Четверг 12 Декабрь 2019

Тарзан, Горец и просто счастливчик

Кристофер Ламберт несколько часов отвечал на вопросы владивостокцев, в том числе очень личные

 

Фото (StudioCanal): Шон Коннери и Кристофер Ламберт в фильме «Горец» (1986)

 

 

Если бы 62-летнего актёра, бизнесмена, винодела можно было взять в окружение на весь день, поклонники его творчества наверняка так и сделали. Кристофера расспрашивали о киноработах, жизни. Допытывались, что такое любовь и как ему глянулся Владивосток, где оказался впервые в качестве почётного гостя кинофестиваля «Меридианы Тихого». Ламберт с неизменной улыбкой отвечал на все вопросы, с удовольствием выговаривая по-русски «спасибо».

 

Фото (Вероника СТАХЕЕВА)

 

 

 

— Ваше восхождение на киноолимп началось с «Тарзана». До него эту роль играл олимпийский чемпион Джонни Вайсмюллер. Вы со спортом дружите?

— Перед началом съёмок режиссёр заставил меня посмотреть всех Тарзанов, которые когда-либо появлялись на экране, и прочитать все книги об этом персонаже. Спорт я любил всегда, до сих пор три раза в неделю хожу на тренировки — разминка, гимнастика. Много катаюсь на лыжах.

— Вашей кинокарьере больше сорока лет. Какой самый запоминающийся партнёр по площадке?

— Поистине потрясающий опыт — играть в дуэте с Филиппом Нуаре. Такие люди с большой буквы в общении очень просты. Для меня простота — важное качество и в актёрской работе, и в жизни, в бизнесе. Чтобы ты ни делал, надо делать это для людей.

— Говорят, в своё время родители поставили условие: если за два года добьётесь успехов в кинематографе, тогда позволят строить карьеру. На что вы пошли, чтобы выполнить такое условие? Проснулся утром и сказал себе: всё, становлюсь звездой?

— Условие звучало чуть по-другому. Семья хотела, чтобы я смог зарабатывать себе на жизнь актёрской работой. Уехал в Париж, подрабатывал в магазине, но большей частью бездельничал, сплошные гулянки. Потом понял, что осталось всего полгода, чтобы выполнить родительскую задачу. В результате четыре месяца отучился в актёрской школе-студии, и вдруг мой учитель рекомендовал меня в лучшую театральную школу во Франции. Деваться было некуда. К великому удивлению экзамены сдал, а что делать дальше? Первый год занимался какой-то ерундой, практически не учился, при этом находил маленькие роли в скромных кинофильмах. Потом у меня директор школы строго спросил: что ты тут вообще делаешь? А через три месяца я получил роль Тарзана. Я считаю себя большим счастливчиком. С огромным уважением отношусь к людям, которые подарили мне эту удачу.

— Можно ли привлечь удачу?

— Не знаю, честное слово. Наверное, вокруг меня много ангелов, которые мне помогают. Надеюсь на это.

— «Собибор» Константина Хабенского — драма, рассказывающая об ужасах войны, сосредоточенных в одном месте — польском концлагере. Вы сыграли одну из центральных ролей — нациста и начальника лагеря. Хабенский высоко оценил работу с вами, сказал, вы разделяете систему Станиславского. Чем она вас привлекает?

— Это была единственная роль, где мне пришлось идти против своей природы. Даже просто надевать нацистскую форму было обидно и больно. Но именно по этой причине я хотел сыграть эту роль. Накопилось много моментов, когда чувствовал недовольство собой, срывался на людях. Хотя сам по себе человек я очень спокойный. Но поскольку вживаться в роль оказалось болезненно, поэтому оказалось столь же интересно.

— Как относитесь к фантастическому жанру в кино, может, не самому высокому?

— Прекрасно отношусь. Совершенно невозможно отрицать, что в случае Горца и меня произошла идентификация. Когда думаешь про Мэла Гибсона, сразу приходит в голову Безумный Макс. Харрисон Форд — это Индиана Джонс. Ничего в этом плохого не вижу. Кристофер — это Горец. Очень хороший фильм, его смотрят уже три поколения, что делает фильм бессмертным. Сегодня он такой же злободневный, как и в самом начале. Он опережал своё время, когда его снимали.

Что сегодня приносит вам наибольшее удовлетворение в жизни — кино или бизнес?

— Съёмки в кино делают меня счастливым. Я начал заниматься бизнесом 25 лет назад. Снимался не больше чем в двух фильмах в год. Это мало. А если не делаешь в жизни чего-то конструктивного, впадаешь в ступор, глупеешь. Я постарался не глупеть. Занялся бизнесом, и он тоже стал приносить большое удовольствие. В каком-то смысле — это как производство фильма. Нужно собрать деньги на проект, найти людей, которые тебе нравятся, находятся на одном с тобой уровне, преследуют одни и те же цели и задачи. Там нет случайных личностей. Когда я вижу, что какой-то режиссёр ведёт себя с актёрами по-хамски, знаю, хорошей работы у него не получится. Мне опять же очень повезло. А после 40 лет карьеры в кино я заработал главную свободу — сниматься в таких фильмах, в которых хочу. Это может быть картина начинающего, никому не известного режиссёра, малобюджетное, авторское кино.

