Суббота 17 Ноябрь 2018

«К оружию, товарищи!»

Сто лет назад началось партизанское движение в Приморье

 

Сто лет назад, 7 ноября 1918 года, в доме одного из первых приморских партизан, была в конспиративных условиях отпразднована первая годовщина Великого Октября. Почему в конспиративных? Потому что двумя неделями ранее, на Сучане, в деревне Хмельницкой, и был создан так называемый «Комитет по подготовке революционного сопротивления контрреволюции и интервентам» — первый стихийный орган партизанского движения в Приморье.

 

В состав комитета вошли местные молодые педагоги Тимофей Мечик и Николай Ильюхов, крестьяне К. Гурзо, К. Суховей, Е. Пряха и Д. Кидло, а также солдаты и унтер-офицеры бывшей царской армии.

Первое время в условиях конспирации активисты комитета занимались в основном агитационно-пропагандистской работой — разъясняли крестьянам окрестных сел необходимость партизанской войны, вербовали будущих партизан и искали сочувствующих.

Число будущих партизан росло, даже учителя бросали свои школы и вместе с учениками-старшеклассниками включались в работу.

На одном из заседаний члены комитета вышли из информационного подполья и открыто призвали народ к партизанской войне, выпустив обращение: «Империалисты напали на нашу Родину. …Мы принимаем вызов империалистов, русских помещиков, капиталистов и их слуг. Для защиты своей власти Советов и своей Родины мы подымаемся на вооруженную борьбу и объявляем, что мы, крестьяне, будем биться с врагами нашими не на жизнь, а на смерть, до победного конца. …Смерть интервентам! Смерть контрреволюции! К оружию, товарищи!»

Создание боевых дружин в деревнях, тем не менее, шло со скрипом. Будущим партизанам из фронтовиков и бедноты противостояла масса колеблющихся середняков и представителей враждебно настроенного кулачества (здесь и далее термин используется вне его идеологической окраски и означает зажиточное крестьянство Прим. ред.). Для активизации подготовительной стадии комитет организовывал многочисленные собрания с яростными мужицкими спорами, в ходе которых шло мгновенное, причем публичное, размежевание на своих и чужих.

Но партизанские вожаки убеждали колеблющихся не только словами. Так, «на враждебные слои деревни», в отличие от бедноты, комитетом был установлен специальный «партизанский налог», который, по предложению Николая Ильюхова, взимался с «кулаков и зажиточных крестьян, политически враждебно настроенных против нас». Налоги вышибала партизанская ЧК — летучий конный отряд особого назначения под руководством бывшего шахтера и члена ВКП(б) Алексея Аллилуева. Кроме того, с целью обеспечения политического контроля над населением района требовалось устранить основных идеологических оппонентов партизан в лице сельских священников. Первые расстрелы священнослужителей были связаны с их доносами на партизан белым властям, в своих мемуарах Ильюхов упоминает два таких случая и добавляет, что «как только роль попов была разгадана, песенка их была спета…»

Основным способом удовлетворения собственных материальных потребностей партизанских отрядов стала экспроприация на подконтрольной им территории имущества буржуазии, объявленной ими народным достоянием. Таковыми были признаны частные рыбозаводы близ с. Петровка, консервные заводы русско-японской фирмы «Люри и Ко». Не брезговали партизанские вожаки и таким дополнительным способом пополнения казны, как выкупы за взятых в заложники крупных капиталистов (первым из них стал владелец нескольких угольных шахт и железных рудников Л. Артц).

21 декабря 1918 года комитет созвал во Фроловке съезд делегатов боевых дружин верховья Сучанской долины, которые после многодневных прений приняли декларацию к консульскому корпусу и белогвардейскому правительству. В ней заявлялось, что рабочие и крестьяне Сучанской долины, сохранившие у себя власть Советов, «объявляют решительную и беспощадную войну контрреволюции и ее вдохновителям — интервентам, пытающимся задушить Советскую республику.

На этом подготовка, агитация и говорильня завершались. Впереди первых приморских партизан ждали серьезные испытания — бои за Приморье…

В связи с появлением во Фроловке колчаковской милиции было решено восстание начать немедленно и ознаменовать это событие разгромом первого белогвардейского карательного отряда. Боевая дружина деревни Казанка обезоружила и взяла в плен весь отряд колчаковской милиции.

