Вторник 26 Март 2019

Отец ледокольного флота

Научная судьба вице-адмирала Макарова

 

Имя вице-адмирала Степана Осиповича Макарова, чей 170-летний юбилей со дня рождения мы отметили 8 января с. г., и в России, и в крае широко известно. Пожалуй, не меньше, чем имя адмирала Нельсона в Британии, где своего знаменитого соотечественника знает каждый школьник. О Макарове написаны десятки книг и сотни статей, из которых перед нами предстает личность прославленного флотоводца и героя Русско-японской войны. Но куда меньше известно о другой ипостаси Степана Осиповича о его научной работе.

 

22-летний мичман Макаров начал офицерскую службу на броненосной лодке «Русалка», в одном из походов этот корабль получил в шхерах пробоину от удара о скалу. Сравнительно небольшая авария едва не привела к гибели корабля из-за отсутствия нужных водоотливных средств и должной организации борьбы за живучесть корабля. Макаров сразу обратил внимание на этот факт. После изучения причин аварий на ряде других кораблей, как отечественных, так и иностранных, он произвел сам нужные расчеты, а результаты своих исследований опубликовал в 1870 году в журнале «Морской сборник», высказав ряд ценных предложений по созданию системы непотопляемости судов. Молодой мичман предложил в том числе и специальный пластырь для заделки пробоин, получивший название «макаровского». Этот пластырь использовался на всех кораблях Балтийской эскадры, а с 1873 года, после того как автор разработки представил свой пластырь на тематической всемирной выставке в Австрии, — во всех флотах. Кому-то это покажется скучным? Только сотни спасенных жизней российских моряков — совсем не скучно.

Адмирал Андрей Попов, занимавшийся постройкой броненосного флота, оценил творческий научный потенциал мичмана и немедленно, в том же 1872 году, привлек его к научно-практическим разработкам по обеспечению непотопляемости новых кораблей. Работа молодого ученого шла успешно, и в 1875 году он уже издал первые научные труды. Так, в одном из них он показал гибельные последствия конструкционных недостатков кораблей (продольных переборок без дверей, что приводило к крену и опрокидыванию корабля при полученной пробоине). В другой работе, изданной следом, он предложил разделять корпус судна на отсеки водонепроницаемыми поперечными переборками, создать второе дно и второй борт, разделив их на мелкие отсеки.

И царское правительство с энтузиазмом начало реализовывать идеи Макарова на практике? Как бы не так! Его новаторские предложения оказались невостребованными долгие десятки лет. Более того, в 1897 году погиб и быстро затонул броненосец «Гангут», о конструктивных недостатках которого Макаров говорил неоднократно, — но и эта катастрофа не привела к коренному изменению взглядов в организации кораблестроения с целью соблюдения принципов непотопляемости судов.

Особое внимание Степан Осипович уделял и исследованию подводных течений — что имело большое значение в деле постановки мин. Он изучил течения из Чёрного моря в Мраморное, а по результатам этой серьезной работы опубликовал научную статью, напечатанную в «Записках» Академии наук. В течение 1886–89 годов Макаров на корвете «Витязь» находился в плавании по Тихому океану долгих 993 дня, за это время было пройдено 59 269 морских миль, проведен огромный объем гидрологических работ. В 1894 году по итогам этой затяжной экспедиции в виде двух толстых томов вышла книга Макарова «»Витязь» и Тихий океан», получившая премию Академии наук и большую золотую медаль Географического общества. Благодаря этим трудам Макаров стал одним из основоположников российской и мировой океанографии, а название корвета «Витязь» среди названий других самых выдающихся исследователей Мирового океана до сих пор украшает фронтон Океанологического музея в Монако. Макаров считал, что любое плавание, будь это боевой или учебный поход, должно сопровождаться океанографическими исследованиями — и этому принципу он следовал неукоснительно.

Нет необходимости механически перечислять десятки важнейших изобретений Макарова — их названия и описания по-морскому специфичны и мало что скажут современному читателю. Однако любопытно, что в обстоятельной двухтомной биографии Макарова, составленной его другом и почитателем профессором Фердинандом Врангелем, перечень и беглая оценка всего сделанного Макаровым — лишь в области морской артиллерии — занимает 102 страницы! И это не считая других областей прикладных научных морских дисциплин.

Работоспособность Степана Осиповича поражала окружающих: ведь он написал столько, что непонятно, как ему хватало времени на что-то еще — на успешную службу, личную и семейную жизнь. Он принадлежал к тем людям, которых называют людьми с пытливым умом. Любое событие, относящееся к сфере его интересов, заставляло Макарова задуматься над вызвавшими это событие причинами и делать выводы — как правило, новаторские и неожиданные. И печально, что работал он, словно прозаик-диссидент советской эпохи, больше « в стол». Да, при жизни он опубликовал более 50 серьезных научных работ — но тратить деньги на их претворение в жизнь власти предержащие не спешили. Пожалуй, за единственным исключением…

В 1897 году, уже будучи в чине вице-адмирала, Макаров выдвинул революционную по тем временам идею освоения Арктики при помощи ледоколов. Этот проект мог иметь колоссальное значение для экономики России — ведь в условиях северного бездорожья единственным видом эффективного транспорта мог быть только морской. Но арктические моря скованы льдами, а значит… Надо строить ледокол! Из всех предлагавшихся Степаном Осиповичем нововведений и изобретений идея постройки первого ледокола вызвала самое сильное и упорное противодействие в верхах — и только при поддержке великого русского ученого Дмитрия Менделеева вице-адмиралу удалось убедить и кораблестроителей, и министра финансов Сергея Витте в необходимости его постройки. И по проекту Макарова строится первый в мире мощный морской ледокол «Ермак». При проектировании корабля Макаров в полной мере сумел реализовать все свои предложения по непотопляемости судна. Постройка «Ермака» обошлась казне в 1,5 миллиона рублей, но уже в первый год работы ледокол спас броненосец «Генерал-адмирал Апраксин» стоимостью 4,5 миллиона рублей и провел 50 пароходов, застрявших во льдах. «Ермак» дважды ходил в Арктику, к берегам Новой Земли и Земли Франца-Иосифа, но для победного сокрушения тяжелых полярных льдов лошадиных сил первенца российского ледокольного флота всё же не хватало. Тем не менее, «Ермак» долго и успешно работал на Балтике, спасая боевые корабли и торговые суда (и даже снимая с льдин любителей зимней рыбалки). Именно «Ермак» в 1918 году спас от захвата немцами корабли Балтийского флота, проведя их сквозь льды из Гельсингфорса в Кронштадт. Этот ледокол свое 40-летие отметил участием в снятии папанинцев с льдины, в том же 1937 году он достиг рекордной широты, не дойдя до Северного полюса всего 415 миль. Ледокол и на самом деле оказался непотопляемым, прослужив Отечеству в общей сложности 65 лет. Последнее свое плавание «Ермак» совершил в 1964 (!) году.

А Макаров… Россия знала многих славных адмиралов в своей истории, но среди их имен он занимает особое место благодаря многогранности своего таланта. Известный кораблестроитель и профессор Морской академии Алексей Крылов, под чьим научным патронажем молодой ученый начинал проводить свои исследования, так охарактеризовал Степана Осиповича: «По законам того времени Макаров имел право взять на свои изобретения патенты во всех странах и нажил бы миллионы. Но не таков был Макаров — истинный патриот, он всем, даже жизнью, жертвовал на благо своей Родины, как это доказала его безвременная гибель».

Пожалуй, точнее и не скажешь.

 

Геннадий ОБУХОВ.

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)