Пятница 22 Ноябрь 2019

Поматросили — и бросили

В них старались не влюбляться. Получалось не у всех

 

Фото (mtdata.ru): На смотринах.

 

 

В ночь с 27 на 28 августа 1858 года неподалёку от японского порта Нагасаки потерпел крушение российский фрегат «Аскольд», и 456 моряков сошли на берег в деревеньке Инасу. Ремонт корабля затянулся на 8 месяцев. Но когда он завершился, выяснилось, что на борт вернулись не все. Несколько молодых членов команды до последнего не желали возвращаться, душой и телом успев прикипеть к своим юным японским жёнам. Когда успели? В одночасье. Потому что жёны оказались…временными.

 

 

Семейное счастье за 15 баксов

 

Фото (mydinasty.com) : Временная жена Владимира Менделеева с дочкой Фудзи.

 

 

Офицеры российского флота, надолго «зависнув» в малознакомом порту, были поставлены перед необходимостью решать свои жилищные, досуговые и физиологические проблемы. Как оказалось, аренда небольших домиков в Инасу стоила совсем недорого. С досугом тоже проблем не возникло: владелица местной забегаловки переквалифицировала свой ресторанчик на русский манер — с поварами и песнями. Однако решение «женского вопроса» грозило зайти в тупик, так как местные профессиональные жрицы любви через одну страдали нехорошими заболеваниями. И моряки обратились за помощью к мусуме.

 

Фото (edo-tokyo.livejournal.com): Девушка-мусуме.

 

 

Справка ДВВ

 

Мусуме — временные японские жёны. Стоимость контракта составляла 10–15 долларов в месяц. Японские девушки, становившиеся мусуме, таким образом зарабатывали на приданое, а позже выходили замуж за соотечественников. Соглашение заключалось обычно на срок от одного до трёх месяцев, но всегда продлевалось до той поры, пока временный муж не покидал Японию.

 

 

Дело для русских моряков, приятно удивлённых оказавшимся столь своевременным для них местным обычаем, было новым и непривычным, однако раздумывали они недолго. Когда 36-летний капитан «Аскольда» Иван Унковский, которого на родине ждала законная супруга, первым купил себе жену, зову плоти последовали все, кто имел лишние деньги.

Браки с мусуме не сопровождались официальными церемониями, но это не мешало морякам жить вместе с их жёнами в миниатюрных домиках, похожих на изящные игрушки с крошечными садами, карликовыми деревьями и маленькими ручейками, воздушными мостиками и микроскопическими цветами. Жёны — словно настоящая мечта любого мужчины: юные и покорные, беспроблемные и доброжелательные, всегда готовые исполнить любую сексуальную прихоть своих временных спутников жизни. По-русски они не говорили, язык своих мужей не учили. Да и к чему? Никто из мусуме и не предполагал оставаться с контрактным мужем до гробовой доски.

При этом они не считались ни гейшами, ни девицами лёгкого поведения и хранили своим временным мужьям обет верности. Они, как отмечали современники, «проповедовали моральную непорочность и духовную верность, которая в их глазах ценилась гораздо выше физической невинности». Но правомерно ли считать временных спутниц русских моряков жёнами? Если принять за основной признак, квалифицирующий фактические брачные отношения, ведение совместного хозяйства при наличии единственного и постоянного полового партнёра — то ответ напрашивается только один.

В стройных рядах любителей японских подруг отметились не только безымянные моряки с «Аскольда», но также спустя десятилетия и медийные исторические персоны.

 

Фото (fishki.net): Моряки Тихоокеанской эскадры со своими мусуме.

