Понедельник 26 Август 2019

«Вы приходите сюда умирать…»

В Седанкинском доме-интернате для престарелых и инвалидов вновь неспокойно

 

Фото (Анна СТЕПАНОВА): Участники круглого стола в редакции ДВВ. В центре внимания — Седанкинский дом-интернат

 

Краевое учреждение с особым социальным уклоном не раз оказывалось в центре внимания приморцев, иногда по «нехорошим» поводам. То жильцы пожалуются на плохое питание и медобслуживание, то и вовсе ударятся в бега, как это случалось семь лет назад. На этот раз в редакцию ДВВ обратились бывшие сотрудники учреждения, описывая нездоровые, а порой несовместимые с законом вещи, которые там происходят. Где правда, а где не совсем?

 

Чтобы разобраться с этими вопросами, в редакцию газеты пришли сами инициаторы встречи — психолог Ирина Чуравцева, заместитель директора учреждения по пожарной безопасности Александр Братусь. Из приглашённых — и. о. директора департамента труда и социального развития Приморского края Светлана Красицкая и её заместитель Елена Чибрикова.

 

«Можно сказать, это моя миссия»

Всё началось с того, что Ирина Чуравцева представила рукописный текст (за авторскую подлинность его отвечает). Как рассказала психолог, пожилая женщина перед уходом из жизни оставила его в качестве завещания. Довольно подробное послание цитировать сложно. Раиса Курбопаева пишет, что поступила в дом ветеранов в 2014 году.

«В соцзащите сказали, что мне положено “ходячее” отделение, но нынешний директор Бубнова сказала, что “за всё надо платить”. Интересовалась, где деньги от продажи комнаты. Я объяснила, что меня обокрали», — строки из письма.

 

Следующие описания сводились к тому, что с пожилой женщины требовали деньги, иначе улучшений условий не будет.

«Я была здоровая, ходячая, сама себя обслуживала, иногда, кроме давления, меня ничего не мучило. Но однажды мне сделали такой укол, что как стрелой пронзило всю голову, руки, ноги вплоть до пальцев. Мне казалось, какое-то время я была без сознания. Много часов ничего не ела. Кто-то из сестёр сказал, что мне теперь до смерти мучиться», — делилась своей бедой женщина.

 

Даже если принять во внимание, что старики — люди особенно капризные, но в этих словах чувствуется неподдельная боль:

«Если бы я смогла нанять адвоката, доказала, что мы, старики, директору не нужны, а только деньги. Пусть свой частный пансионат и открывает».

 

В апреле 2017 года Курбопаевой не стало.

Единственный уход из стен этого дома — иной мир. Нередко постояльцы жалуются, что эту закономерную, но жестокую фразу от руководства заведением им приходится слышать не раз: «Вы приходите сюда умирать».

Нехорошо ворошить старое, но сотрудники этого дома-интерната уже становились фигурантами судебных разбирательств. Так, несколько лет назад суд Советского района Владивостока приговорил предыдущего директора дома престарелых Юрия Синькевича к семи годам лишения свободы, признав его виновным в мошенничестве и превышении должностных полномочий. Следствие установило, что в течение многих лет директор и группа его подчинённых, вступив в сговор, незаконно присваивали жильё своих подопечных.

Есть заявление, нет, даже просьба, к губернатору Приморья от обитателей дома ветеранов: «Просим защитить нас, стариков, которым и так осталось жить не так уж много. Но нам ещё и не дают (орфография сохранена. — Ред.). В интернате покровительством директора пользуется только один врач, который формулирует все ответы в одну плоскость: «Сколько вам там осталось!» Но ведь тогда теряет смысл само название отделений Дома ветеранов — Милосердие № 1 и Милосердие № 2. В таком случае переименуйте нас в хоспис. А ведь основные потребности наших проживающих — это медицинское сопровождение, социальные услуги».

 

 

Пожарная опасность

 

Не хочется сгущать краски, но от фактов не уйти. За прошлый год из дома-интерната уволились 18 специалистов. Не каждый может выдержать особые методы правления руководства, скажем так, не совсем дипломатичные. Как бы ни были тяжелы профессиональные условия работы, психологические тяжелее. Одной из причин смены работы Ирины Чуравцевой стало неожиданное «повышение». Психологу предложили стать заведующей отделением Милосердия № 1, где находятся не самые тяжёлые пациенты.