Решение о восстании крестьяне наиболее революционных деревень — Хмельницкой, Серебряной, Гордеевки, Бархатной, Фроловки, а также рабочие Сучанских копей встретили с энтузиазмом. Однако колчаковские власти, правильно оценив угрозу своему тылу со стороны партизан Южного Приморья, решили задушить восстание в зародыше: в декабре 1918 года уполномоченный адмирала Колчака в Приморье генерал Иванов-Ринов направил против партизан Сучана отряд численностью в 300 человек с двумя орудиями и тремя пулеметами под командованием генерала Смирнова. Партизаны, узнав о движении отряда, начали собирать свои силы в один кулак. В деревню Хмельницкую стали съезжаться партизаны из окрестных сел, спешно комплектовались взводы и роты, а солдаты-фронтовики обучали крестьян правилам ведения боя. Однако на сей раз, оценив свои силы, партизаны от атаки уклонились, приняв решение занять оборону. 2 января 1919 года после двухчасового боя партизаны вынуждены были оставить Хмельницкую и отступить к деревне Серебряной. Преследовать их колчаковцы не стали.

Несмотря на все трудности, силы партизан росли. С севера края, из Ольги, приехал гонец и сообщил, что там под командованием С. Глазкова сформирован отряд, который вскоре будет направлен в Сучанскую долину.

Тем временем Иванов-Ринов разделил свой отряд на два подразделения. Из Шкотово выступил отряд генерала Волкова, которому предстояло форсированным маршем через Веприно, Новороссию и Новую Москву выйти в Сучанскую долину и занять Гордеевку и Фроловку. Второй отряд генерала Смирнова получил задачу удерживать низовье реки Сучан и лишить партизан возможности маневрирования. В случае выполнения замысла белогвардейского командования партизаны попадали в «мешок» и лишались путей отхода.

Силы были неравные. У белых имелось около 1 200 солдат и офицеров, пулеметы, артиллерия и конница. Им противостояло около 300 партизан, вооруженных только винтовками. Тем не менее, партизаны решили дать бой. Ранним утром 22 января под деревней Веприно партизаны встретились с авангардом отряда генерала Волкова. Колчаковцы беспечно ехали на санях, не выставив даже охранения. Подпустив карателей метров на сорок, партизаны открыли плотный ружейный огонь. Белые выскочили из саней и бросились назад по дороге, но огонь партизан заставил их залечь. Завязался двухчасовой огневой бой. Однако численное превосходство колчаковцев давало себя знать, их цепи начали окружать партизан и они, отстреливаясь, организованно отошли в лес. Противник понес значительные потери, в то время как среди партизан не было даже раненых.

Также внезапно был разгромлен и отряд карателей, двигавшийся к Новой Москве. Как и в бою под Веприно, из засады и практически в упор партизаны расстреляли белогвардейцев. Во Фроловке партизаны взяли в плен разведывательный отряд, оставленный генералом Смирновым для наблюдения. Туго пришлось и самому Смирнову: его  отряд под ударами партизан вынужден был оставить верховья Сучанской долины и отступить в направлении села Владимиро-Александровское.

Первые успехи сучанских партизан имели огромное политическое значение. Весть о них быстро облетела все уголки Приморья, дошла даже до глухих таежных деревень. Почувствовав в партизанах реальную силу, всё новые и новые сотни ранее колеблющихся крестьян вступали в отряды народных мстителей. Восстание ширилось изо дня в день, а тяжелые изматывающие бои с переменным успехом продолжались до самой весны. В марте 1919 года Сучанский и Ольгинский партизанские отряды предприняли наступление на Владимиро-Александровское, где находились главные силы отряда генерала Смирнова. После разгрома у села Перетино белогвардейцы поспешно погрузились на суда и отплыли во Владивосток. Почти вся территория Южного Приморья, от Тетюхе до Шкотово, была очищена от белогвардейцев.

…Еще долгих три года приморские партизаны практически в одиночку будут вести борьбу за освобождение Приморья. До той поры, пока 4 октября 1922 года Народная революционная армия во главе с легендарным Василием Блюхером, разгромив белогвардейцев в соседнем Хабаровском крае, не придет с севера на помощь приморским партизанам и не возьмет штурмом Спасский укрепрайон.

Но это уже совсем другая история.

 

Геннадий ОБУХОВ. 

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

0 Комментарий (ев)