Суббота 20 Октябрь 2018

«Все мои герои — это я»

Гузель Яхина — о свое нашумевшем романе «Зулейха открывает глаза»

Гостем студии «Владивосток FM» и редакции газеты «Дальневосточные ведомости» стала популярная российская писательница. Ее приезд в наш город для поклонников Гузели Яхиной стал настоящим событием. Она общалась с приморцами во время пресс-конференции, прошедшей 12 апреля в ДВФУ, а главное — стала ведущей «Тотального диктанта». Во время него звучали отрывки из ее новой книги «Дети мои».

Гузель Яхина внешне совсем не тянет на писательницу, которой вполне допустимо купаться в лучах славы. Хотя ее роман «Зулейха открывает глаза», рассказывающий о раскулачивании 30-х годов прошлого века, моментально покорил и простых читателей, и людей с весом в литературном мире. Людмила Улицкая сказала так: «Этот роман попадает в самое сердце».  Дебютантка Гузель Яхина получила за него сразу три престижные премии — «Большая книга» (призовой фонд — 3 миллиона рублей), «Книга года» и «Ясная Поляна». Произведение уже переведено на 29 языков мира.

Гузель держится очень просто, искренне отвечает на вопросы, даже если они выставляют ее не в самом выгодном свете.

— Гузель, откуда и как вы ворвались на литературный олимп? Мы знаем, что вы из Казани, что еще расскажете о себе?

— Врываться я никуда не собиралась. Моя задача минимум была дописать текст до конца, а максимум — выпустить его в хорошем издательстве. Вот и все планы. А всё, что случилось после, произошло, видимо, по велению звезд. И я не могла этого ожидать. Что касается меня, Казань — мой любимый родной город. Там отучилась, потом переехала в Москву. Вот уже почти 20 лет живу на два города. В Казани — мои родители, а в Москве — муж, дочка.

— Вы произнесли такую фразу: «по велению звезд». Наша беседа проходит в удивительное время. На календаре — пятница, 13-е, на часах — 13 часов 13 минут. Вы суеверный человек?

— Суеверной была Зулейха. Я не мистик никаким образом. Наоборот, мне кажется забавным, что мы говорим в такое интересное время.

— Вчера вы проводили пресс-конференцию с жителями Владивостока. Прозвучал ли вопрос, который поставил вас в тупик? И есть ли вопросы, на которые вы ни за что не ответите?

— Не скажу про тупик, но один вопрос меня позабавил. Он почему-то касался событий в Сирии. А про что я не стану рассказывать, так это про свою личную жизнь. Семья — это одна сторона жизни, творчество — другая. На вопросы о личном отвечаю уклончиво или отшучиваюсь, если получается. Вчерашняя пресс-конференция получилась очень дружелюбной, продолжалась даже дольше, чем планировали.

— Как приходит осознание, что пора-пора браться за перо? Как в эпизоде из фильма «Весна» с Любовью Орловой: сел, задумался, открыл?

— Знаете, я очень долго с собой боролась, хотелось написать книгу давно. Время от времени удавалось это желание утоптать, утрамбовать, засунуть подальше в карман. В конце концов, желание писать оказалось сильнее, оно победило, пришлось браться за перо.

— И это прекрасно. Сколько времени заняла работа над книгой, которая в сердце была давно?

— Я бы сказала, что три года, потому что первые два скорее были подготовительными. Тогда начитывался материал, пыталась писать, но ничего не получалось. Героев была масса, они росли, множились, знакомились друг с другом, жили своей жизнью. И я абсолютно не понимала, что мне с этим огромным количеством героев делать и как складывать сюжет. Поэтому я пошла учиться в московскую Школу кино на сценариста. И вот уже, написав сценарий, который так и назывался «Зулейха открывает глаза», и имея развернутый план истории, удалось достаточно быстро, за восемь месяцев, написать книгу.

— Рассказывая о романе про Зулейху, вы часто вспоминаете свою бабушку. А насколько роман автобиографичен?