— Но как я могла на такое пойти? Да, могу определить состояние больного, догадываться о причине недомогания, но у меня нет никакого права ставить диагноз, — говорит Ирина. — На моём месте может работать только терапевт общей практики.

Однажды утром Ирину тормознули прямо на входе в дом ветеранов. Оказывается, директор создала рукописный приказ: сотрудника не пропускать. Причины не указывались.

Подумывает об уходе из дома-интерната и Роман Братусь. Пять лет назад его взяли в учреждение в качестве замдиректора по ПБ, АХР, АТЗ. Руководство не смутило, что у человека только среднее специальное образование, пообещали отучить «как положено» за счёт заведения. С тех пор прошло пять лет. Квалификация не изменилась.

Обстановка накалилась, когда Братусь написал заявление заведующему хозяйством В. М. Новикову: «Прошу вас организовать проведение работ до 14 июня текущего года по очистке, уборке помещений столярной мастерской и прилегающей территории от горючих материалов, хлама, старой мебели, металлических кроватей».

В тот же день Братусь просил на основании соответствующего приказа провести работы по заделке негорючими материалами, обеспечивающими требуемый предел огнестойкости и дымогазонепроницаемости, образовавшихся отверстий и зазоров в местах пересечения преград различными инженерными (в том числе электропроводами, кабелями) и технологическим коммуникациями.

Аудиозаписи разговора директора с Романом Братусем не существует. Беседа велась с глазу на глаз. Но руководство явно дало понять, кто в доме хозяин и кто именно принимает здесь решения.

— Можно пачками строчить предписания, но это тупик. Ничего не изменится, пока не создадут склад МЧС и воспламеняющиеся материалы не перестанут хранить на этажах, — уверен Братусь.

Сейчас предстоит разобраться с ещё одним фактом. По данным обитателей дома ветеранов, на кухне работает человек, больной туберкулёзом.

 

Фото (cdipi.vl.socinfo.ru)

 

 

А теперь о хорошем или почти хорошем

 

Светлана Красицкая признаёт: руководить сложным коллективом в 500 человек крайне непросто. Категорически не хватает среднего медперсонала. На одну санитарку приходится по 25 пациентов. Работа сутками. И даже достаточно высокая зарплата — по словам Красицкой, она составляет 38 тысяч — мало кого привлекает.

Непросто со стариками, способными относительно самостоятельно за собой ухаживать. Огромные нагрузки ложатся на медиков, а это в основном женщины, которые обслуживают лежачих больных. Их надо кормить с ложечки, ставить на ноги, переодевать, мыть.

Но жизнь продолжается! Подопечные души не чают в Марине Яковлевой из социальной службы интерната. За глаза и не только её называют ласково «дочка». В Доме ветеранов регулярно устраивают праздники, концерты, соревнования, сюда приходят гости.

— У нас много порядочных, работящих, добросовестных сотрудников, болеющих душой за своё дело, — говорят в учреждении. — Но вот руководство…

По итогам разговора в редакции ДВВ руководство департамента труда и социального развития Приморского края решило провести в доме-интернате анонимное анкетирование среди проживающих и персонала. Исследование, по идее, должно показать истинную картину происходящего. Какой она будет, узнаем позже.

 

Анна СТЕПАНОВА.

Написать ответ к Ирина

Нажмите, чтобы отменить ответ.

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

3 Комментарий (ев)

  1. А ничего что этот же Братусь постоянно выпивал, работал так себе, его держали на работе — без толку. А когда уволили — побежал плакаться во все углы? Нашли двух недовольных и счастливы — статья бомба получилась. На самом деле таких условий проживания для инвалидов и пенсионеров от которых «избавились» родственники или у которых их вообще нет ещё надо поискать. Питание отличное, территория облагорожена, интерьер прекрасный. Руководство очень старается. А вот хоспис — это в Дальзаводской больнице, там точно люди приходят просто умереть. Так что нечего судить по двум недовольным обо всем сразу.

    1. Стесняюсь спросить, а «Александр» похоже это никнейм кого-то из администрации Дома-интерната, судя по содержанию коммента, или….. более?

  2. Как человек работал замом по пожарной безопасности 5 лет, эти же 5 лет все ГСМ хранились на этажах, а он все равно работал. Значит «неважно» ему это было. Либо бы так добился своего сразу, либо уволился ещё в первый год работы. С его же слов все было пожароопасно 5 лет, но он «типа что-то делал», а толку ноль? Несостыковки тут какие-то, просто обиженный на всех, решил и другим плохо сделать. Не рой другому яму сам…