Воскресенье 24 Март 2019

Нетипичный большевик

«Новый мир» Александра Краснощёкова

В конце ноября 1922 года был завершен демонтаж административно-управленческого аппарата Дальневосточной республики (ДВР), решением ВЦИК включенной в состав РСФСР в виде Дальневосточной области. О самой ДВР написан добрый десяток книг и научных монографий, сотня диссертаций и рефератов. Но куда меньше известно о ее первом руководителе Александре Михайловиче Краснощёкове.  

 

Бродяга

Он родился 10 октября 1880 года в известном всему миру Чернобыле Киевской гу­бернии в семье портного. В 1896–1902 годах, будучи студентом, участвовал в подпольной работе в Киеве, Нико­лаеве, Полтаве, Екатеринославе и других городах. Дважды сидел в тюрь­мах и вынужден был, спасаясь от грозящей очередной отсидки, в ноябре 1902 года эмигрировать в Германию, а в марте 1903 года — в США. Работал маляром, расклейщиком обоев, портным. Сразу же по приезде в Нью-Йорк вступил в Американскую социалистическую рабочую партию, вел активную партийную и профсоюзную работу. Очень скоро в совершенстве овладел английским языком, печатался в партийной и профсоюзной прессе под псевдонимом Stroller (Бродяга). Узнав о Февральской революции в России, Краснощёков собрал более ста русских эмигрантов и выехал с ними на родину.

Его карьера продолжилась в Никольске-Уссурийском, где Александр Михайлович был избран председателем горкома РСДРП(б), членом городской думы и председателем Центрального бюро проф­союзов. Под его руководством Никольск-Уссурийский горсовет первым на Дальнем Восто­ке заявил о признании Советского правительства. Организаторские качества Краснощёкова вскоре были проверены — на бо­лее высоком уровне. В декабре 1917 года в Хабаровске он был избран предсе­дателем 3-го краевого съезда Советов, провозгласившего советскую власть на Дальнем Востоке, а в январе 1918-го — председателем краевого комитета Советов. Стремление быть всегда в гуще масс, на наиболее ответственных участках стало его стилем работы и снискало ему широкую популярность в рабочей среде. А деньги, называемые в народе «краснощековками», благодаря золотому обеспечению, являлись самой твердой и надежной валютой за Уралом.

На съезде трудящихся Прибайкалья (28 марта — 7 апреля 1920 года) состоялось провозглашение ДВР, ее первым фактическим руководителем и председателем правительства стал Краснощёков. Кстати, что значит «стал»? Избран не был, просто стал. Ответ на это вопрос дал вождь мирового пролетариата Владимир Ленин: «Беседовал с Краснощёковым. Вижу человека, несомненно, умного, энергичного, знающего, опытного. Знает все языки, английский превосходно, в движении с 1896 года». Естественно, при подобном уровне поддержки процедура выборов главы ДВР смотрелась уже как неуместный анахронизм.

 

Взлёт и падение

Историки до сих пор не пришли к единому мнению: а верил ли первый глава ДВР в то, что новоявленная республика — лишь временный «буфер»? Или он всё же всерьез рассчитывал, что ДВР, как и НЭП, — всерьез и надолго? Трудно сказать со всей определенностью, однако…

21 апреля 1921 года была принята подготовленная Краснощёковым конституция ДВР, существенно отличавшаяся от РСФСР-ского прототипа (а ряд ее положений заманчиво смотрится и в наши дни). Так, отменялись все «сословные деления граждан, сословные преимущества и привилегии, а равно звания, гражданские, военные чины и титулы». Всем гражданам ДВР гарантировалась «полная свобода собраний, слова и печати», и они не подлежали ответственности «за свободное выражение своего мнения». И, кроме того, в статье 8 очень конкретно, с указанием рек и озер, обозначалась граница с соседней Советской Россией! С чего бы это? После изучения текста документа складывается впечатление, что ее положения были для Краснощёкова не просто формальностями и мечтой прожектера. Потому, что он начал реализовывать их в жизнь!

Так, он успел подписать десятки соглашений о привлечении зарубежных инвесторов из США и Японии к разработке на концессионных началах недр и лесов ДВР (практически все так и останутся не реализованными). Он же, в отличие от руководства РСФСР и того же Ленина, первым пробил дипломатическую и экономическую блокаду — Японии пришлось начать официальные переговоры с ДВР, а представительства ДВР появились в Китае, затем и в США, что, в конечном итоге, способствовало ускорению вывода оккупационных войск из Забайкалья и Приморья.