— Ни насколько. От бабушки скорее шло вдохновение и некоторые эмоциональные посылы. Но информацию, факты больше брала из мемуаров других раскулаченных. Таких документов я прочитала очень много. Таким образом, история получается вымышленная, но она сложена из кусочков правды. Подсматривая, подглядывая, я старалась находить какие-то общие мотивы, чтобы история была о многих людях, а не  только о моей бабушке. Возможно, поэтому после выхода книги я стала получать письма от людей, которые описывали судьбы своих предков, попавших в такие же страшные ситуации, как в книге. Это стало для меня вторым погружением в материал, очень сложным и очень волнующим.

— Флобер говорил: «Мадам Бовари — это я». С кем из своих героев вы себя ассоциируете?

— Со всеми и с каждым.

— Закоренелых циников волнует вопрос: писательство — это ваша основная работа, единственный способ поступления денег?

— В последние года четыре я действительно занимаюсь исключительно тем, что пишу. Я очень признательна моему первому роману за то, что он мне позволил написать второй — «Дети мои». Он уже готов, появится в мае.

— Можете сказать несколько слов о новом произведении или будет раскрыта интрига?

— Расскажу с радостью. Эта книга о судьбе немцев Поволжья, вернее, о судьбе немецкой автономии на Волге. Роман охватывает время с 1918 по 1938 год, то есть почти до момента ее исчезновения. С одной стороны, это исторический пласт, а пласт личностный, психологический — это судьба деревенского учителя, маленького человека, которого зовут Яков Иванович Бах. Он живет очень неприметно, скучно и согласен со скучностью своего бытия. Но вдруг в его жизнь врывается совершенно особенная история, она буквально швыряет его в творчество, в сложные отношения с женщиной и вынужденное отцовство. Таким образом, маленький человек превращается в настоящего большого героя.

— Фамилия Бах выбрана неслучайно?

— Спасибо за вопрос. Я позволила себе наделить героев романа, в том числе второстепенных, известными немецкими фамилиями. У меня есть председатель сельсовета Дитрих, кузнец по фамилии Бенц, коммунист Гофман. Мне показался такой ход уместным, хотя нет никаких прямых аллюзий к историческим личностям. Просто хотелось подчеркнуть связь тех немцев, которые жили в советские годы на Волге, с предками, которые остались на исторической родине. Также показалось интересным подчеркнуть контраст между маленькими людьми, а все, кого я описываю в романе, именно такие, скромные советские колхозники, с великими немцами, имена которых они носят.

— Вам приходилось выезжать в Поволжье, чтобы окунуться в атмосферу будущего романа?

— Обязательно. Туда я поехала после года мучения над текстом, когда поняла, что он не складывается. Отправилась в Саратов, Энгельс, Маркс, ходила по улицам, библиотекам. Но самые яркие впечатления произвели, конечно, музеи, где, кажется, жизнь поволжских немцев только и осталась. Вокруг ее уже нет. В музее города Энгельса я сделала интересное открытие. До этого очень долго искала художественную немую ленту, снятую в 1929 году на студии «Немкино». Это фильм, где есть лица настоящих советских немцев. В главных ролях снялись профессиональные актеры, а все остальные герои — обычные люди. И вдруг в музее я вижу экран, где этот фильм демонстрируется. Там я провела, наверное, часа три, тайно от служителей фотографируя кадры этой картины. И позже в своем романе я просто срисовала лица, что называется, с натуры. Для меня этот фильм послужил источником и материала, и информации, и вдохновения.

— Такой вопрос: вас не пугает огромное количество низкопробной литературы, заполонившей сегодня страну. У людей деньги есть, страдают талантом графоманства и массово издают свои книги. Может, надо как-то узаконить этот процесс?

— По-моему, каждый сам отвечает за то, что он впускает в себя. Мы же отвечаем за то, что едим или смотрим. Здесь важно самому принять для себя решение — читать или не читать. Меня больше пугают другие вещи.

— А какие именно?

— Как ни странно, пока писала роман «Дети мои», пугал сам факт того, что он появится. Понимала, что внимание к нему будет достаточно серьезным, ошибок не простят, как было в первый раз.

— Неужели в «Зулейхе» были ошибки?

— Да. В мой адрес звучало много критики, и рецензии были далеко не всегда хвалебными, а наоборот, суровыми.

— Что посоветуете людям, которые, послушав вас, тоже захотят заняться писательством?

— Совет один — пишите.

Записала Ирина ФАСОВА.

Фото Кати Карпутиной.

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

0 Комментарий (ев)