Четверг 12 Декабрь 2019

Адмирал Алексеев, царский наместник

Он стал первым полпредом на Дальнем Востоке, его же назначили крайним за поражение в Русско-японской войне

 

Фото (wikipedia.org)

 

 

10 августа 1903 года из Владивостока в свою порт-артурскую резиденцию прибыл адмирал Евгений Алексеев, накануне назначенный самодержцем Николаем II на новую должность царского наместника на Дальнем Востоке. Но первый «административный блин» вышел «комом»: адмирал оказался на этой должности, упразднённой уже в июне 1905 года, и первым, и последним. Почему же так получилось?

 

Докопаться до истины в этом вопросе непросто. В нашей историографии деятельность Алексеева носит крайне негативный характер. Достаточно привести несколько цитат из научных работ отечественных историков: «царский холоп» и «тупой царедворец» (Андрей Сорокин), «противник всего нового и прогрессивного» (Александр Козлов), «напыщенное и глупое существо» (Борис Романов). Не лучше отзывались о нём и государственные деятели Российской империи: «большой карьерист», «низенькая натура», «мелкий и нечестный торгаш» (Сергей Витте), «не флотоводец, не полководец и не дипломат» (Антон Деникин).

После набора таких уничижительных характеристик Николай II, назначивший человека с таким подбором качеств на столь высокий пост, представляется ну практически клиническим идиотом. Но им, конечно же, не был!

 

 

Не бросил друга в беде

 

…Лето 1875 года, 32-летний морской офицер Алексеев вместе с великим князем Алексеем Александровичем Романовым на корвете «Богатырь» совершает морское путешествие. В марсельском порту юный родственник российского монарха с дружеской компанией (Алексеева среди них не было) отправляется развлечься в местный притон с девочками, где, как сказано в полицейском протоколе, и «совершил различные буйства». На венценосный дом Романовых грозит упасть позорная тень… На следующее утро в жандармерию отправляется Евгений Алексеев и убедительно втолковывает стражам закона, что в протокол-де вкралась неточность, связанная с неверным транскрибированием фамилии дебошира. Буйства учинял не князь Алексей, а он, офицер Алексеев. Ему верят, протокол переписывается заново, он платит крупный штраф и возмещает убытки от разнесённой мебели питейному заведению.

Что это было? Искреннее желание спасти высокопоставленного друга от неизбежного семейного скандала мирового звучания? Или же холодный и циничный расчёт, связанный со стремлением получить протекцию при императорском дворе и сделать карьеру? Достоверный ответ мы не получим никогда: в своих мемуарах будущий наместник этот эпизод не комментировал. Однако истина заключается в том, что после этого эпизода его карьера резко пошла в гору. Но истина также и в том, что никакая протекция ему, внебрачному сыну императора Александра II (а этот факт поддерживают почти все российские историки из-за их поразительного сходства), особо нужна и не была.

Но без протекции на первом этапе жизненного пути, конечно же, не обошлось. В юности Алексеев не мыл полы в трактире, а окончил престижный Морской кадетский корпус. Азы морского дела усердно осваивал в дальних походах, в том числе и в трёхлетнем кругосветном плавании на корвете «Варяг». 19 апреля 1865 года произведён в мичманы. Продолжая карьеру, бороздил просторы Тихого океана, нёс службу в портах Китая и Японии. Вернувшись на родину, был произведён в лейтенанты. Послужил Отечеству и на суше, будучи агентом Морского министерства во Франции — и «сообщил много полезных указаний по морской части».

Ощущения от знакомства с карьерой — двойственные. С одной стороны, и это очевидно, молодой офицер служит честно и добросовестно и, несомненно, приносит пользу Отечеству. С другой стороны, на него, так и не понюхавшего пороху в военно-морских битвах той эпохи, ворохом сыплются российские и зарубежные ордена, среди которых Святого Станислава 1-й степени, Святого Владимира 3-й степени, Спасителя командорского креста (кого ж он там спасал?) и прочая, и прочая…

Важно отметить, что его отец-самодержец, если и помогал сыну с карьерой, то только до марта 1881 года, когда его казнили народовольцы. А дальше — сам. С 17 ноября 1886 года — командир крейсера «Адмирал Корнилов». С 1 января 1892-го — контр-адмирал и помощник начальника Главного морского штаба России. С 1 января 1895 года — начальник Тихоокеанской эскадры.

