Суббота 14 Декабрь 2019

Восемь месяцев надежды

Как красный Октябрь по Приморью шагал

 

Фото (arseniev.org): Константин Суханов, один из первых лидеров советского движения в Приморье.

 

 

7 ноября (25 октября) 1917 года свершилось событие, окончательно сломавшее хребет российскому самодержавию октябрьский вооружённый переворот (именно так именовали акцию её организаторы), по-нынешнему Октябрьская революция. Известие об этом событии пришло во Владивосток на следующий день телеграфом и над краем занялась красная заря. Но лучи её согревали не всех: революционные идеи так и не смогли сплотить жителей края в единую шеренгу борцов за светлое будущее Приморья.

 

 

Только что ядра не летали

 

«Смешались в кучу кони, люди…» Именно эти всем знакомые слова из поэмы русского поэта Михаила Лермонтова невольно приходят на ум при попытке описать предысторию вопроса о власти большевиков в Приморье.

…После Февральской революции, в марте 1917 года, политическая обстановка в крае была нестабильной. Реальная власть в крае принадлежала назначенному Временным правительством областному комиссару, а хозяйственные функции по-прежнему исполняли городские думы. В это время и стали создаваться органы революционно-демократической власти. Так, 4 марта 1917 года (здесь и далее все даты по старому стилю. — Прим. ред.) во Владивостоке избрали первый Совет рабочих и солдатских депутатов, а уже через неделю, 11 марта, на сходе казаков Уссурийского казачьего войска отстранили от власти войскового атамана и сформировали исполнительный комитет. Следом — и областной Совет крестьянских депутатов. Крестьянские и казачьи Советы возникли в Анучино, Сергеевке, Владимировке, Раздольном и других сёлах края.

В этой весенней стихии политической борьбы как никогда комфортно почувствовали себя лидеры местных политических партий — большевиков, меньшевиков, социал-демократов и эсеров общим числом от 2 до 5 тысяч человек каждая. И все они пытались тянуть властное одеяло на себя. Но в мае 1917 года был найден компромисс: на краевом съезде Советов, прошедшем во Владивостоке, избран коалиционный краевой Комитет Советов с преобладанием в нём эсеров и меньшевиков — но при его лидере, большевике Луке Герасимове. И при подобной шаткой партийной конструкции в крае началось шествие демократии (существенно приправленной анархией), главным результатом которой стало не желание улучшить и стабилизировать ситуацию, а поиграть политическими мускулами. Большевики кинулись агитировать в свою веру более 40 тысяч солдат и 6 тысяч моряков Сибирской военной флотилии. Они же инициировали ограничение полномочий коменданта Владивостока и …разоружение местной полиции, а также запустили демократический маховик избрания солдатских и флотских комитетов.

Неудивительно, что уже 28 августа Владивостокский Совет возьмёт власть в свои руки, а фактическая большевизация Приморья с формированием отрядов Красной гвардии начнётся ещё за несколько месяцев до исторического выстрела «Авроры». Но мы ведь в курсе, что жители нашего края всегда отличались своим, особенным, дальневосточным характером…

Так что новость о свершившейся Октябрьской революции если кого и застала врасплох, так это только обитателей периферийных приморских хуторов.

 

Фото (pbs.twimg.com): Плакат против военной интервенции на Дальнем Востоке.

 

 

Крестьянам семена, буржуям национализацию

 

Получив известие о перевороте, приморские большевики сразу же, используя политический момент, развернули агитацию в свою пользу, ну а формально, конечно же, в поддержку революционного Петрограда. Владивостокский Совет в постановлении от 28 октября подчеркнул, что «единственным исходом… для спасения революционной центральной власти является немедленное образование однородной власти, опирающейся на Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, для немедленного созыва Учредительного собрания». Молодцы, хоть о красной диктатуре пока не помышляли. Однако лозунги лозунгами, бумага во все времена многое терпела, но факты таковы: весть о победе большевиков в таком далёком Петрограде ещё больше усилила партийно-властную вакханалию в Приморье.

