Четверг 17 Октябрь 2019

Он всё решил за всех

Как приморские гардемарины оказались в Африке

 

Фото (sovboat.ru)

 

 

3 октября 1917 года из Балтийского моря во Владивосток отбыл крейсер «Орёл». На его борту находились 205 гардемаринов Петроградских отдельных гардемаринских курсов во главе со своим начальником — капитаном 1-го ранга Михаилом Китициным. Предполагалась обычная учебная практика. Но в порт назначения крейсер не прибыл. Октябрьская революция, ставшая неожиданным сюрпризом для многих подданных Российской империи и заставшая будущих морских офицеров уже в Нагасаки, сломала все их планы на успешное завершение обучения…

 

 

Бунт на корабле

 

Действовавший на то время Морской устав основывался на принципе единоначалия и не предполагал демократических дискуссий на политические темы. Капитан «Орла», руководствуясь желанием уберечь гардемаринов от революционных потрясений, всё решил за них — идти на Сайгон. Но ситуация вышла из-под контроля. Революционные события команда встретила одобрительно, и, вопреки воле Китицына, рядовые матросы в пику офицерам и гардемаринам организовали и провели общее собрание. Они решили, что эмиграция гардемаринов за границу «не соответствует духу времени». Ситуация с каждым часом накалялась всё больше и грозила перерасти в вооружённый конфликт.

Опасаясь, что во Владивостоке офицеров и гардемаринов ждёт расправа, но понимая при этом, что с бунтовщиками всё же лучше договориться, командир пошёл на компромисс. 11 декабря 1917 года «Орёл» прибыл на рейд Гонконга, в котором и состоялась встреча Китицына с русским консулом. Конфликт урегулировали, желающие вернуться в Россию перешли на английский крейсер. В их числе — вся команда. Списались также несколько гардемаринов и четыре офицера. Обескровленный «Орёл» дотянул до Сайгона, в котором по требованию властей вооружение крейсера было демонтировано и сдано на хранение, а военно-морской флаг спущен. Плавание, продолжавшееся 263 дня, окончилось. Оставшаяся сотня гардемаринов и офицеров разместилась в местных казармах, где они находились до зимы. А затем по весне дружно влились в первую волну русской эмиграции в Китай…

Бывший каперанг осел в Японии. Дело своё он сделал, юных соотечественников от революционных потрясений спас. И он ждал. Ждал, когда же его позовут на Родину…

«А чего он ждал? — вправе задать резонный вопрос читатель. — Кто он был такой, всего лишь скромный капитан 1-го ранга, когда в бурные революционные годы и маститые адмиралы оказывались не у дел?».

Ответ на этот вопрос — в необычной биографии капитана.

 

Фото (yandex.ru/images): Подопечные Михаила Китицына

 

 

Подводник-герой и изобретатель

 

Михаил Китицын родился в 1885 году в Чернигове. В 1902 году поступил в Морской кадетский корпус, в 1905-м был произведён в мичманы и направлен на Балтийский флот. Владел французским языком. На крейсере «Олег» участвовал в Цусимском сражении. Выпускник морской Николаевской академии. Совместно с инженером Иваном Бубновым изобрёл первую подводную лодку-малютку типа «морж». Не вдаваясь в её технические характеристики, отметим, что по тем временам это была эффективная и хищная «акула», способная погружаться на 91 метр, имевшая два 250-сильных дизельных двигателя и два 4-лопастных гребных винта. Экипаж — 47 человек.

Реальную эффективность этого проекта подтвердила Первая мировая война. Подводная лодка «Тюлень», которой командовал Михаил Александрович, за период с 28 января по 29 мая 1916 года (пока её не потопили в бою) уничтожила 28 кораблей противника общим водоизмещением 8 973 брутто-регистровых тонны. И это рекорд Первой мировой войны, за что командира «Тюленя» удостоили именного Георгиевского оружия и ордена Святого Георгия.

Конечно же, в таких выдающихся кадрах остро нуждалась новая Россия. И её первый нарком по морским делам, командующий Военно-морскими силами России Павел Дыбенко, конечно же, знал о выдающемся герое-подводнике. Если они и не дружили, то наверняка, оба служа на Балтийском флоте, не раз пересекались. Однако вернуться в Россию и послужить Родине нарком Китицына не пригласил. Наверное, в революционной запарке не до того было или просто запамятовал.

