Пятница 26 Февраль 2021

Остров Даманский: за кулисами конфликта

«Карибский кризис» по-китайски или кровавая плата за последующий экономический рост КНР?

 

15 марта исполняется 48 лет с момента прекращения активной фазы советско-китайского пограничного конфликта на острове Даманский. Несмотря на то что в последующие годы появилось большое количество материалов как с нашей, так и с китайской стороны о предпосылках, ходе и последствиях самого конфликта, объяснения, зачем китайцам понадобился не представляющий ни стратегического, ни военного отношения остров довольно мало.

 

Историческая справка

 

Российско-китайские отношения не всегда носили исключительно мирный характер и периодически перерастали в острую форму военных столкновений и затяжных конфликтов. Примерами могут послужить оборона Албазинского острога на Амуре в 1685 и 1686 годах, конфликт на КВЖД 1929 года и события на острове Даманский 2–15 марта 1969 года.

История конфликта уходит своими корнями не только в хитросплетения российско-китайских, а затем советско-китайских отношений, но и берет свое начало из-за политической неприязни лидеров двух коммунистических стран, которая обострилась с приходом к власти Н. С. Хрущёва. Выступая на ХХ съезде с критикой культа личности, Н. С. Хрущёв получил негативную оценку со стороны китайского лидера Мао Цзэдуна. Дальнейшая политика советского руководства, связанная с выходом из политической и экономической изоляции и установлением деловых связей со странами Запада, известная как курс мирного сосуществования двух политических систем, была также подвергнута жесткой критике со стороны китайского руководства, считавшего такие контакты ревизионизмом.

Однако поначалу это не проявлялось на советско-китайском политическом и экономическом сотрудничестве. В Китае продолжали действовать советские специалисты, помогавшие отстраивать китайскую экономику, модернизировать сельское хозяйство и промышленность, и обучающие соответствующие местные кадры. А в октябре 1957 г. СССР пошел на очень серьезный шаг, заключив соглашение о содействии Китаю в мирном использовании ядерной энергии и обязавшись передать Китаю технологию производства ядерного оружия. Это послужило становлению КНР как ядерной державы, что поднимало политический авторитет страны, чем политическое руководство Китая и воспользовалось, ввязавшись в вооруженный конфликт с Тайванем в 1958 году и с Индией в 1962 году. Москва же военную и политическую помощь Пекину оказывать не стала, а уже в 1960 году отозвала на родину своих специалистов, работающих в Китае. Также существенно снизились поставки советского сырья, оборудования и запасных частей в Китай, а чуть позже было оглашено требование вернуть кредиты, предоставленные Москвой Пекину, начиная с 1950 года. В ответ на такую риторику китайское руководство осуждает ввод советских войск в Чехословакию в 1968 году, обвинив СССР в агрессии.

Масла в огонь подлили события так называемой культурной революции, проходящей в это время в Китае и связанной с уничтожением традиционных китайских ценностей, массовыми репрессиями и показательными казнями. Всё это происходило на фоне усиления роли армии и армейской верхушки во всех сферах жизни общества КНР. Воинствующий антисоветизм, который к тому времени стал одной из основных доктрин в Китае, приобрел крайне негативные формы, что и вылилось в вооруженный конфликт 1969 года. Этому предшествовали не только постоянные провокации на границе, но и антисоветские дебоши китайских дипломатов в Москве, Ханое, Париже, Багдаде, Алжире и многих других городах, а все официальные партийно-государственные мероприятия в Китае проходили под лозунгом: «Советский Союз — наш смертельный враг».

Уже в 1963 году зафиксированы первые призывы в китайской прессе о территориальных претензиях к советской стороне. Поводом послужили условия Пекинского договора 1860 года, когда линия размежевания границы прошла не по фарватеру Уссури, а по китайскому берегу. Уже в ХХ веке КНР и СССР подписывают соглашение, в котором китайская сторона признает условия договора 1860 года, а также соглашается на то, чтобы реки Амур и Уссури находились под контролем советских пограничных войск. Но, когда потребовался повод для конфликта, именно это соглашение и было поставлено под сомнение китайской стороной.

 

Почему именно Даманский?

