Четверг 26 Апрель 2018

«Мы не дрогнули на Даманском»

Ветеран вспоминает, как отражал вторжение китайцев на острове Даманский

Фёдор Сошников полагал, что будет нести военную службу в спортивной роте, а оказался пограничником. И был одним из тех, кто отражал атаку китайцев, вторгшихся на остров Даманский 2 марта 1969 года. Он выжил, в отличие от многих своих сослуживцев, и считает, что вступи советские регулярные войска в конфликт раньше, многих бойцов можно было бы спасти.

 

Фёдора Сошникова не должно было быть на Даманском. Родившийся в Уссурийске в 1949 году Фёдор Егорович с детства увлекался боксом, имел первый спортивный разряд, объездил почти весь дальневосточный регион. Был призером первенства Дальнего Востока среди юношей в средней весовой категории. И полагал, что, когда придет время нести воинскую службу, его заберут в спортивную роту, которая на момент его призыва в армию в 1968 году находилась в поселке Барабаше. Но в спортроту его не взяли.

— Призывную комиссию разместили не во Владивостоке, как обычно, а в Уссурийске, в Доме культуры им. Чумака, — вспоминает ветеран. — Я уже готовился идти служить в спортивную роту, как боксер Казаков, братья Ломоносовы, которые потом играли за владивостокский баскетбольный «Спартак». Но, в отличие от них, меня туда не призвали. А еще с несколькими парнями забрали в пограничники и направили в 57-й погранотряд под Дальнереченском.

Службу нельзя было назвать спокойной. В то время Советский Союз был для Китая врагом номер один. Китайцы — простые рыбаки, крестьяне — постоянно нарушали границу: переплывали пограничную реку Уссури на лодках, зимой переходили по льду. Разбрасывали листовки и китайскую водку. Наверное, думали: «Раз русские пьют водку, пусть и нашу попробуют». Я сам не пил. Но, как говорили сослуживцы, их водка была противная. А в листовках указывалось: СССР ведет террористическую международную политику, и в нашей стране необходима смена власти.

В наряд с погранзаставы, находившейся в нескольких километрах от границы, выходило по четыре человека. Китайцев перебиралось на нашу сторону по пять, а то и по 15 человек. Одним нарядом мы ничего не могли бы с ними сделать, тем более что применять оружие запрещалось. Поэтому после каждого нарушения границы по тревоге поднималась вся застава, ее численность составляла 40 бойцов, и китайцев буквально силой вытесняли с нашего берега. Такие столкновения происходили по три-четыре раза в неделю.

Всё изменилось 2 марта. В 10 утра в наблюдательные бинокли мы увидели, что в районе границы, которую охраняла застава «Нижне-Михайловская», идет бой. Как потом выяснилось, китайцы еще в ночь с 1-го на 2-е в количестве трехсот человек перешли на остров Даманский, организовав засаду. Еще до 30 человек уже перешли днем. Им навстречу вышла группа пограничников под командованием начальника заставы старшего лейтенанта Ивана Стрельникова. Но все они были расстреляны практически в упор.

Наша 57-я застава сразу же выдвинулась к месту боя. Признаться, было страшно. Еще недавно я наслаждался мирной жизнью, ходил на танцы, а сейчас нужно было идти на войну. Но никто не дрогнул. Я тогда использовал три автоматных рожка. Ствол автомата Калашникова накалялся так сильно, что, чтобы его остудить, приходилось втыкать дулом в снег. Бросал гранаты. Противник был от нас метрах в 30–40.

Китайцы многократно превосходили нас в живой силе, но мы вытеснили их с Даманского. Не думаю, что смогли бы это сделать, если бы не помощь заставы «Кулебякины сопки», которой командовал старший лейтенант Виталий Бубенин. С ним пришли 22 человека. От вышестоящего командования ему поступил приказ оставить позиции и возвращаться к себе на заставу. Но он нас не бросил.

А потом до 14 марта включительно наступило затишье. Укрепившись на Даманском, все эти дни мы жили в землянках и окопах вместе со вторым пехотным батальоном под руководством подполковника Смирнова. В наше расположение прибыл резерв заставы «Ласточка» во главе со старшим лейтенантом Шороховым в составе 14 человек и заставы «Тартышевка» под командованием лейтенанта Воронкина. В его подчинении находилось 15 бойцов.

Мы не знали, что будет дальше. Полагали, что китайцы опять нагрянут и конфликт перерастет в полномасштабную войну. Но были уверены, что регулярные войска, которые прикреплены к каждому участку границы, нас не бросят. Так и случилось. 15 марта, когда китайцы в количестве около тысячи человек атаковали нас во второй раз, наши войска здорово нам помогли и буквально смяли противника.

На 57-й заставе я прослужил еще год, но вторжений уже не ждали. Всё было тихо, с противоположного берега границу не нарушили ни разу.

Считаю, что можно было избежать больших потерь, если бы регулярные войска оказали нам поддержку еще 2 марта. И больше армия Китая к нам бы не сунулась. Но без приказа из Москвы наши войска вступить в бой не посмели.

С сослуживцами часто ездили на Даманский чтить память наших погибших друзей. Выезжавшие с нами действующие пограничники давали салюты из стрелкового оружия. Но в последнее время китайцы не пускают нас на остров, переданный КНР в 1991 году. Все памятные мероприятия проходят в Дальнереченске.

Роман ВИНОКУРОВ.

Фото автора, думы УГО и Фёдора Сошникова.

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

0 Комментарий (ев)