Среда 21 Август 2019

Не ударили лицом в грязь

1 августа 1937 года завершился визит Азиатской Тихоокеанской эскадры ВМС США во Владивосток

 

Фото (img-fotki.yandex.ru): Американская эскадра в гавани Владивостока

 

И этот визит стал первым за всю историю советско-американских отношений (конечно, за исключением высадки оккупационного корпуса США во Владивостоке в годы Гражданской войны). 15 июля Военный совет ТОФ получил из штаба ОКДВА телеграмму: «Правительством СССР дано разрешение на заход в порт Владивосток в июле флагманскому кораблю США в сопровождении 4-х истребителей». А после получения дополнительных конкретных инструкций, за три дня до прихода высоких гостей был создан «штаб приёма» — и закипела подготовительная работа…

 

 

Цели визита

 

Они так и остались невыясненными. С учётом того, что до конечного пункта следования — Шанхая — американской эскадре оставалось три дня ходу, ни о каком пополнении запасов питьевой воды и продовольствия и речи быть не могло. Они и не пополнялись. И высшие военные чины того времени, и нынешние историки сходятся в одном: главной целью визита для американцев было провести «рекогносцировку на местности», дабы постараться изучить уровень боевой подготовки ТОФ в его возможном противостоянии с недружественной Японией и найти его слабые места, если таковые имеются. Забегая вперёд, скажем, что к неудовольствию командующего эскадрой адмирала Гарри Ярнелла выполнить эту задачу американским визитёрам не удалось. Потому как, оказавшись в бухте Золотой Рог, гости сразу почувствовали дружественные, но чересчур тесные объятья принимающей стороны. И вырваться из этих объятий для посещения судостроительной верфи и аэродромов, где они изъявили желание побывать, так и не смогли.

 

 

Фото (img-fotki.yandex.ru): Интернациональные танцы на танцплощадке ДКФ ТОФ

 

Программы: культурная и некультурная

 

«Штаб приёма» — орган коллегиальный, однако конкретные вопросы как по линии ТОФ, так и общегородского хозяйства решали командующий флотом Григорий Киреев, член Военного совета флота, бригадный комиссар Яков Волков и председатель Владивостокского горсовета Николай Егоров. По линии обеспечения безопасности — как мероприятия в целом, так и интересов страны — визит курировал начальник местного управления НКВД Терентий Дерибас.

Штаб подготовился как смог: улицы города почистили, для перемещения гостей и организованных гуляний выделили легковые автомобили и автобусы. Культурная программа на все три дня визита оказалась очень плотной и включала в себя посещение цирка и оперетты «Сильва», спортивные мероприятия (футбол и плавание), гуляния в Краснофлотском саду, концерт художественной самодеятельности ТОФ, ознакомительные визиты американских и советских моряков на корабли друг друга. Что же касается официальной протокольной части визита, то она включала в себя аж пять банкетов, два из которых дал Григорий Киреев, два — Николай Егоров и один, ответный, — Гарри Ярнелл. Каждый тост на любом из банкетов и гости, и хозяева всегда встречали вежливыми аплодисментами, особенно — «о мирной политике СССР и о значении визита американской эскадры как признаке дальнейших углублений культурных связей между двумя великими странами и укрепления дела мира» (здесь и далее все цитаты — из официального отчёта о проведённых мероприятиях).

Чтобы американские моряки могли увезти с собой на память о Приморье сувениры, возле трапа организовали лоточную торговлю местными промышленными товарами и книгами, размещёнными на стенде. Но то ли промтовары от местных производителей большого ажиотажа не вызвали, то ли пропагандистская литература на русском языке гостей не заинтересовала, но торговлю пришлось свернуть. Зато американских матросов — дополнительно к плану — развлекли лекцией о перспективах строительства Владивостока, просмотром советской документальной хроники (первомайский парад плюс полёт на Северный полюс), а также фильмов «Весёлые ребята» и «Юность Максима».

Что же касается спортивных состязаний — они точно понравились всем. Отказавшись соревноваться с нашими моряками в футболе, водном поло и прыжках в воду, гости, тем не менее, приняли вызов в волейболе, баскетболе и плавании — и везде уступили.

