Понедельник 19 Февраль 2018

А был ли Штирлиц?

Небольшой обзор прототипов известного разведчика

 

22 января в историческом центре Владивостока был открыт памятник легендарному литературному персонажу Максу Отто фон Штирлицу, более известному как Максим Максимович Исаев, что тоже не является настоящим именем нашего героя. Читавшие все 14 романов Юлиана Семёнова о похождениях разведчика помнят настоящее его имя — Всеволод Владимирович Владимиров, однако и это тоже вымышленный персонаж. Так кто же послужил прототипом Владимирову-Исаеву-Штирлицу и его киновоплощению в фильме «Семнадцать мгновений весны»? На это место разные исследователи ставят сразу несколько исторических фигур.

 

Истинный ариец

Если обратиться к источникам, то можно сразу же ознакомиться с официальной версией того, кто мог стать прототипом известного разведчика. К сожалению, этот человек никогда не был нашим соотечественником. Более того, будучи по происхождению чистокровным немцем, сам сознательно пошел на вербовку в 1929 году и получил оперативный псевдоним Брайтенбах. Звали этого человека Вилли Леман, и служил он не в военной разведке Абвер, как Штирлиц, а в тайной полиции нацистской Германии Гестапо в звании гауптштурмфюрера СС. Дело в том, что внедрение разведчика-нелегала даже с безукоризненной легендой в любые структуры куда как тяжелее, чем самая обычная вербовка. А учитывая, что генеалогическое древо всех членов СС в Германии проверялось с XVIII века, шансов у литературного персонажа выдать себя за чистокровного немца не было никаких.

Всё это было прекрасно известно советской разведке, и никто бы на такую авантюру не пошел. Так что прототипом Вилли Леман был, скорее всего, номинальным. Даже по внешнему виду Леман и Штирлиц отличались друг от друга. Штирлиц — заядлый спортсмен, обладатель отличного здоровья, высокий, статный и красивый мужчина в возрасте 45 лет. А Леман был невысокого роста, полный и болезненный человек. Имел непривлекательное скуластое лицо, лысину, и на момент своего провала в 1942 году ему исполнилось 58 лет, к тому же он был женат, в отличие от «холостяка» Штирлица.

И тем не менее то, что сделал Брайтенбах, действительно не имело цены. Занимаясь вопросами контрразведывательного обеспечения оборонной промышленности и военного строительства Германии 30–40-х годов XX века, он передавал советской стороне абсолютно всё, с чем имел дело. В частности, именно он передал информацию о первых реактивных баллистических снарядах «Фау-1», данные о немецких подводных лодках и о производстве синтетического бензина. Не менее ценная информация была также о методах работы спецслужб Германии и об их структуре. А будучи офицером тайной полиции, всегда мог предупредить о контрразведывательных мероприятиях в отношении советских агентов, спасая их от разоблачения и провала.

Эта деятельность и роднит его с литературным героем. Как и то, что провал настоящего советского агента связан с арестом его радиста, заброшенного в Берлин, арестованного и под пытками выдавшего Лемана. Как мы помним, сам Штирлиц был фактически на грани провала после ареста радистки Кэтрин Кин, и лишь счастливая случайность помогла избежать разоблачения. Но что самое интересное в этой истории — автор произведений о советском агенте, Юлиан Семёнов, никогда не знал о Вилли Лемане, так как данные о нем были впервые опубликованы только в 1999 году, долгие годы оставаясь под грифом «Секретно».

 

Блюмкин и Михалков

  А вот о ком знал создатель романов о Штирлице, так это о Якове Блюмкине. Запятнав свою революционную деятельность в эсеровском мятеже 1918 года и убийством немецкого посла графа фон Мирбаха, он, тем не менее, был прощен советской властью. Этого человека высоко ценили создатель ВЧК Феликс Дзержинский и основатель Красной армии Лев Троцкий. А события романа «Бриллианты для диктатуры пролетариата», где действовал тогда еще молодой советский разведчик, почти полностью повторяют один из эпизодов деятельности Блюмкина в годы Гражданской войны. Даже дата рождения у Владимирова и Блюмкина одна и та же — 8 октября 1900 года. А в своей подпольной деятельности он часто использовал два псевдонима — Владимиров и Исаев. Однако Блюмкину так и не простили до конца его старые связи с Троцким, и в 1929 году он был расстрелян.

