Четверг 17 Октябрь 2019

В послевоенные годы покончить с бандитизмом в Приморье помогли народные дружины

Ветераны уголовного розыска о репрессиях, бандитизме и службе

Сотрудники Управления уголовного розыска приморской полиции организовали встречу с ветеранами по случаю предстоящего юбилея. На чествовании участники встречи воспоминали яркие эпизоды своей деятельности.

— Я родился в милиции и, дай бог, в ней и помру, — делится воспоминаниями Алексей Иванович Некипелов. — Она для меня как мать.
Алексей Иванович закончил службу в звании начальника Управления уголовного розыска. На его становление как эффективной работающей структуры он положил всю свою жизнь. Жизнь потому была непростой.
— Когда мы с коллегами пришли в отделение внутренних дел Ленинского района, среднее специальное образование было у двоих из нас. Из-за этого никто не получал звания выше майора. Однако практический опыт работы был громаден.
Людям, стоявшим у истоков развития МВД, предстоял длинный путь самообразования. Требовалось мыслить обширно так, как того требовал долг службы. В ряду коллег Алексея Ивановича было много бывших фронтовиков ВОВ, что не могло пройти бесследно. Наличие школы жизни позволяло видеть в мире несправедливость.
В те времена в крае преступность достигла столь угрожающих масштабов, что привлекла внимание ЦК КПСС. Он специальным постановлением поручил МВД покончить с бандитизмом. Особенно сильно преступность проявила себя в Находке. Туда и направили перспективного специалиста.
Как решалась эта задача? Для поимки преступников начальник использовал уже готовые и проверенные схемы. Прежде всего, Алексей Иванович привлек к работе народные дружины. Затем занялся дисциплиной личного состава. Обычное утро начиналось в кабинете Алексея Ивановича встречей с оперативной группой.
— Представьте себе, у моего круглого стола собирается 25 участковых, 25 следователей, 25 рядовых милиционеров, — вспоминает ветеран, — и с каждым я прорабатываю стратегию их работы. Каждый отчитывался. 80, а то и 90 % дел удалось закрыть. Это был небывалый успех!
Иван Андреевич Трикоз, один из его коллег, ныне – тоже ветеран, ставит заслуги своего начальника ещё выше:
— Посмотреть на то, как организовать работу УМВД, приезжали со всего Дальнего Востока.
Рассказы о былых временах сами собой подталкивают к сравнению с современной полицией.
— Чтобы сравнить работу, мало просто полагаться на слова, что витают в воздухе! – заявил Алексей Иванович. — Нужно видеть работу изнутри, необходимо знать, как работает каждый, а помимо этого, я попросту не могу быть объективен.
Его коллега, Иван Андреевич, считает несколько иначе:
— Вот сейчас часто говорят о каких-то неправомерных действиях полиции. В наше время такого не было! А сейчас все смотрят западные фильмы, в которых полиция над преступниками по-всякому измывается, и думают, что так и происходит на самом деле. Производителей этих фильмов… Не знаю, чтобы я с ними за это сделал! – делится эмоциями ветеран. – Сейчас и подозреваемые ведут себя по-другому, знают свои права, требуют адвокатов. Не знаю… Наверное, это правильно.
Меняются не только подозреваемые – меняется само время. Сейчас все мы хотя бы слышали о том, что раньше оставалось за стенами полиции. Первопроходцем в переосмыслении истории выступил Александр Солженицын со своими произведениями. Они пролили свет на темные прежде страницы прошлого. Однако для высокопоставленных полицейских они были их работой.
— Ну… А что здесь скрывать? Это история! – с неудовольствием комментирует Алексей Иванович. — Я и до Солженицына знал о том, что творилось в лагерях. Да, это было. Однако к самому Солженицыну у меня двойственное отношение. С одной стороны, он молодец, раз донёс людям правду, а с другой – воевал он не так, как подобает советскому гражданину.
Ветеран рассказывает о жертвах в рядах милиции. От своих предшественников ветеран узнал, что в здание современного Управления МВД, в его подвалы, свозили подозрительных граждан, выловленных в ночное время. Выходило где-то по 50 человек. Туда внедряли агентов от милиции, чтобы разузнать, кто из этой массы является преступником. Но наутро, бывало так, что их раскрывали, и по три-четыре человека душили.
Вопрос о репрессиях является болезненным и для самих милиционеров.
— В нашей большой семье при упоминании Сталина все мигом замолкали и оборачивались — настолько было страшно, — говорит Иван Андреевич. – А о Солженицыне я и говорить не хочу. Согласен с коллегой, он молодец, что донёс правду, но его дальнейшая деятельность мне неприятна. То, как он расследовал якобы изнасилования немок советскими солдатами, а зверствами немцев почему-то не интересовался… Не то, что достойно моего уважения.
— Конечно, времена 30-х и 40-х годов оставили неизгладимый след в истории нашей страны, — с тяжелым вздохом признает второй ветеран. — Но наше общество способно пережить эту большую утрату!
В ходе встречи ветераны уголовного розыска посетили монумент, посвящённый сотрудникам органов внутренних дел, погибшим при исполнении служебного долга, и сфотографировались на фоне Свято-Игоревского храма.
Никита ПОЛЯКОВ

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)