Однако молодые американские моряки дополнительно к предложенной культурной программе, занимавшей всё их дневное время, по вечерам предпочитали программу некультурную. Изнурённые длительным воздержанием, юношеские тела искали разрядки — но не находили. «Не успев высадиться на берег, некоторые из матросов стали спрашивать, где кабаки и публичные дома…» Им, конечно, было неведомо, что в закрытом Владивостоке, куда можно попасть лишь по спецпропускам, девушки, оказывающие секс-услуги, отсутствовали напрочь как социальная группа. А немногочисленные местные комсомолки, которых они по пьянке хватали за руки на Корабельной набережной, давали им от ворот поворот. Именно отсюда, вероятно, и пьяный кураж, который они демонстрировали вечерним зевакам, и многочисленные драки.

«…Водку распивали на улице, прямо из горлышка, а на Китайской улице на глазах многочисленной публики пьяный матрос залез на телеграфный столб».

Однако подобные эксцессы — на совести одурманенных буржуазной пропагандой и не отягощённых высокой советской моралью гостей. Наши же организаторы со своей стороны сделали всё возможное для успеха визита — и не ударили лицом в грязь. Ну только за исключением, пожалуй, нескольких небольших недочётов.

 

Фото (humus.livejournal.com): Командующий ТОФ Григорий Киреев и адмирал Гарри Ярнелл на борту крейсера «Огаста»

 

Успех — понятие относительное

 

Вот эти недочёты.

ПЕРВЫЙ. При торжественной встрече эскадры салютовал эсминец «Сталин». При этом «…салютные пушки имели заедания, салютные выстрелы следовали неравномерно. Расследование показало плохое приготовление салютных выстрелов, было 8 осечек». Мелочь по нынешним временам — но пушки перед выстрелами всё же не мешало бы заранее проверить, тем паче на эсминце, носящем имя вождя народов.

ВТОРОЙ. На кораблях ВМС США царит сухой закон, нет даже шампанского. Может быть, на время визита городским властям следовало бы также ввести сухой закон во Владивостоке и запретить продажу спиртного, что позволило бы исключить пьяные уличные драки? Но кто мог знать, какие порядки царят на кораблях США, и предвидеть, что всё так обернётся?

ТРЕТИЙ. Накануне визита организаторы пытались достать фрукты для банкетов — не смогли. Даже ездили за ними в Хабаровск — и там шаром покати! А наши приморские яблони и груши по климатическим срокам поспевали только к середине августа… И ещё: «…были заброшены промтовары в магазины, изделия пищевой индустрии в гастрономы». Эффект, увы, получился неприятный — длинные очереди и давка. Глядя на эти непривычные для них картины, американцы хохотали и делали многочисленные снимки. Однозначно — промах: ведь предвидеть подобное развитие событий было нетрудно.

Да, небольшие недочёты действительно имели место быть. Трудно восстановить причинно-следственную связь с дальнейшими событиями: может, обиженный адмирал Ярнелл по итогам визита честно рассказал, что увидел, и от себя невесть что приплёл; может, в ходе банкетов кто из наших офицеров слишком разоткровенничался. А может, кто из числа их «доброжелателей» доносы наверх написал. Но круги от визита расходились несколько месяцев, пока, наконец, не достигли Кремля.

Разборки с провинившимися организаторами приёма эскадры окажутся быстрыми и беспощадными. Спустя несколько месяцев, в январе 1938 года, Григорий Киреев будет отозван в Москву и (вместе с подчинёнными) отдан в лапы Особого совещания как организатор троцкистской шпионской сети на Тихоокеанском флоте. Расстрелян 29 июля 1938 года на полигоне Коммунарка под Москвой. Там же в тот же день последний раз увидит небо и его «подельник» энкавэдэшник Терентий Дерибас (а его-то за что? — ведь все режимные объекты от назойливого внимания американцев всё же уберёг). Расстрельные резолюции на дела Киреева и Дерибаса наложил лично Сталин. Десятью годами заключения отделается член «штаба приёма» Яков Волков (но это благодаря заступничеству нового командующего ТОФ Николая Кузнецова). Дольше всех, как кот с мышкой, палачи будут забавляться с городским головой Николаем Егоровым: как самый крайний и «наиболее виноватый» он с формулировкой «враг народа» будет снят с должности уже в сентябре 1937-го. В марте его погладят по головке и вернут на должность председателя горсовета, однако в мае вновь уволят, но уже — окончательно, выпрут из партии и расстреляют 7 августа 1938 года.

…«Да что же это за дичь?! — вправе спросить возмущённый читатель. — Ведь за такие мелкие организационные промахи по нынешним временам виновные отделываются выговором или лишением премиальных!». И будет полностью прав.

Но в 1937-м времена были другие.

 

Геннадий ОБУХОВ.

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)