Вторник 1 Декабрь 2020

Комиссарская юность Александра Фадеева

«Я прежде стал революционером, чем писателем…»

 

Фото: Фадеев после ранения. 1920 год.

 

Сто лет назад, в середине апреля 1919 года, юный Саша Фадеев ушёл в партизаны, взяв себе партийный псевдоним Булыга. И именно это решение для молодого коммуниста, как покажет жизнь, окажется судьбоносным. Оно станет своеобразным трамплином: от красного комиссара до обласканного властью командира советских писателей и талантливого литератора.

 

Жизнь удалась? Ответ даст сам Фадеев спустя 37 лет, застрелившись на даче в подмосковном Переделкино. Вспоминал ли он о своей партизанской юности, приняв роковое решение? Трудно сказать достоверно. Но мы — вспомним.

 

Главное — выжил

Интересный вопрос: кто и почему уходил сто лет назад в приморские партизаны? Отринем во многом идеологизированный (но на деле — мифический) мотив «отдать жизнь в борьбе за власть советов» и обратимся к мемуарам командира Тетюхинского партизанского отряда Вячеслава Сержанта. Они по причине их предельной откровенности так и не издавались. Он характеризовал партизан как людей, поневоле втянутых в водоворот Гражданской войны, которая ломала образ их жизни и нередко уродовала их.

«Самыми разными были мотивы участия в партизанском движении: уклонение от колчаковской мобилизации, неприятие интервенции, отсутствие работы и заработка. А для молодёжи открывался путь к самореализации (отрыв от опеки родителей). Бывшие фронтовики, самовольно покинувшие армию, опасались наказания…», — делился воспоминаниями Вячеслав Евстафьевич.

В случае с юным Фадеевым, членом РКП (б) с 16 лет, как можно логично предположить, главную роль сыграли упомянутые выше причины: категорическая невозможность идти в армию по «белому» призыву и желание самореализоваться. Позже в собственных мемуарах Фадеев напишет, как пробрался на хутор школьного товарища в Шкотово и попал в Сучанский отряд, куда его и зачислили рядовым Булыгой.

Булыга несёт караульную службу при штабе, участвует в выпуске газеты «Партизанский вестник», а вечерами декламирует товарищам стихи Пушкина, Лермонтова и Некрасова. Но не будем ставить нежелание юного партизана подставляться под пули ему в укор: рядовых бойцов — масса, а вот способных агитаторов и пропагандистов — по пальцам пересчитать. Службу при штабе Фадеев расценивал как «политическую вкусность», а в «Партизанском вестнике» появился литературно-художественный отдел.

Способности начинающего литератора вскоре заметили партийные руководители, и Булыга получил логичное повышение на должность комиссара. И в каких бы отрядах он далее ни служил — везде он будет уже не «при штабе», а непосредственно в штабе: планировать вместе с красными командирами войсковые операции и поднимать боевой дух рядовых партизан проникновенным словом. Принимал ли он лично участие в боях, то есть держал ли в руках винтовку? Хороший вопрос. По воспоминаниям его выживших друзей — нет. Сам же Фадеев в своих мемуарах этот вопрос обходил стороной, предпочитая завуалированные фразы вроде «принимал участие». Например: «…Меня послали… в полк перед взятием Борзи… где в октябре-декабре 1920 года я участвовал в ликвидации атамана Семёнова в качестве комиссара полка». И в общем это нормальная воинская практика: ни командиры отрядов, ни их комиссары, как правило, никогда в атаку не ходили и врукопашную не дрались. Своё первое ранение Булыга-Фадеев получил не в бою, а в ходе бегства из здания штаба в Спасске, подвергшегося неожиданной атаке японцев ранним утром 5 апреля 1920 года.

(Забегая вперед, скажем, что второе ранение, но уже боевое, Фадеев получит уже через год, оказавшись на льду Финского залива в наступающей шеренге делегатов Х съезда РКП(б), участвующих в подавлении Кронштадтского восстания.)

Булыга дослужился до поста комиссара 13-го Амурского стрелкового полка, и, по оценке секретаря Приамурского комитета РКП(б) Иосифа Губельмана, «оказанное доверие Саша оправдал полностью, образцово поставив политическую работу в частях войск». Судьба его предопределена всей его революционной юностью — и она стремительно несёт его на самый верх…

В 1921 году он избирается делегатом Х большевистского съезда, аплодирует Владимиру Ленину и остаётся в Москве. Фадеев становится студентом Московской горной академии и ещё имеет возможность построить свою жизнь по-иному — например, стать геологом, а может быть, даже одним из пионеров приморской геологоразведки.