И всё же главный ответ на этот вопрос глава ДВР дал сам — в письме своей жене Гертруде. Оно не предназначалось для посторонних глаз, а потому написанному в нем, пожалуй, можно верить: «…Я стараюсь решить мирным путем, но твердой рукой наши трудные проблемы освобождения и перестройки Дальнего Востока на новых основах, построить мир, где благоразумие, практичность, свойственные американскому строителю и исполнителю, должны объединиться и подчиниться идейности, человечности, эмоциональности, но непрактичности русских, и создать новую жизнь, новый мир».

Активность «нового американца», увы, не была понята и поддержана его коллегами по правительству и, более того, не на шутку их встревожила. В ход пошли интриги, десятки доносов в Москву о «сепаратистских намерениях» главы ДВР. Как итог — Краснощёкова «приглашают» на разборки в столицу. Ленин к тому времени уже тяжело болел и помочь своему протеже не смог. Результат — отстранение от должности, а дальнейшая карьера — на вторых ролях: замнаркома финансов РСФСР, членом президиума ВСНХ, председателем Промбанка СССР.

Но… Из песни, как известно, слова не выкинешь. Именно в Первопрестольной проявилась и другая, неприглядная, сторона натуры экс-главы ДВР, из-за чего нынешние историки стыдливо именуют личность Краснощёкова как «противоречивую». И почему же? Он был, мягко говоря, нетипичный большевик: посещал модных кутюрье и лучшие рестораны, перемещался на дорогом автомобиле, заводил многочисленных любовниц. Так, стал вторым любовником у эпатажной салонной львицы Лили Брик. Первым и основным, как известно, числился Владимир Маяковский, открыто проживавший с ней и ее мужем Осипом под одной крышей. Более того, стремясь угодить даме сердца, банкир финансировал совместные поездки Владимира и Лили за океан — причем красного поэта это обстоятельство совсем не коробило. По воспоминаниям Луэллы, дочери Краснощёкова, «Владимир Владимирович был с ним очень дружен, он вообще был чрезвычайно терпим ко всем Лилечкиным любовникам».

Тем временем слухи о его огромных тратах и роскошном образе жизни начинали раздражать ответственных товарищей. 19 сентября 1922 года Алек­сандр Михайлович был арестован. На суде выяснилось, что основной круг сотрудников банка «был связан между собой отношениями родства и дружбы». Краснощёков принимал на работу близких родственников (что в те годы запрещалось категорически), выдал практически беспроцентную ссуду своему брату Якову. Далее — цитаты из приговора: банком «был оплачен ремонт дачи братьев Краснощёковых в Кунцево, а также был подыскан секретарем Промбанка для А. Краснощёкова особняк в Москве, за который была внесена арендная плата в 835 руб. золотом… За счет авансовых сумм банка уплачивались также и членские партийные взносы А. Краснощёкова, приобреталось для него платье, белье, духи, шляпы, из хозяйственных же сумм снималось жилье для его любовниц, отправлялись деньги дочери Краснощёкова, находившейся с гувернанткой в Крыму». В список злоупотреблений вошли также оплата многочисленных его кутежей с любовницами, проходивших по графе «вывоз мусора», «перевод в полное пользование братьев Краснощёковых принадлежащих банку трех лошадей с колясками и упряжью, а также двух верховых лошадей». Приговор — шесть лет лишения свободы.

Через полгода из-за болезни Краснощёкова перевели в кремлевскую больницу; в начале 1925 года амнистировали, в 1926 году он был допущен к ра­боте в Наркомземе, но в 1937 году снова арестован. И тут ему уже спуску не дали и припомнили старые «грешки»: кроме стандартных обвинений во вредительстве в комитете в обвинительном заключении указывалось, что на посту главы ДВР он «практически дей­ствовал в интересах Японии». По постановлению Военной коллегии Вер­ховного суда СССР 26 ноября 1937 года «японский шпион» Краснощёков был расстрелян и погребен в общей могиле № 1 невостребованных прахов на Донском кладбище Москвы.

Геннадий ОБУХОВ.

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

1 Комментарий (ев)

  1. Татьяна Краснощекая

    Вот так ,начиная 2010 г , я ищу и пишу свою генеологическую историю и выявляются интересные подробности . А вдруг это тот самый Яков( брат Александра-Абрама), мой прадед??