лишь работали на расчищенной территории во дворце. И то туда вместе с ними, чтобы нейтрализовать охрану Амина, ворвались бойцы «мусульманского» батальона.

Мой собеседник — полковник Александр Лихидченко, директор МКУ УГО «Управление по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям». Служил в Германии, Афганистане, с 1989 года являлся заместителем командира, а с 1992 по 1997 год — командиром 14-й отдельной бригады специального назначения ГРУ ГШ. Лично в течение продолжительного времени общался с Василием Колесником — в Афганистане, Москве (в Академии им. Фрунзе Вооружённых Сил), в Уссурийске (в 14-й бригаде, в которой служил сын Василия Колесника, Михаил). А в конце 2016 года вместе с ветеранами военной службы, суворовцами, представителями администрации и думы Уссурийского городского округа принял участие в торжественном открытии памятной доски, посвященной генерал-майору. Будущий Герой Советского Союза, будучи на тот момент капитаном, служил в Уссурийске в 14-й бригаде с 1966 по 1971 год в должности начальника оперативно-разведывательного отделения. И проживал в одном из пятиэтажных домов на улице Крестьянской, где и была установлена в его память доска. Идея по увековечению памяти героя афганской войны была воплощена в жизнь ветеранами 14-й бригады.

— В 1979 году тогда еще полковник Василий Колесник был старшим офицером Главного разведывательного управления Генерального штаба, курировавшим Среднюю Азию, — продолжает Александр Лихидченко. — Хорошо знал командование Туркестанского и Среднеазиатского военных округов, так как незадолго до начала афганской войны командовал находившейся в Средней Азии 15-й бригадой специального назначения. Кстати, в 15-ю бригаду он был переведен из нашей 14-й уссурийской бригады спецназа.

В мае 1979 года руководитель ГРУ генерал армии Пётр Ивашутин поставил перед ним задачу сформировать из военнослужащих Среднеазиатского и Туркестанского военных округов 154-й отряд специального назначения. Это подразделение численностью немногим более 500 человек известно как «мусульманский» батальон. В него набирали представителей только трех национальностей: узбеков, туркменов и таджиков, владевших фарси — одним из основных языков Афганистана. Всем бойцам в Москве сшили форму национальной афганской армии. На каждого военнослужащего были подготовлены легализационные документы установленного образца.

В ноябре батальон перебросили из узбекского Чирчика в Афганистан на авиационную базу Баграм. Туда же из Советского Союза транспортным самолетом привезли и Бабрака Кармаля, которого в СССР намеревались вместо Амина сделать руководителем Афганистана.

Тогда с Афганистаном у нас были очень дружественные отношения, здесь находился наш советнический аппарат, мы помогали им оружием. И афганцы совершенно не догадывались, что в этой стране готовится государственный переворот путем вооруженного захвата власти. 13 декабря «мусульманский» батальон прибыл из Баграма в Кабул для усиления охраны Хафизуллы Амина, который после неудачно совершенного на него покушения перебрался из Кабула во дворец Тадж-Бек. Непосредственно дворец охраняла рота личной охраны Амина. Вторую линию охраны составляли советские военнослужащие. А третью занимала бригада, возглавляемая главным порученцем Амина майором Джандатом.

На узком совещании в присутствии лишь главного военного советника СССР при правительстве Амина генерал-полковника Султана Магомедова и главного советника КГБ генерал-лейтенанта Иванова Василию Колеснику был предложен план операции. В соответствии с ним подчиненные Василия Васильевича должны были взять основные важные военные и политические объекты в Кабуле, а также связь. Но сил на это не было. Поэтому Василий Колесник предложил свой план, который заключался в захвате дворца Амина. Именно он и был воплощен в жизнь.

Как рассказывал Василий Васильевич, дворец охранялся бригадой численностью в две с половиной тысячи человек и состоял из трех пехотных батальонов, одного танкового, а также минометной и пулеметной рот. «Мусульманскому» батальону были приданы два подразделения КГБ для действий внутри дворца численностью немногим более 30 человек, а также рота ВДВ и взвод противотанковых управляемых ракет.