 

До 1969 года остров относился к Пожарскому району Приморского края. Удаление острова от советского берега было около 500 м, от китайского — порядка 300 м. С юга на север Даманский вытянут на 1 500–1 800 м, а его ширина достигает 600–700 м. Размеры острова всегда зависели от времени года: весной и летом остров заливали воды Уссури, почти скрывая его из виду, зимой же он возвышался среди льда замерзшей реки, то есть какой-либо хозяйственной или военно-стратегической ценности остров не представлял.Периодически в засушливое время года или в связи с заболачиванием реки остров практически прирастал к китайской территории, а фарватер Уссури проходил между островом и советским берегом.

Основная претензия Китая была основана на положении Парижской мирной конференции 1919 года о том, что границы между государствами, проходящие по руслам рек, должны прокладываться по фарватеру. Но это же положение предусматривало исключения, когда граница не по фарватеру сложилась исторически — по договору, а договоры не имеют обратной силы, и с точки зрения международного права Китай не мог претендовать на остров.

И вот здесь придется отвечать на вопрос не «почему Даманский?», а «зачем?». Для того чтобы ответить на вопрос, нужно еще раз окунуться в политическую ситуацию тех лет в Китае. Сконцентрировав всю власть в своих руках и проведя чистки в коммунистической партии Китая в ходе «культурной революции», Мао Цзэдун столкнулся с тем, что основной союзник — Советский Союз — не просто осуждает все деяния бывших друзей, но и крайне отрицательно относится к внешней политике Китая, перестав поддерживать КНР на международном уровне. В ходе политики разрядки 50–60-х гг. ХХ века со стороны советского руководства по отношению к внешней политике действия Китая расценивались как экстремистские, способные к дестабилизации уже устоявшейся политической системы, которую можно модернизировать к общей выгоде как стран соцлагеря, так и стран капиталистического мира. Чего только стоит заявление Мао о «Карибском кризисе» 1962 года, когда мир подошел к ядерной войне вплотную, но риторика китайского руководителя сводилась к дальнейшей эскалации конфликта, и ядерная угроза миру их не останавливала.

По мнению политического руководства Китая, диалог с идеологическим врагом — это отказ от идей Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина, а вот маоизм — самая чистая интерпретация коммунистических идей. Но как только СССР перестал помогать КНР, в стране, и без того небогатой, прокатился голод, в ходе которого умерли 15 миллионов человек. И тут возникла дилемма — нужно или мириться с СССР (причем Советский Союз был готов к примирению), или идти на поклон к Западу. И был выбран второй путь решения внутриполитической задачи, но для того чтобы заинтересовать Запад, нужно было не только в корне поменять риторику с бывшими союзниками и бывшими врагами, но и на деле доказать способность решить внешнеполитические задачи единственным доступным путем —военного вмешательства. И эта задача была выполнена — несмотря на большие военные потери в ходе конфликта на Даманском, абсолютно ненужный в стратегическом смысле остров фактически остался за китайцами. В ходе ожесточенных боев за остров все захватчики были уничтожены,но на момент подписания перемирия между КНР и СССР 11 сентября 1969 года одно из условий было составлено так, что фактически этот островок стал де-факто китайским, а де-юре стал их территорией в 1991 году. С точки зрения китайской стороны, это преподносилось как победа над «северным врагом» и показывало западному миру, что в борьбе против СССР военный конфликт — это инструмент решения всех вопросов.

 

Итоги:

 

Самое интересное наступило уже после даманских событий, когда руководство КНР делало на внешнеполитической арене всё то же самое, в чем обвиняло СССР, но в гораздо большем объеме, привлекая к себе новые технологии и инвестиции с Запада, устанавливая торговые и экономические контакты с идеологическими и политическими противниками. Именно так и начиналась «мировая фабрика ХХI века», когда совпали интересы западного капитала, который открывал для себя новые рынки сбыта товаров, технологий и расширял производство, и интересы китайского руководства, строившего национальное государство с прогнозируемым экономическим ростом. Однако в последние годы рост экономики КНР, укрепление курса юаня и фактическое его становление резервной валютой после доллара и евро для стран Запада и, в первую очередь, западного капитала не может быть хорошей новостью. Остается надеяться, что, сделав выводы и учитывая ошибки и разногласия прошлых десятилетий, нашим странам выгоднее будет дружить и быть партнерами в мировой политике, чем решать любые вопросы исключительно силовым путем, неся потери в угоду экономическим интересам стран и содружеств, не заинтересованных в укреплении Российской Федерации и наших соседей.

 

Роман САНКИН.

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)