 

 

«Великая княгиня» и русский «самурай»

 

Обзавёлся мусуме и великий русский писатель Антон Чехов. Во время своего путешествия на Сахалин он заехал в Японию, женился. И, представьте себе, так душой прикипел к своей ненаглядной, что даже решился вывезти её в Россию. Супруги поселились в семейном имении. Однако пара недолго наслаждалась счастьем: наличие у писателя юной супруги вызвало понятный резкий протест со стороны его сестры Марии Павловны, воспитанной в традиционном русском патриархальном укладе. Поэтому японская леди недолго прожила в доме Чеховых: во время временного отсутствия брата Мария Павловна просто вышвырнула её на все четыре стороны. Опасаясь неизбежных разборок с полицией, попыток разыскать и вернуть супругу Антон Павлович не предпринимал.

Не менее драматично сложились семейные отношения с мусуме по имени Така Хидэсима у Владимира Менделеева, сына известного русского химика. Будучи мичманом фрегата «Память Азова», он в 1891–1892 годах побывал в Нагасаки четыре раза и пробыл там в общей сложности несколько месяцев. И всегда спешил к своей любимой временной жене. 28 января 1893 года она родила ему дочь, названную родителями Фудзи (в честь горы Фудзияма). Однако весть об измене дошла до его российской возлюбленной — актрисы Марии Андреевой. Последовал скандал, Владимир с трудом «отмазался», о Хидэсиме ему пришлось забыть. Но, как показала жизнь, выбор он сделал всё же неверный: Андреева своего гражданского мужа так и не простит и станет официальной супругой писателя Максима Горького. А вот Хидэсима ещё не раз и не два будет напоминать Менделееву-младшему в письмах об их любви, слать папаше фото дочки и сетовать, что «испытывает крайнюю нужду и очень стыдится этого перед знакомыми». «…Мы с дочкою молимся за твоё здоровье, чтоб ты не забывал, что ты есть наша сила». Ответов на свои письма она так и не получит, но вот отец ветреного Владимира, Дмитрий Менделеев, всё же вышлет несколько денежных переводов для своей внучки с японскими корнями…

Не удержался от соблазна обзавестись мусуме и великий князь Александр Михайлович Романов. Без всякого стеснения он поведал об этом волнующем эпизоде своей жизни в воспоминаниях, опубликованных в Париже в 1933 году:

«В Японии я оказался, отправившись в 1886 г. в кругосветное плавание на корвете «Рында», …я всего только мичман. То, что я великий князь и двоюродный брат Государя, ставит меня в особое положение… Японочки представляли собою странную смесь нежности с невероятной рассудочностью. Их сородичи не только не подвергали их остракизму за их связи с иностранцами, но считали их образ жизни одною из форм общественной деятельности, открытою для их пола». Насмотревшись на уютные семейные очаги своих женатых друзей, князь пришёл к выводу, что «моё положение холостяка становилось прямо неудобным. …Жёны не могли понять, почему этот молодой «самурай» проводит вечера у чужого очага вместо того, чтобы создать свой собственный уютный дом». И князь решился. На смотрины прибыло 60 претенденток, «все они оказались одинаковыми, все были улыбающиеся, обмахивающиеся веерами куклы, которые с непередаваемой грацией держали чашечки с чаем». В глазах великого князя зарябило, и он сделал свой выбор в пользу девушки в синем кимоно, руководствуясь своим любимым цветом. Выбор оказался удачным. Жена «никогда не хмурилась, не сердилась и всем была довольна. При виде каждого нового подарка выскакивала как сумасшедшая на улицу и созывала наших соседей, чтобы показать им обновку. …Русские офицеры называли её в шутку «нашей великой княгиней», причём туземцы принимали этот титул всерьёз». Два счастливейших года прожил во временном браке Александр Романов, но брак оказался бесплодным. Это — ирония, но если всерьёз, то на протяжении десятков лет, до 1914 года, пока практика временных браков не была запрещена, у русских временных мужей родились десятки детишек. Многие из них остались безвестными, а некоторые достигли в жизни немалых профессиональных высот, став врачами, учёными, писателями.

Но это уже другая история.

 

 

Геннадий ОБУХОВ.

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)