— Вы винодел, который не пьёт вино. С каким бы напитком вы сравнили ваш фильм «Тарзан»?

— Да, я не пью вино, но с удовольствием вдыхаю его ароматы. «Тарзан» скорее напоминает старинное Chateau Latour, оно стало синонимом безупречного качества.

 

Фото (Валентин ТРУХАНЕНКО)

 

 

На днях в Австралии начали снимать новую версию «Мортал Комбата». Как вы относитесь к этой версии, будете сравнивать себя с новыми персонажами?

— Нет. Я совершенно не знаю, о чём эта история. Считаю, что сравнивать фильмы, которые делались в разное время, нельзя.

— Как вам работалось с Люком Бессоном?

— Он очень серьёзный режиссёр, знает, что делает и чего хочет. При этом я получил огромное удовольствие.

В последнее время в кинематографе уделяется огромное внимание спецэффектам, компьютерной графике. Внимание зрителя оттягивается на зрелищные моменты. Не забивает ли это игру актёра?

— У компьютерной графики нет и не может быть сердца, души. Продублировать душу спецэффектами невозможно.

У вас много увлечений, в том числе коллекционирование живописных полотен. Чем порадовали себя в последнее время?

— Уже лет пять собираю уличное искусство. Вообще искусство — это моя страсть. На выставках-продажах картин с трудом себя контролирую. Словно оказываюсь в казино. Я покупаю картину, даже зная, что не могу себе позволить этого на данный момент. Другая моя страсть — литература. Сейчас готовлюсь написать третью книгу, которая называется «Садовник». Писательское дело привлекает тем, что можно писать, когда хочешь и где хочешь, ты ничем не ограничен.

— Вы сыграли разноплановых персонажей. Как определяете, в каких хотите сняться, а какие отвергаете сразу? Как вы решаете, каким именно будет ваш герой, ведь не всё прописано в сценарии?

— Редко принимаю решение на основе истории, которая рассказана в фильме. Наверное, многое зависит от периода моей жизни, настроения. Сейчас я, повторюсь, играю только то, что нравится исключительно мне. Если надо сыграть что-то необычное, то, чего раньше я не делал, — это и является главным критерием выбора. Мне хотят предложить роль в видеоигре «Смертельный бой», и я соглашусь, потому что для меня это интересно. Никогда не думал и не думаю о том, будет ли этот фильм суперуспешным. Это неважно. Я должен любить своего героя. И ко всему отношусь с этим чувством.

— Что значит для вас любовь?

— Для меня — всё. Так было с раннего детства. Это самое важное и самое сильное чувство. Если тебе повезёт в жизни столкнуться с любовью, не теряй её. Но любовь может быть и к работе, не только к человеку. Страсть же краткосрочна.

— Какой фильм для вас самый дорогой и вообще чем больше всего в жизни дорожите?

— Самый главный фильм — «Тарзан», потому что он открыл мне дорогу в кино, а самое дорогое в жизни — моя дочь и… любовь.

— Что удалось посмотреть во Владивостоке, как вам наша погода?

— Нравится море, люблю океан. К сожалению, успел увидеть очень мало. Понравился ваш старый город, очень красиво.

— Какое русское слово из Владивостока вы увезёте к себе на родину? Может, «море» это особенность и кинофестиваля, и города.

— Это слово «спасибо».

 

 

Досье ДВВ

 

Кристоф Гай Дени Ламберт родился в Нью-Йорке, США. Его отец был французским дипломатом, работавшим в ООН. Ламберт провёл большую часть своего детства в Женеве (Швейцария), а затем подростком переехал в Париж. Сначала Ламберт получил образование биржевого маклера и переехал в Лондон, чтобы изучать английский язык и пройти стажировку на Лондонской фондовой бирже. Однако его ранняя страсть к актёрскому мастерству осталась, и карьера брокера получилась недолгой.

Прорывом для Ламберта стала роль в фильме Хью Хадсона «Грейстоук: Легенда о Тарзане, повелителе обезьян», которая принесла Кристоферу мировую известность и остается одной из его самых запоминающихся ролей. Однако определила его актёрскую карьеру роль в фильме Рассела Малкэхи «Горец». Среди фильмов, в которых он играл, — боевики, научная фантастика, фэнтези, а также фильмы на французском языке. Совсем недавно он снялся в фильме братьев Коэнов «Да здравствует Цезарь!» вместе с Джошем Бролином, Джорджем Клуни, Фрэнсис МакДорманд и Тильдой Суинтон.

 

 

Анна СТЕПАНОВА.

 

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)