Вторник 31 Март 2020

Колото о себе

Почему татуировки так популярны и почему находятся те, кто хочет избавиться от наколок

 

Фото: Появившись много тысячелетий назад как знак идентификации или сословной принадлежности, сегодня татуировки свидетельствуют скорее о желании их владельца вырваться за жесткие социальные рамки

 

Сегодня татуировки стали модой, частью масскульта и бурно развивающимся рынком. Появившись много тысячелетий назад (возраст самой древней татуировки — 5 тысяч лет) как знак идентификации в Древнем Египте или сословной принадлежности в античном Риме, сегодня они свидетельствуют скорее о желании своего хозяина вырваться за жёсткие социальные рамки.

Общество до сих пор относится к этим попыткам как минимум настороженно. В чём суть феномена?

Недавно в одном из военкоматов города Уфы медицинская комиссия отказалась призвать в армию рэпера Ивана Дрёмина, известного под псевдонимом Face. Из-за татуировок на лице молодого человека военные врачи заподозрили у него психическое расстройство. Это не первый случай отказа потенциальному призывнику по причине его чрезмерно обширных или заметных наколок.

— Несмотря на то, что сегодня мы переживаем пик моды на татуировки, общество до сих пор не считает их нормой, а уж татуировки на лице тем более воспринимаются как проявление девиантности, — говорит преподаватель РАНХиГС и кандидат социологических наук Екатерина Воробьёва. — Те, кто делает татуировки на лице, — это, скорее всего, откровенные нонконформисты. А армия — очень жёсткий социальный институт с иерархией, дисциплиной, требованием подчинения…

При этом военкомы уже разочаровали тех, кто решил, что тату — это гарантированный белый билет. Во-первых, сказали они, надо смотреть, какие татуировки и что они говорят о характере человека. А у Дрёмина были и другие заболевания, препятствующие службе.

Подавляющее же большинство любителей татуировок вполне адекватны, они понимают, что живут в обществе, с которым надо считаться, и ничего этому обществу не хотят противопоставить.

 

Тихоходка, кит и сакура

— Когда человек впервые решает сделать татуировку, у него как будто в голове тумблер из положения «нельзя» переключается в положение «можно», — говорит эксперт Мария Каминская. — В обществе очень много запретов, один из них — запрет на татуировки как на что-то вечное, невыводимое. А оказывается, что в этом нет ничего страшного, даже родня поохала и привыкла. И порой клиентов, которые почувствовали себя свободными, начинает «нести». Одна моя клиентка захотела забить всё тело с ног до головы. Мы это почти осуществили, но сильно растянули во времени. Я сознательно стараюсь притормозить таких людей.

— Люди часто делают татуировки в момент тяжелого кризиса, — поясняет клинический психолог, системный семейный психотерапевт, директор по учебной работе Центра системной семейной терапии Инна Хамитова. — Вообще для любителей тату тело становится холстом, на котором записываются значимые события, в том числе травмы. Например, переживая развод, женщина стремится похудеть, сделать новую прическу, татуировку. И рисунок на коже становится свидетельством: «Я смогла с этим справиться». Не шрамом или какой-то зарубкой, а напоминанием, что ты в силах многое пережить. Татуировка становится ресурсом, который транслирует человеку, что он сильнее, чем думал.

 

Только для взрослых!

За последние годы возник быстро растущий рынок тату-услуг. С 1995 по 2016 год только в Москве открылось не менее 200 тату-салонов, примерно такое же количество тату-мастеров принимают клиентов у себя дома. Вслед за городами-миллионниками и другие населенные пункты обзаводятся собственными тату-салонами. Один сеанс татуирования, занимающий 3–4 часа и позволяющий покрыть цветным рисунком пространство размером с растопыренную ладонь, стоит около 10 тысяч рублей. Если же пытаться сделать на тату бизнес, то в Сети можно ознакомиться с опытом известной сети тату-студий: 10 студий принесли своему хозяину за год 15 млн рублей и 4,2 млн чистой прибыли.

В официальном перечне профессий тату-мастера до сих пор нет.

Этому нигде не обучают, но если раньше навыки татуирования передавались по дружбе, то сегодня многие тату-салоны за деньги приглашают новичков сидеть рядом с мастером, наблюдать за его работой и перенимать опыт.

 

Когда любовь прошла

Вместе со спросом на татуировки растёт спрос и на их сведение.

Художница Дарья Теплова вот уже полгода сводит татуировку, которую нанесла 10 лет назад. Она мечтала о тату с седьмого класса, но осуществить мечту решилась только на втором курсе института.

— Татуировка для меня была как якорь для корабля, я думала: если закину его, значит, в жизни всё будет хорошо, — рассказывает Дарья Теплова. — На втором курсе меня по знакомству устроили работать в РАО ЕЭС России. Я всегда плевала на дресс-коды, заплетала африканские косички, носила красный галстук и огромные платформы. Дополняла мой образ татуировка — ажурный браслетик, похожий на ковку с вензелями. Потом сделала ещё две наколки. Долгое время они были мне нужны для самоидентификации. Со временем моё мироощущение изменилось. Если раньше у меня была позиция обороны от чужого вмешательства, то потом я поставила себе цель научиться любить людей. И однажды проснулась с пониманием, что татуировки, которые служат мне психологической защитой, больше не нужны, потому что мне не от кого защищаться.

— Человек начинает сводить татуировки, когда перестаёт ассоциировать себя с чем-то — с этой любовью, с этой группой, с этим занятием, — поясняет психолог Инна Хамитова. — Например, часто возлюбленные делают парные татуировки в знак своей любви, которая, кажется, будет вечной. Но любовь проходит, напоминание о ней становится болезненным, хочется убрать его, чтобы открыться новому опыту, новым отношениям.

Именно из-за трудности выведения наколок специалисты не одобряют татуировки у очень молодых людей.

— Среди хороших тату-мастеров, имеющих вес и голос на рынке, есть строгое правило: до 18 лет никаких татуировок, даже с согласия родителей, — уверяет Мария Каминская. — Ни один уважающий себя мастер не будет иметь дело с малолетними, потому что у них слишком быстро меняются вкусы и мировоззрение. Даже в примитивных культурах первая татуировка делалась в момент инициации — перехода из подростка во взрослого человека. И если ребенок требует от родителей денег на татуировку, настаивает, чтобы ему разрешили её сделать, я считаю, ответ должен быть таким: во-первых, повзрослей, во-вторых, пойди и заработай на свою мечту.

Ольга ВОЛКОВА.

«Огонёк»

(с сокращениями)

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)