Воскресенье 26 Январь 2020

Экспонаты устают от людей

Старейший сотрудник музея им. Арсеньева — о жизни вещей, скрытой от посетителей

Нина Керчелаева без малого полвека работает главным хранителем приморского музея. Таких людей, как она, называют и хранителями времени, и бойцами невидимого фронта. Их деятельность, в отличие от экскурсоводов, не связана с публичностью. Большую часть времени они проводят в запасниках, сохраняя и продлевая жизнь экспонатам.

Когда музеи в нашей стране совершенно официально называли «рассадниками культуры», в военные годы они считались передовой идеологического фронта. Потом, как говорит Нина Беслановна, для музеев наступили тяжелые времена, и они продолжаются до сих пор.

— Мы мыслим не в категориях музея, а в масштабах края. У музея им. Арсеньева 10 зданий, расходов масса, а средства на содержание секвестируются, — говорит Нина Керечелаева. — Вещи, как люди, проживают свою жизнь, какие-то становятся «инвалидами». Они требуют бережного отношения, а это, в свою очередь, требует денег.

Не каждая вещь, которую по доброте своей приносят в музей или обнаруживают специалисты, признаются музейными памятниками, которые несут в себе важное сообщение следующим поколениям. Сначала им ставят «диагноз». Сотрудник музея должен разглядеть это сообщение. Затем вступает в дело реставратор. Его задача — прочитать и сохранить аутентичные признаки времени. Как говорят в музее, после создателя вещи, к примеру, дамского наряда, самые интимные отношения складываются уже с реставратором. Важно не только восстановить предмет, но сохранить патину времени. Это уже этическая проблема каждого специалиста.

— Мы, как саперы. Ошибаться нельзя, шаг влево, шаг вправо — и можно навсегда уничтожить находку, — подключается к беседе Вера Кобко, реставратор и коллега Нины Керчелаевой. Кстати, в свое время Вера Васильевна много лет проработала хранителем музея им. Арсеньева.

— Для обычного человека профессия хранителя музея ассоциируется с обыденными вещами, например, стиранием пыли с экспонатов…

— И пыль тоже стираем в обязательном порядке. Она очень агрессивная. Вещи просушиваем, проветриваем. После выставки экспонаты надо «подлечить», предоставить покой. Они же устают от людей. У нас хранится около 400 тысяч экспонатов, в том числе документы, фотографии. Площадей для хранения катастрофически не хватает, нам тесно. Так что работы всегда много.

— Сколько в музее им. Арсеньева «видимых» экспонатов, тех, которые экспонируются?

— Здесь наш музей не отличается от других российских. Посетители видят шесть процентов от того, что хранится в музейном фонде. Это не значит, что экспонаты лежат забытыми на складах. Они представляют интерес для исследователей, работников театров.

— Нина Беслановна, а есть у вас любимый экспонат?

— С таким же успехом вы можете спросить у многодетной матери, какой ребенок у нее самый любимый. Мы стараемся не привязываться к экспонатам. Это вредно. Музейные ценности — достояние всех. Конечно, у хранителей музеев есть предметы, о которых они рассказывают с особым интересом, но любимчиков нет.

Но в одном однозначно уверена Нина Беслановна: у каждого музейного экспоната есть своя душа, и время от времени они проявляют свой характер.

— Неужели вредничают? — удивляюсь.

— Бывает и такое. Могут от тебя прятаться. Вроде ты его видишь, а в то же самое время нет. Мистика, одним словом, — улыбается Нина Беслановна.

— И привидения есть? В некоторых музеях любят рассказывать необычные истории. В одной из владивостокских галерей мне рассказывали, что там по ночам двигаются фигурки терракотовых воинов. Это, конечно, хороший пиар-ход. А у вас призраки имеются?

— Могу привести такой пример из истории музея. К нам попал один старинный струнный музыкальный инструмент. Услышали, что внутри него катается какой-то шарик. Отверстие маленькое, что там конкретно, разглядеть невозможно. Прошло лет 15, в музей приехал японский исследователь музыкальной культуры. Он рассказал, что этот шарик не что иное, как душа инструмента. Древние мастера очень редко, но оставляли такие «знаки».

— Нина Беслановна, вы почти 50 лет работаете в музее. Какие качества необходимы работникам таких учреждений прежде всего?

— Любознательность. Иначе рано или поздно ты уйдешь. А скорее всего, рано. Если нет интереса к людям, предметам, место работы держать не будет, музей своим существом тебя просто отринет. Так было не раз в истории и нашего музея. Так что случайных людей здесь нет.

Анна СТЕПАНОВА.

Фото автора.

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)