Зато о нём вспомнил «верховный правитель» Сибири и Дальнего Востока адмирал Александр Колчак. По его приглашению уже в октябре 1918 года Китицын вернулся из краткосрочной эмиграции во Владивосток, на остров Русский, и возглавил создаваемое с нуля Морское училище.

 

Фото (img-fotki.yandex.ru): Педагоги и гардемарины Морского училища грузятся на судно «Якут». Ночь с 30 на 31 января 1920 года.

 

 

Собраний больше не было

 

3 ноября к учёбе приступили первые 129 человек, из морских офицеров набрали квалифицированных преподавателей. Особый упор в учебной программе сделали на математику. Преподавались астрономия, теоретическая и пароходная механика, сферическая тригонометрия. Для практических занятий Владивостокский порт предоставил хорошо оборудованные мастерские. Не хватало только артиллерийского класса, и артиллерию изучали по чертежам. Много внимания уделялось физической подготовке, гимнастике, фехтованию и спортивным играм. Преподавание велось без скидок на условия военного времени, за три несданных зачёта гардемарины отчислялись из училища.

В начале 1919 года, участвуя в борьбе с приморскими партизанами, подопечные Китицына получили первое боевое крещение. Отряд гардемаринов принял участие в неудачном десанте в районе села Владимиро-Александровское. Во время высадки были смертельно ранены заместитель и ординарец Китицына, убиты несколько гардемаринов, а сам начальник едва избежал гибели. И эта первая кровь, пролитая его подопечными, стала для Михаила Александровича ещё одним тревожным напоминанием о том, что он готовит кадры для колчаковской армии и что многим выпускникам Морской школы предстоит сложить свои головы на полях Гражданской войны.

Трудно судить достоверно, насколько мучительные сомнения на этот счёт обуревали Китицына по завершении этого злополучного десанта. Но после того, как 4 января 1920 года «верховный правитель» сложил свои полномочия, Михаил Александрович также посчитал себя свободным от обязательств и воинской присяги. И принял то же самое решение: спасать своих гардемаринов. Но общих собраний уже не было, он всё решил за всех. Озвученный им мотив — перебазирование училища на новое место (Крым) — возражений ни у кого не вызвал. Втайне от хозяйничавших в крае интервентов в ночь на 31 января 1920 года личный состав училища и педагоги (более 300 человек), перейдя с острова по льду, загрузились на транспортное судно «Якут».

«Мы грузились, скрипели лебёдки, раздавались короткие команды, и одна за другой поднимались корзины с чемоданами, бочками, винтовками, и всё это исчезало в огромных трюмах. На баке стояли пулемётчики, держа наготове ленты и с минуты на минуту ожидая нападения… Тревожное ожидание царило на корабле; не верилось, что мы уйдём спокойно, без боя. По-прежнему молчал Владивосток, и мы медленно выходили из бухты Золотой Рог…» — вспоминал в своих мемуарах Китицын.

И вот что важно.

Он вновь принял решение спасти своих подопечных и педагогов — в то время, когда спасать их вроде было рано. До падения белого режима в Приморье оставалось больше двух лет, и он не мог знать, «чья возьмёт». Предполагать, конечно, мог. И он никого не спросил: а может, кто не хочет быть спасённым, отправляясь в никуда, а через пару лет бедствовать в эмиграции, так и не найдя своё место в новой жизни? А может, десятки его гардемаринов готовы были остаться на родине и воевать — но уже за новую власть? Как и на каких весах вообще оценить его повторный вояж?! Вопрос не риторический, но только ответа на него нет…

Через несколько месяцев гардемарины прибудут в тунисский порт Бизерту, что на севере Африки, где ещё несколько лет, не сходя на берег, будут поддерживать дисциплину и осваивать учебный курс. Но эти знания им — будущим таксистам, мастеровым и безработным — больше не пригодятся.

В 1926 году новых эмигрантов примут Франция, Бельгия и Чехословакия. Михаил Александрович эмигрирует в США, где найдёт себя инженером в геодезии и строительстве. В 1930 году женится на американке Клэр Редекер, с которой счастливо проживёт следующие 30 лет жизни. Оставит книгу воспоминаний и скончается 22 августа 1960 года на 76-м году жизни — во сне, от сердечного приступа. Нелёгкая жизнь — но лёгкая смерть…

 

 

Геннадий ОБУХОВ.

 

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)