Вторник 12 Ноябрь 2019

Полвека «Пражской весне»

Воспоминания участника ввода советских войск в Чехословакию в 1968 году

Пятьдесят лет назад 21 августа 1968 года войска стран Варшавского договора, за исключением Румынии, вторглись в Чехословакию. Одним из участников тех событий был житель Уссурийска Валентин Лясковский, которому на днях исполнилось 82 года.

Валентин Лясковский родился в Винницкой области в 1936 году. Начинал службу в Калининграде в 1956 году, с 1966 по 1972 год находился в городе Плауэн, в Южной Германии. Именно отсюда офицера мотострелкового полка вместе со всей его частью в августе 1968 года перебросили в Чехословакию.

— В Чехословакию мы вошли 22 августа 1968 года, — рассказывает подполковник в отставке Валентин Лясковский, последние 29 лет руководивший музеем Дома офицеров российской армии в Уссурийске. — Я это точно помню. Это произошло спустя несколько дней после моего дня рождения, 17 августа. Командование объяснило, что в этой стране не всё в порядке. И мы выдвинулись. В первые дни, когда пересекли границу с Чехословакией, бывало, местные жители бросали по бэтээрам из домов стеклянные бутылки. Но мы никак на это не отвечали.

Расположились в лесу, за городом Тахов (на западе современной Чехии, недалеко от границы с Германией. — Авт.). В нашем пехотном полку было 2,5 тысячи человек, включая танкистов и артиллеристов. Участия в вооруженных столкновениях не принимали, выполняли задачу по сохранению порядка в городе. У нас даже не было боеприпасов. Оружие было, а боеприпасов — нет. Не полагалось. Их выдавали только в ночное время для охраны лагеря. Исключение было сделано для взвода или роты, уже не помню, постоянной боеготовности. Остальные занимались боевой подготовкой.

Что входило в ваши обязанности?

— Была создана постоянная группа, которая ночью выходила в Тахов и наклеивала памятки с призывами к спокойствию. По-видимому, их привозили из Германии. На задание отправлялись двумя группами в общей сложности человек по восемь-десять бойцов, прапорщик и я — за старшего. Клеить начинали часов в 10–11 вечера и до двенадцати-часа ночи. Днем заниматься такой агитацией не разрешали, и с чехами, хотя и работали по ночам, старались не встречаться. За август-сентябрь расклеили тысячи таких бумаг.

Листовки старались помещать на стекла витрин магазинов, там, где обычно ходит больше народу. И клеили на латексный клей. А он имеет такое свойство, что его потом уже «зубами» не оторвешь.

Когда обстановка более или менее наладилась и в листовках уже не было необходимости, чехи говорили, что их очень тяжело отскабливать с окон.

И всё-таки общались с местным населением?

— Да. К нам в часть часто приходили покушать и просто поговорить цыгане. И с чехами разговаривали о житье-бытье. Но о том, почему мы пришли в их страну, разговоров не было.

В целом народ спокойный, и отношение к нам было нормальное. Потом спустя какое-то время проводили в части встречи с руководством города, представителями партийных органов. И они благодарили, что поддержали в тяжелую минуту, не дав разгореться противостоянию, как это было в 1956 году в Венгрии, когда там дошло до применения оружия. Я не видел в людях ни злобы, ни агрессии. Да, некоторые встречали с кирпичами, но потом с цветами провожали. Немцы, кстати, нас тоже провожали, когда мы направлялись в Чехословакию, а по возвращении в Германию встречали с цветами. Это было уже с 5 на 6 декабря 1968 года.

Подумав, он произнес:

— Прошло столько лет, но я не могу понять, зачем мы входили в Чехословакию? Не надо вмешиваться во внутренние дела других стран, каждый народ сам должен решать свою судьбу.

Еще один мой собеседник не был в Чехословакии. Но именно в те дни, находясь в Восточной Германии, общался с военными, входившими в эту страну.

— Я видел наших военнослужащих, которые были Чехословакии, — рассказывает житель Октябрьского района Игорь Юрин, служивший в группе советских войск в Германии и в Афганистане. — Несколько дней пересекались с ними на пересыльном пункте после того, как они выходили из этой страны. Обычно общались где-то в кафе, но сильно много они не откровенничали. Были не радостные. Рассказывали, что, когда в Чехословакию входили танковые колонны, местное население закидывало их камнями. Приходилось сдерживать, стрелять, убивать. Кто-то оказывал сопротивление. Но в кого они стреляли, я не знаю, говорили лишь, что старались меньше применять оружие.

Зачем они туда входили, сказать не могли. Когда партийный билет в кармане, здорово-то начальство не спрашивают. Приказали — пошли. Знали, что есть Варшавский договор, и исполняли свой долг перед Родиной.

Справка ДВВ: В ночь на 21 августа 1968 года в Чехословакию были введены войска пяти стран Варшавского договора (СССР, Болгарии, Венгрии, ГДР и Польши). Операция, получившая кодовое название «Дунай», преследовала цель прекратить происходивший в ЧССР процесс реформ, инициированных первым секретарем ЦК КП Чехословакии Александром Дубчеком «Пражскую весну». Перспектива выхода ЧССР из Варшавского договора, в результате которого произошел бы неизбежный подрыв восточноевропейской системы военной безопасности, была для СССР неприемлема. В результате ввода войск в ЧССР произошла кардинальная смена курса чехословацкого руководства. Был прерван процесс политических и экономических реформ в стране. 17 октября 1968 года начался поэтапный вывод союзных войск с территории Чехословакии, который завершился к середине ноября.

Роман ВИНОКУРОВ.

Фото автора и Игоря Юрина.

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

1 Комментарий (ев)

  1. Чехи и немцем прекрасо встретили. Мощная армия много танков и ни одного выстрела. Великолепная чешская промышленность всю войну снабжала немцев автомашинами танками итд оружием сколько сот тысяч солдат советской армии убито эти оружием в 1941 -1945 гг.