Дворец располагался на горно-скалистой высоте и представлял собой настоящую крепость. Абсолютно пустынная вокруг него местность прекрасно простреливалась, а в сам дворец вела всего одна серпантинная дорога. Вне этой дороги во дворец проехать было невозможно.

Снаружи он охранялся тремя пехотными и одним танковым батальоном, а также полком со 100-миллиметровыми зенитными пушками и 12-ю спаренными пулеметами. У единственного въезда во дворец со стороны гор были закопаны в землю три танка Т-34, которые простреливали подступы к президентской крепости.

Перед «мусульманским» батальоном специального назначения стояла задача сломать оборону вокруг дворца, захватить сам дворец, а уже внутри него должны были работать две группы КГБ. Причем непосредственно в захвате дворца принимало участие всего около 100 человек. Одна рота. И им противостояло порядка 2,5 тысячи охраны Хафизуллы Амина. Остальные бойцы спецназа обороняли внешний рубеж, чтобы отразить возможный подход подкрепления афганских войск.

Афганцев сбили, подошли к дворцу, но внутрь солдатам «мусульманского батальона» войти запретили. Это должен был сделать спецназ КГБ. Но те сунулись, наткнулись на жесточайший отпор и выскочили обратно. И тогда туда вместе с ними пошел батальон специального назначения. Но об этом никто не пишет. Операция началась в 19:15, и через 15 минут всё уже было кончено. Потери роты спецназа составили 5 человек убитыми и 37 ранеными. Подразделения КГБ потеряли 5 убитыми и 32 ранеными.

Остальные роты с приданными средствами еще в течение полутора суток вели бой с батальонами охраны Амина, но потерь не имели.

Примерно в это же время в Баграме были высажены передовые части 103-й воздушно-десантной дивизии. И вот они уже брали основные важные военные и политические объекты в Кабуле. Разведывательный батальон этой дивизии выскочил к дворцу, который был взят нашими, и, не опознав в солдатах «мусульманского» батальона своих, ведь они были в афганской одежде, завязал с ними бой. Он прекратился только тогда, когда из батальона спецназа стали кричать десантникам по-русски, используя нецензурные выражения: «Куда вы стреляете в своих?». Никто не погиб, но были ранены два человека и подбита одна боевая машина десанта.

1 января 1980 года «мусульманский» батальон вернулся в Чирчик. 2-го Василий Колесник был уже в Москве и докладывал о результатах операции министру обороны и начальнику ГРУ Генерального штаба. За успешное выполнение боевого задания весь личный состав, принимавший участие в боевых действиях, был награжден орденами и медалями. Василию Васильевичу было присвоено звание Героя Советского Союза.

Василий Колесник скончался в Москве в 2002 году, сразу после возвращения из Владикавказа со встречи выпускников, где он учился в суворовском, а затем в пехотном училище. Похоронен в Донском монастыре вместе со своим сыном Михаилом, погибшим в 1995 году в первую чеченскую войну.

Роман ВИНОКУРОВ.

Фото автора, bratishka.ru, Википедия

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

2 Комментарий (ев)

  1. Уважаемый Александр! Не раз писал, что у офицеров КГБ проблемы с памятью или совестью — во всех своих устных мемуарах они никогда не упоминают имя В.В. Колесника. Рад, что Вы рассказали правду о штурме Дворца Амина. Я был лично знаком с ним, встречались в Москве, а потом у меня дома во Владикавказе. Подготовил большой очерк о нём к 100-летю ОВОДККУ оно будет 16 ноября.

    1. Уважаемый Александр! Не раз писал, что у офицеров КГБ проблемы с памятью или совестью — во всех своих устных мемуарах они никогда не упоминают имя В.В. Колесника. Рад, что Вы рассказали правду о штурме Дворца Амина. Я был лично знаком с ним, встречались в Москве, а потом у меня дома во Владикавказе. Подготовил большой очерк о нём к 100-летю ОВОДККУ оно будет 16 ноября.