Так, в ноябре о признании Совнаркома заявили объединённые исполкомы Владивостокского и Никольск-Уссурийского Советов, Сучанский Совет рабочих и солдатских депутатов. Но в то же время на власть в Приморье стали претендовать органы земского и городского самоуправления, получившие карт-бланш от краевого Бюро земств и городов — и в эти органы начались выборы! Терпение большевиков лопнуло и 20 декабря, на очередном 3-м краевом съезде Советов, приняты резолюции о непризнании этих органов муниципальной власти и о провозглашении в крае власти советской. Но земства разгонять не понадобилось, они согласились с тем, что «высшим органом политический власти всё же являются Советы» — и сохранили свои хозяйственно-организаторские полномочия. Любопытно, но путь демократизации, проторенный приморскими большевиками, принёс неожиданный для них результат: правление Уссурийского казачьего войска, стремящееся к независимости от Советов, в январе 1918 года на войсковом круге избрало своим новым атаманом небезызвестного Ивана Калмыкова. Да, того самого, который уже спустя несколько месяцев начнёт вылавливать и вешать большевиков, даровавших ему эту самую демократическую возможность избраться.

За те несколько месяцев, что были отпущены историей советской власти в Приморье, она, справедливости ради надо отметить, успела немало сделать для местного пролетариата и деревенской бедноты.

Так, на основе решений 3-го краевого съезда Советов во Владивостоке был образован областной Совет рабочего контроля по производству и распределению. Он устанавливался за всеми промышленными, торговыми и другими предприятиями (на Уссурийском стекольном заводе, Океанском фанерном и кожевенном заводах и других предприятиях). В деревне Советы взяли под контроль порядок землепользования, ввели ограничение арендных платежей, запретили захват свободных земель казачеством. Крестьян дополнительно наделяли землёй, выдавали им семена, инвентарь и денежную помощь. В связи с предстоящей демобилизацией «старой» армии Советы кроме отрядов Красной гвардии приступили к созданию полноценной Красной армии, а также органов по охране правопорядка и законности — милиции, народных судов и революционных трибуналов. Ну а что касается приморских «буржуев», то им, конечно, не поздоровилось: Тетюхинский рудник, лесопильные заводы предпринимателей Сенкевича на реке Хор и Скидельского в Имане (ныне Дальнереченск) подверглись национализации.

 

 

…есть у революции конец

 

5–6 апреля 1918 года во Владивостоке с иностранных кораблей высадились японский и английский десанты. Напуганный Ленин отбил во Владивосток товарищам телеграмму, в которой призвал готовиться к обороне и эвакуации важных грузов. Но тревога (пока) оказалась напрасной — в конце апреля десантников отозвали на свои корабли. Это, как выяснилось позже, была лишь генеральная репетиция предстоящей интервенции, так сказать, военно-морские учения с рекогносцировкой на местности.

Но политическая и военная ситуации для Советов начали ухудшаться. В зоне КВЖД формировались отряды генералов Хорвата и Семёнова, летом державы Антанты договорились об организации объединённой интервенции на Дальнем Востоке. Для свержения советской власти они решили использовать бывших военнопленных чехословацкого корпуса, отправляемых на родину морем через Владивосток. В апреле в Приморье прибыли его первые отряды, а к июню их число составило 15 тысяч человек. Именно они 29 июня 1918 года устроили во Владивостоке белый переворот. Спустя восемь месяцев советская власть в крае пала: руководство владивостокского исполкома во главе с председателем Константином Сухановым арестовали, сам Совет распущен.

Дальсовнарком объявил край на военном положении. Начались ожесточённые бои, и части Красной Армии отступили к станции Уссури. Каждая из сторон противостояния насчитывала примерно по 15 тысяч штыков. Этот военный паритет, конечно, позволял Советам отстаивать свою власть, однако в августе в Приморье высадились первые тысячи американских и японских интервентов, призванных защитить чехов — то есть одну из фактически воюющих сторон. 4 сентября Красная армия оставила Приморье и Хабаровск, отступив в Амурскую область. В сентябре большевики решили прекратить боевые действия, перейти на нелегальное положение и «готовиться к новым методам борьбы».

…Не пройдёт и месяца после этого вынужденного решения, как в Сучанском уезде появятся первые партизаны: именно они и окажутся тем самым «новым методом борьбы», который во многом позволит окончательно и бесповоротно установить в крае советскую власть.

 

 

Геннадий ОБУХОВ.

 

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)