Михаил Михалков, брат знаменитого писателя Сергея Михалкова, вероятно, стал еще одним прототипом для Юлиана Семёнова, которому было известно о судьбе Михаила. И неудивительно, так как сам писатель был женат на приемной дочери Сергея Михалкова и прекрасно знал историю попавшего в годы войны в немецкий плен родственника. Опираясь на прекрасное знание немецкого языка, Михаил выдал себя за так называемого фольксдойче — этнического немца с Украины. Устроившись на должность снабженца в штабной роте танковой дивизии СС «Великая Германия», он в ходе немецкого отступления, оказавшись в Венгрии, бежал. Сначала в Швейцарию, а затем в Латвию. Убив офицера СС из дивизии «Мёртвая голова», делает несколько безуспешных попыток пересечь линию фронта, выдавая себя за командира немецкой танковой роты. Лишь только в феврале 1945 года смог выйти к своим и передать все сведения, накопленные за это время.

Отсидев пять лет после войны, он был реабилитирован и позже написал автобиографическую книгу «В лабиринтах смертельного риска». А такие элементы, как знание в совершенстве немецкого языка, пленение в форме немецкого офицера, арест и срок в СССР, также послужили прототипом Штирлица в произведениях Юлиана Семёнова.

 

Гранит

Однако никто из вышеперечисленных людей не обладал теми качествами характера, которые мастерски описал автор в своей книге о событиях весны 1945 года. Этот человек не только существовал, но и тоже был одним из прототипов Штирлица. Он даже принимал непосредственное участие в создании киноленты «Семнадцать мгновений весны» и под вымышленной фамилией Мишин фигурирует в титрах. Юлиан Семёнов впоследствии рассказывал, что все черты характера киногероя соответствуют резиденту советской разведки под оперативным псевдонимом Гранит, за которым скрывался американец русского происхождения Норман Бородин.

Бородин всегда производил очень приятное впечатление, был тактичен и обладал тонким чувством юмора. В любых ситуациях сохранял абсолютное спокойствие и нечеловеческую выдержку. По воспоминаниям людей, лично знавших его, ничто и никогда не могло заставить его выдать свои истинные чувства. С 1941 года Норман Бородин действовал в Берлине разведчиком-нелегалом под легендой американца-добровольца в швейцарском отделении Красного Креста. Создал разветвленную разведывательную сеть, которая успешно работала до самого конца войны, а самого его так никто и не разоблачил, несмотря на все ухищрения немецких спецслужб.

В 1947 году Бородин вернулся на родину, а в 1949 году попал под следствие и был сослан в Караганду, где и познакомился с Семёновым на почве журналистской и писательской деятельности. Именно факты из биографии Бородина произвели на автора большое впечатление и послужили основой для биографии Штирлица-агента в нацистской Германии. Получив согласие на то, что его образ будет основополагающим, Юлиан Семёнов и создал самый запоминающийся типаж советского разведчика. Который воплотил на киноэкране талантливый артист Вячеслав Тихонов, внешне чем-то неуловимо напоминающий молодого Бородина.

В заключение необходимо вспомнить еще об одном человеке, который послужил отправной точкой к созданию легенды о Штирлице. Когда Семёнов работал в приморских и хабаровских архивах, он общался с еще живыми членами красного подполья Владивостока. Один из них как-то и рассказал автору историю о молодом человеке, имя и отчество которого были Максим Максимович. Этот разносторонне развитый и знавший европейские языки молодой человек появился в городе в 1921 году, а когда в 1922-м город освободили красные части, то его много раз видели в форме красного командира в окружении командарма И. Уборевича. Позже на основе архивных данных Семёнов установил, что именно Максима Максимовича отправил на Дальний Восток с разведывательной деятельностью Феликс Дзержинский. Больше ничего автор эпопеи о разведчике выяснить не смог, так как остальные документы до сих пор находятся под грифом секретности.

Роман САНКИН.

Фото 1. Вилли Леман.

Фото 2. Яков Блюмкин.

Фото 3. Михаил Михалков.

Фото 4. Норман Бородин.

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

0 Комментарий (ев)