Суббота 17 Ноябрь 2018

«Люблю Приморье, но гордиться им сложнее»

Разбираем очередную редакционную почту

***
«Мы, жители с. Малая Кема Тернейского района, обращаемся к вам с серьезной проблемой. Наше маленькое село, которое отдалено от райцентра на 100 км, находится на грани вымирания. На данный момент местная администрация обязывает нас приватизировать свои земельные участки. Мы и не против, но беда в том, что мы не можем оформить землю, пока заново не приватизируем свои квартиры. Нам сказали, что мы должны поменять статус жилого помещения. То есть квартира должна стать «частью жилого помещения блокированной застройки». Какая блокированная застройка? У нас обыкновенные деревенские брусовые домишки с печкой. В паспортах в графе «прописка» указаны улица, номер дома и номер квартиры — один или два (больших строений нет). Процедура вторичной приватизации для нас немыслимо дорогая — в пределах 20 тысяч рублей. Еще столько же придется заплатить за оформление земельного участка, и это при наших-то пенсиях! Наше мнение, что это просто грабеж населения. Мы уже обратились в прокуратуру Приморского края. Надеемся, что с ситуацией разберутся».
А. Я. Белова, В. М. Никитин, Л. Н. Штифонова и еще семь подписей.

***
«Хочу через вашу газету рассказать о себе. Больше искать помощи мне пока негде. Я из категории так называемых украинских беженцев. Во Владивосток вместе с братом и двумя маленькими детьми приехала еще в 2015 году. Мы из Донецкой области, города Горловка, который до сих пор остается «горячей точкой». Сюда бежали от войны. Причем буквально через несколько часов, как мы поездом двинулись в Россию, железнодорожные пути разбомбили. Можно сказать, чудом остались живы.
Во Владивостоке с братом устроились работать на автомойку. Хотя по специальности я повар, но всё, что могли предложить в центре занятости, — работа в детском саду. Зарплата — 5 тысяч рублей. Что делать с такими деньгами? Но и того, что платили на автомойке, не хватало. Только аренда квартиры — 18 тысяч рублей в месяц. При этом главная задача — получить российское гражданство. Чтобы его оформить, нужна не одна тысяча рублей. Одни переводы документов с украинского на русский, заверенные нотариусом, чего стоят. Нам посоветовали перебраться в Артём. На периферии вроде бы документы оформить проще. В итоге мне гражданство дали, а дети так и остаются иностранцами. За это время я родила третьего ребенка. У него русское свидетельство о рождении, но, оказывается, оно ничего не значит. В УФМС мне сказали, что для оформления гражданства на детей нужна постоянная прописка, а где мне ее взять? На оформление пакета документов дали месяц, а потом, сказали, что грозит депортация. Таковы новые миграционные правила. Но возвращаться нам некуда, дом в Горловке разбомбили. Да и к Приморью уже успели привязаться»
Марина, г. Артём.

***
«Хотелось бы поделиться своими мыслями по поводу того, что сейчас происходит в нашем крае. Какие тенденции наблюдаются за последние 20 лет? Безрадостные, на мой взгляд. И, думаю, со мной согласятся многие. Развалили до основания бесплатное здравоохранение. Есть у тебя деньги — будешь жить, нет — жизнь под вопросом. Образование в вузах уже доступно не всем по той же причине — деньги. Не за горами платное среднее образование, детсады. Хотя и тут на первом месте финансы. Дети обеспеченных родителей всегда находятся в более привилегированных условиях. Некогда абсолютно бесплатные спортивные секции — анахронизм.
Цены на продукты питания первой необходимости растут быстрее инфляции. В итоге народ не может полноценно и качественно питаться. Сливочное масло, мясо, творог, сыр — уже роскошь для простых приморцев. Быть бы живу, не до жиру.
В Конституции сказано: народ имеет право жить в чистой экологический среде. А как это выглядит на деле? Приморье затравили химическими продуктами. Плодородные земли, отданные в аренду иностранцам, через два-три года превращаются в чахлую пустыню. В то же время своего крестьянина давят так, что люди клянут себя за то, что влезли в сельскохозяйственное ярмо. А китайской продукции в Приморье зеленый свет. Разве это нормально?
Находка задыхается от угольной пыли, и конца решения проблемы не видно. В Спасском районе развернули «свинские Васюки». Местные жители не знают, куда деваться от зловония. А скоро все свинские отходы поплывут в Уссури, и прощай речная живность и здоровье населения.
Леса варварски уничтожаются. И ощущение, что это видят только обычные приморцы, но не власти предержащие. Им, наверное, выгоднее смотреть в другую сторону. Люблю Приморский край, но гордиться им сложнее».
С уважением, Михаил Гнатко, Пожарский район.

***
«Владивосток превращается в большую помойку, и это факт. Житель любого района назовет десятки мест, похожих на мини-Горностай. Расскажу о своей «горячей мусорной точке». В окрестностях Камского переулка, 12 есть объездная дорога, которая идет от местного рынка. На этой в кавычках дороге участились случаи сброса отходов. Приезжают все кому не лень и скидывают вонючие мешки. Дошло до наглости, эти «мусорщики» даже полиции не боятся. Я пообещала одному из приезжих, что сообщу сведения о нем и номер его машины в правоохранительные органы, а он только посмеялся. Может, надо ужесточать наказание за преступления против природы, вводить экологическую полицию? Это фото было снято месяц назад, сейчас обстановка еще хуже».
Людмила, г. Владивосток.

***
«Уважаемая редакция! Две недели назад со мной случилась невероятная, по моим личным меркам, история. Я ехал в село Ильмаковку Анучинского района на своем автомобиле. Не доезжая до пункта назначения несколько километров, посреди тайги, прямо посередине трассы обнаружил трех котят примерно двухнедельного возраста. Они ползали рядом с уже бездыханным тельцем своего «раскатанного» в лепешку сородича. Малыши пытались мяукать, но открывали рты уже беззвучно, видимо, сорвали связки. Очевидно, некая бессердечная тварь, которую сложно считать человеком, проезжая мимо, таким жестоким образом избавилась от новорожденных котят. Наверное, гуманнее было б утопить, если раздать некому. А так они оказались обречены на мучительную смерть либо от голода, либо под колесами проезжающих автомобилей. Хлестал очередной тайфунный ливень, вечерело.
Я не кошатник, у меня дома живет единственный кот Беляш, и собирать ему хвостатое окружение никак не планировал. Но думал недолго и решил хотя бы просто спасти невинные кошачьи жизни. Забрал их с собой, в свой частный дом. Котятки обогрелись, чуть отъелись, а дочки придумали им имена — Черныш, Бублик и Кнопочка. Что я буду делать с ними дальше? Когда подрастут и окрепнут, попробую пристроить их в добрые руки. А не получится — ну так и будут жить у меня.
И если это письмо случайно увидит тот (та), кто вышвырнул котят на заброшенную дорогу, пусть знает: котятки не погибли. И они будут жить».
С уважением, Герман Морозов, г. Арсеньев.
Дорогие читатели, мы рады, что вы читаете нашу газету и делаете ее вместе с нами. Мы по-прежнему ждем ваших писем. Делитесь новостями: хорошими и не очень, рассказывайте об интересных людях и событиях. Мы всегда рады общению с вами.
Письма читала Анна СТЕПАНОВА.

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

0 Комментарий (ев)