Суббота 17 Ноябрь 2018

Алесандр Майзель: в преступнике я всегда видел человека

Органы дознания отметили профессиональный праздник. Об особенностях работы дознавателя ДВВ рассказал Александр Майзель ветеран МВД, начальник дознания ЛО МВД России на ст. Уссурийск с 2001 по 2006 год.

 Хорошо помню самый первый свой отказной материал, когда меня реально проверили на готовность к работе в качестве дознавателя транспортной милиции. Дело было об угрозе убийством на ст. Хороль. Дежурная по станции написала заявление, что бывший муж угрожает ее убить. Незамедлительно пришлось ехать на эту станцию. Помню, потратил уйму времени: пробыл там до позднего вечера, проводил оперативно-профилактическую работу среди супругов, выяснял, какой характер носили угрозы, было ли оружие? Когда стало ясно, что угрозы супруга были только на словах, а также появилось заявление о примирении сторон, я вынес свое первое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Когда его утвердил начальник общественной безопасности подполковник В. И. Мартыненко, я был на высоте — будто у меня выросли крылья.

Потом у меня было много дел по фактам обмана покупателей продавцами сети магазинов железнодорожного ОРСа. А также дела о подложных санитарных книжках продавцов, о недостачах в выручках орсовских магазинов. Все эти расследования я тогда, не поверите, проводил в обычной протокольной форме.

В период моей службы в качестве заместителя начальника МОБ — начальника ООД произошли изменения в УПК РФ. Помню, мы возбудили первое уголовное дело по новому УПК (Уголовно-процессуальный кодек). Оно было связано с фактом умышленного нанесения северным корейцем ранения нашей русской женщине во время его этапирования  в железнодорожном вагоне на родину. Он хоть и был прикован наручниками, но сумел осколком стеклянной бутылки  ранить ничего не подозревавшую  пассажирку. Факт ранения был зарегистрирован. А сделал он это из-за того, что всячески не хотел возвращаться домой в КНДР. Те, кто были с ним, умоляли нас отпустить его, поскольку тень его поступка ложилась и на них. Но мы не могли этого сделать в принципе и начали расследование. А по новому УПК РФ расследование уголовного дела в отношении иностранца надо было вести только в присутствии профессионального переводчика с высшим образованием. Ну, мы и пригласили преподавателя с кафедры иностранных языков Уссурийского  пединститута. А этот кореец оказался носителем определенного диалекта, и наш преподаватель его не совсем понимал. Тогда нам пришлось срочно искать среди корейцев того, кто понимал этот диалект. Было затрачено много усилий, но мы нашли такого и с его участием и нашим институтским переводчиком продолжили расследование. Но самое главное в этом деле — нужно было успеть предъявить ему обвинение в 10-дневный срок, так как он был гражданином другой страны и арестован судом. Времени было в обрез. Работали на износ, но в срок уложились. Осудили его в Уссурийске, и срок наказания он отбывал в России. Впервые судили по новому УПК, поэтому все мои коллеги заинтересованно переживали за исход этого дела: помимо дознавателя ведущего дело, я как начальник дознания присутствовал при допросах, транспортный прокурор постоянно интересовался ходом и нюансами расследования, Паша Николенко по старой дружбе нам давал советы и подсказывал, что и как лучше сделать. Очень интересное было дело для практического освоения нового формата требований УПК. Я его запомнил на всю жизнь.

  Расследования необычных дел помните?

— Конечно! Помню дело, связанное с машинистом пожарного поезда, который с топором набросился на проверяющего. Я его расследовал по признакам угрозы убийством и довел до суда. Машинист получил два года лишения свободы условно. Еще одно дело было интересное. Житель пос. Новошахтинский украл 100 метров силового алюминиевого кабеля. У нас из доказательств были только оперативные данные и косвенные доказательства. Он же упорно отрицал факт своего участия в хищении. И вот после многочасовой работы с ним он дал согласие на  прекращение уголовного дела за недоказанностью. При этом ущерб возместил, хотя свою вину в содеянном не признавал. Уссурийский транспортный прокурор согласился тогда с нашими доводами.

   На что дознавателю нужно обращать особое внимание?

— Скажу. Надо в первую очередь в любом правонарушителе видеть, прежде всего, не преступника, а человека! И из этого исходить. Ты ведь решаешь его судьбу, а это очень большая ответственность. В своей дознавательской практике я больше склонялся к жалости. Я жалел людей, которые пошли воровать из-за того, что их родители не дали им в свое время образования, не научили какому-то ремеслу, бросив их на самовыживание. Которые не по своей воле  оказались неподготовленными к суровым условиям жизни и в конечном итоге стали удобным инструментом в руках криминальных личностей. Попросят их принести то-то или то-то, а они по простоте душевной и не ведают, что совершают хищение. Я таких жалел. Наркоманов презирал! Чем больше человеку доверяешь, тем больше он может для тебя раскрыться и рассказать. Ты только правильно записывай. Я, к примеру, свои дознавательские протоколы писал, как рассказы, как повести. Однако и здесь нужно быть очень внимательным, чтобы не делать потом лишнюю работу по доказыванию каких-нибудь надуманных фактов, на которые очень обращают внимание надзирающие прокуроры. Это приходит с опытом.

 Сергей СИЛЬЧЕНКО,

специалист по связям с общественностью и СМИ ЛО МВД России на ст. Уссурийск.

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

0 Комментарий (ев)