Пятница 22 Ноябрь 2019

Гендиректор ЗАО «Уголовный розыск»

В Приморье арестован полковник Андрей Миляев, шесть лет возглавлявший угрозыск и, по версии следствия, делавший на этом бизнес

 

 

Сенсация, скажем прямо, получилась так себе. Сначала СМИ, как всегда в отсутствие официальной информации, подхватили и растиражировали слух о якобы изъятом при обыске миллиарде рублей, который ФСБ официально опровергла, видимо, насладившись достигнутым эффектом. Полковник Миляев до почётного статуса оборотня-миллиардера недотянул и места в списке журнала «Форбс» не получит: у него нашли всего-то около миллиона рублей в валюте и на банковских картах. Неудачник, буквально…

 

Почему неудачник? Да потому, что коммерческая деятельность офицеров полиции и других силовых структур давно стала обыденным делом, о ней известно всем, кроме тех, кому положено такую деятельность пресекать, — как несовместимую со статусом стража закона. И не поминая всуе примеры навязших в зубах полковников МВД и ФСБ, у которых действительно нашли миллиарды, достаточно обратить внимание, в каких квартирах и особняках живут старшие офицеры полиции, Федеральной службы безопасности, прокуратуры, других силовых ведомств нашей страны. На каких автомобилях они приезжают на службу — не таясь, ибо джипом или представительского класса седаном никого у нас не удивишь, даже если за рулём старлей, не говоря уже о майорах и полковниках.

Вот, например, подполковник полиции из Калининградского областного УМВД в своей явке с повинной так и указал, что с ведома своих прямых начальников он с двумя подчинёнными организовал сбор «дани» с ряда предприятий, торгующих алкоголем, с бригад нелегальных добытчиков янтаря и с групп, занимающихся контрабандой и контрафактным выпуском табачных изделий. Выходило в среднем 50–60 миллионов рублей в месяц, из которых две трети передавались «наверх», а треть подполковник делил со своими двумя подчинёнными. Около шести миллионов рублей каждому. И это, на минуточку, начальник управления МВД области по экономической безопасности и преступлениям коррупционной направленности.

А наш чем хуже? Андрей Миляев прошёл служебную лестницу от опера в Океанском отделе Советского РУВД до начальника «убойного отдела», как в народе называли тогдашнюю ОРЧ-4, оперативно-розыскную часть УУР по раскрытию особо тяжких преступлений, сменив на этом посту Константина Курочку. А через несколько лет, аккурат в конце июля 2013 года, Миляев, так же по стопам Курочки, возглавил и само управление уголовного розыска — УУР УМВД по Приморскому краю.

Дурная слава «пыточной на Карбышева», тянувшаяся за бывшей ОРЧ-4 всё время руководства подразделением Андрея Миляева и после, его карьере ничем не повредила. Высокие показатели раскрываемости оправдывали средства, применявшиеся оперативниками для получения признательных показаний подследственных. Но у начальника всего розыска масштаб шире и возможностей больше. И вот, как сказано в постановлении о возбуждении уголовного дела в отношении Андрея Миляева, во второй половине 2016 года он договорился со знакомым бизнесменом организовать площадку для приёма и переработки древесины в Дальнегорске, которую в дальнейшем собирался сдать в аренду китайцам и получать с них доход. Для этой цели, считает следствие, Миляев даже передавал партнёру деньги, свыше 11 миллионов рублей, для выкупа долей в праве на земельный участок под предприятие, которым стало ООО «Стикс». То есть сделал удачную инвестицию и стал получать стабильный доход до 500 тысяч рублей ежемесячно, в том числе с апреля 2018-го по июль 2019 года — не менее пяти миллионов рублей.

Такой вот бизнес. Который следовало ещё и обезопасить от проверок или иных посягательств государственных органов и конкурентов. Для чего им и пригодилась служебная информация, получаемая начальником угрозыска, — о предстоящих проверках и мероприятиях других ведомств партнёры полковника Миляева узнавали заранее и успевали к ним подготовиться. И схема такого «закрытого акционерного общества» была выгодна всем — ну, разве что кроме государства, чьи законы нарушались. Но это мелочи…

Или не такие уж мелочи? Когда законы нарушаются теми, кто их принимает или обязан зорко следить за их соблюдением, — вряд ли это мелочи. Это во всём мире расценивается как махровая коррупция, несущая угрозу всему государственному устройству, работе всех институтов, да и самому авторитету власти. Это экономическая и политическая угроза для государства в стратегическом масштабе. А в сегодняшней России это стало совершенно будничным явлением, на которое общество реагирует разве что в связи с суммами изъятых денег и количеством ценностей. А ведь это — страшнее лесных пожаров. Поскольку коррупция, годами тлеющая под коврами властных кабинетов на всех уровнях во всех структурах, разъедает всю конструкцию, отравляет всю атмосферу, и суммарный ущерб от неё не поддаётся исчислению ни в каких деньгах. Разве что если суммировать все изъятые при обысках средства да прибавить к ним ущерб государству от должностных коррупционных преступлений, возвести всё это в квадрат — поскольку раскрывается и доходит до суда лишь малая часть подобных дел — тогда, возможно, мы получим приблизительную оценку вреда коррупции всему государству и обществу в денежном выражении. И сколько «закрытых акционерных обществ» в стенах госструктур надо, наконец, раскрыть, чтобы борьба с коррупцией в государстве стала реальной, а не декларативной?

 

Виктор БУЛАВИНЦЕВ.

Фото: МВД ПК

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)