 

Фото: Чугуевские партизаны.

 

«Литературное призвание совпало с его судьбой»

Мог ли Фадеев, закончив академию, сделать достойную карьеру (научную, партийную, административную либо литературную), вернувшись в родное Приморье?

Своим мнением на этот счёт поделилась кандидат филологических наук Ирина Григорай, знаток биографии и исследователь творчества Фадеева:

— Если так можно выразиться, Фадеев рос из собственного зерна, ладил со своим окружением. Да, вроде как выбор у него был, тем более, поступив в горную Академию, Фадеев планировал вернуться на Сучан, на угольные копи. Но сложилось так, что его литературное призвание совпало с его судьбой — и вынесло на самый верх. Однако, и это очень важно, Фадеев всегда представлял интересы нашего края в Москве — и делал это полно, всесторонне и эффективно.

Своя точка зрения у известного писателя и исследователя биографии, писателя Павла Шепчугова, выпустившего два года назад книгу «Александр Фадеев. Между властью и творчеством»:

— Будучи гуманитарием до мозга костей, призвания к точным наукам Фадеев не имел, и потому, вместо того чтобы учиться горному делу, в стенах академии он занимался партийной, организаторской и пропагандистской работой. В Приморье ему однозначно ничего не светило, разве что аппаратная работа в крайкоме партии. Что же касается его литературного будущего, то, вполне вероятно, живи он на периферии, его произведения не заметили бы, тем более не опубликовали бы в Москве.

…Великую Отечественную Александр Фадеев встретит также с ромбом бригадного комиссара в петлицах, в 1942–1944 годах будет редактировать «Литературную газету», служить военкором газеты «Правда» и Совинформбюро.

«Я прежде стал революционером, чем писателем, и, когда взялся за перо, был уже сформировавшимся большевиком» — так писал о себе Фадеев.

 

«Гниль и труха»

Всем известно, что жизнь Фадеева сложилась внешне удачно: известный писатель, лауреат Сталинской премии, депутат Верховного Совета СССР, генеральный секретарь Союза писателей и автор любимого в народе романа «Молодая гвардия». Впрочем, и роман, и Фадеева с конца 90-х годов больше в школе не «проходят». (К слову говоря, здесь он не одинок, компанию «изгнанников» с Фадеевым разделили Алексей Толстой с его романом «Пётр Первый» и Николай Островский с его то ли «закалившейся», то ли так и нет «сталью»).

На посту генсека Союза писателей Александр Фадеев руководил, как требовала партия: пел осанну Сталину и Ежову. А что касается литературы… «Какая пропасть лежит между литературой досоветской и литературой наших дней… Всюду ложь, издевательство и гнусность…» — Корней Чуковский. «Все произведения современной литературы — гниль и труха. Вырождение литературы дошло до предела. Союз писателей надо немедленно закрыть» — Лев Кассиль.

Надо полагать, главный писатель СССР эту оценку в душе разделял, что и привело его к глубочайшему душевному кризису и, в конце концов, к запойному пьянству.

Сын Фадеева Михаил вспоминал: «После смерти Сталина и разоблачения культа личности отец остался в полном одиночестве, от него все отвернулись…». А первая жена Фадеева, писательница Валерия Герасимова, высказалась не менее откровенно: «…В этой обстановке, по-видимому, алкоголь (а он вкусил его ещё в партизанском отряде) и был единственно возможным способом существования, примирявшего Фадеева с действительностью. Как говорится, «люди пьют не от хорошей жизни». И он пил, пил много, причём запои иногда длились неделями. И 13 мая 1956 года наступила развязка этой трагедии…»

Ныне писатель, и это надо признать, забыт, а его произведения молодёжь практически не читает. Автор этих строк при подготовке зарисовки провёл небольшой опрос в молодёжной среде. На вопрос: «Кто такой Фадеев?» — 14 человек из 20 опрошенных 20–30 лет назвали певца и композитора Максима Фадеева. А об Александре не вспомнил никто.

И я не знаю, как к этому относиться.

 

Геннадий ОБУХОВ.

P. S. Автор и редакция выражают благодарность руководству литературно-мемориального музея Фадеева в Чугуевке и Приморскому государственному музею имени Арсеньева за предоставленные фотодокументы.

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

1 Комментарий (ев)

  1. интересно, сколько вам лет? -таким, как Фадеев, был ваш дед? или даже отец?-у всех народов тех, кто плюёт на могилы предков, называли …выродками.