И именно при таком солидном послужном списке, по сумме деловых и личностных качеств, царь Николай II присвоил Алексееву звание вице-адмирала и 30 июля 1903 года назначил своим наместником на Дальнем Востоке.

 

 

Справка ДВВ

 

Институт наместничества — одна из традиций российского государства. Наместник — высший сановник, облечённый особым доверием государя и особыми полномочиями, «коему присвоена высшая власть по всем частям гражданского управления». Непосредственно отчитывался первому лицу государства. Наместники назначались в те регионы империи, которыми трудно было управлять из столицы в обычном режиме (либо в силу их отдалённости, либо из-за сложной местной ситуации, как, например, на Кавказе и в Польше). Никакими законодательными актами деятельность наместников не регулировалась, фактический объём их полномочий определялся степенью доступа к государю.

 

И эта степень доступа к мнительному последнему российскому самодержцу, слушавшего императрицу Александру Фёдоровну и прислушивавшегося к проходимцу Григорию Распутину, сыграет с наместником Алексеевым злую шутку…

 

Фото (wikimedia.org): Резиденция наместника в Порт-Артуре.

 

 

Все доклады — только с комментариями

 

Прибыв в Порт-Артур, наместник беспокоится буквально о каждой мелочи: о наличии книг в гарнизонных библиотеках, состоянии дел в лечении венерических заболеваний. Организует выход местной газеты «Новый край», открывает Пушкинское училище. При его всемерном содействии расширяется Тихоокеанская эскадра, ведутся дноуглубительные и гидрографические работы. Готовясь к войне с Японией, которую он считал неизбежной, Алексеев делает портовые запасы леса для кессонов (и лес действительно пригодится с началом военных действий).

Главная причина, которую ставят Евгению Алексееву в вину историки: он неверно оценил обстановку в регионе и, будучи плохим дипломатом, рассорился с кем только мог и фактически стал инициатором с позором проигранной Русско-японской войны. Доля истины в этих рассуждениях есть. Именно его, если так можно выразиться, патриотический оптимизм не позволял идти на политические и территориальные уступки Китаю и Японии и более того — адмирал был готов нанести Стране восходящего солнца превентивный удар. Царь идею, конечно же, не поддержал, но наместник продолжал укреплять восточные рубежи. Ему мешали. Палки в колёса вставляла придворная челядь, имевшая доступ к венценосному телу. Каким образом? Все его обстоятельные доклады царю с деловыми предложениями и просьбами о финансировании поступали на стол Николаю II исключительно с письменными комментариями клерков из царского статс-управления и министров, так и не простивших выскочке Алексееву его царственного происхождения. Какими были комментарии и как они влияли на слабохарактерного последнего царя — можно догадываться. Примеры того, как рубились инициативы наместника? Пожалуйста. Не был возведён форт на доминирующей высоте сухопутной обороны Порт-Артура на горе Высокой, с которой прекрасно просматривался внутренний рейд (песню против напел командующий Русской армией генерал Алексей Куропаткин). Так и остались нереализованными проекты разработки на Квантунском полуострове угольных месторождений и строительства железоплавильного завода и сухих доков в Порт-Артуре и Дальнем (предложения зарубил министр финансов Сергей Витте). А идея сосредоточить основные силы русского флота на Дальнем Востоке, ограничившись на Балтике только минной обороной, тоже придворное сито (в лице статс-секретаря Алексея Безобразова) не прошла.

Хотя и даже с позиций сегодняшнего дня трудно судить, насколько успешным могли оказаться итоги военного противостояния с Японией в случае реализации всех предложений наместника. История не знает сослагательного наклонения и судит сурово, исключительно с позиций реалий. Под её беспощадный суд попал и Алексеев. После первых поражений Тихоокеанской эскадры его отстранили от должности, а войну сдачей Порт-Артура, как мы знаем, завершил уже Алексей Куропаткин.

Через три года Николай II неожиданно вспомнит об опальном экс-наместнике и, словно заглаживая вину, пожалует ему орден Святого Александра Невского. Так и не женившийся и не имеющий детей адмирал Алексеев ещё встретит Февральскую революцию, но не доживёт до Октябрьской. Евгений Иванович скончается в окружении слуг в своём имении в Ялте 27 мая 1917 года. После занятия Крыма красными его могила будет уничтожена, а место захоронения восстановить так и не удастся.

 

Геннадий ОБУХОВ.

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)