Суббота 14 Декабрь 2019

Тайга: ни закон, ни медведь ни при чём

Как в приморских дебрях пропадают охотники, корнёвщики и «шишкари»

 

Фото (Валерий КУЗОРА/ РИА PrimaMedia)

 

 

Жителям городов, как правило, такого рода сообщения не особо интересны, хотя по краевым СМИ они проходят ежегодно, да по нескольку раз. Интерес и резонанс вызывают лишь те из них, где речь идёт о близких или друзьях уважаемых и влиятельных жителей краевого центра, как, например, было не так давно с пропавшей четвёркой рыбаков, один из которых жил в Арсеньеве и был менеджером оборонного завода, а другой — бизнесменом из Владивостока.

 

Также широкую огласку получила несколько лет назад история с убийством двух жителей Находки, один из которых оказался к тому же депутатом местной думы, — их застрелили в Анучинском районе, где у их фирмы находилась заимка с базой отдыха и охотугодьями, в отместку за хамское поведение и побои, причинённые местному жителю приезжими охотниками.

 

Но вот о бесследно исчезающих в приморской тайге сборщиках дикоросов — чаще всего этого оказываются так называемые шишкари, сборщики кедрового ореха или корнёвщики, пытающиеся найти заветный женьшень, — СМИ сообщают лишь как о факте происшествия, как правило, на основании релизов МЧС.

 

При этом не менее часто в прессе попадаются сообщения о задержании на границе контрабандного груза дериватов: того же женьшеня (занесённого в Красную книгу, добыча которого запрещена законом), лап и желчи медведя, струи кабарги, пантов оленя, а кедровый орех из края вывозят сотнями тонн всеми законными и незаконными способами. В том числе по фальшивым лицензиям на заготовку и вывоз, полученным в Казахстане на подставные фирмы (одна из распространённых схем), по кустарно изготовленным «липовым» справкам о закупках (этим сектором «теневого бизнеса» в крае издавна ведали структуры некоего «авторитета» Гочи из Дальнегорска), тогда как собственно центр скупки и вывоза кедровых орехов, дикоросов и дериватов животного происхождения подконтролен выходцам из Китайской Народной Республики и находится в Уссурийске.

 

Многим приморцам памятна история с хищением со склада в Уссурийске груза из 312 тонн кедрового ореха, изъятого у одной фирмы и переданного на хранение другой. Тогда как непосредственно похищение груза (для чего пришлось привлекать бригаду грузчиков и несколько автомобилей-тягачей) организовали сотрудники местного отдела МВД. Один из которых срочно уволился из органов и пытался скрыться у родственников в Грузии, но был задержан в столичном аэропорту с сумкой наличных денег.

 

Из вышеизложенных фактов несложно сделать вывод, что отрасль заготовки и сбыта дикоросов и дериватов в Приморском крае предельно криминализована и практически все её обороты находятся «в тени» рынка. Тогда как объёмы средств, оборачиваемых в этой сфере, более чем весомы для краевого бюджета.

 

И вот в сентябре нынешнего года новый случай исчезновения людей в приморской тайге. На этот раз — двоих граждан КНР, зарегистрированных по Уссурийску. Они отправились не собирать дикоросы, а скупать их у местного населения.

 

Как выяснилось, пропавших жителей Поднебесной, у которых при себе были два миллиона рублей наличными, убили. И о раскрытии этого убийства на прошлой неделе сообщило Следственное управление СК России по ПК. Заодно упомянув о двоих задержанных подозреваемых приморцах, которые признались в убийстве китайских скупщиков. В Приморье преступлений такого рода совершается немало, но большинство остаётся нераскрытыми.

 

О личностях подозреваемых СКР по Приморскому краю не сообщал. Но по информации источников, близких к расследованию, это жители краевого центра Александр Олиферов и Константин Ошмарин. При этом Олиферов давно фактически проживал в Чугуевском районе, где он обзавёлся репутацией «хозяина» угодий в районах сёл Пшеницыно и Достоевка. Его там называют Иванычем-таёжником.

 

Константин Ошмарин, также как и Олиферов, владевший недвижимостью в краевом центре и участками в Надеждинском районе, давно и хорошо известен правоохранительным органам. Ещё с 1999 года, когда вместе с другим хорошо известным «авторитетным бизнесменом» Сергеем Г., что доводился зятем одному из тогдашних влиятельных вице-губернаторов, проходил по делу о похищении двоих перекупщиков автомобилей из города Комсомольска-на-Амуре, которых они с третьим подельником избили и заперли в контейнере, вымогая деньги.

 

Впрочем, и сам Олиферов в разное время пытался заниматься бизнесом в компаниях «Примфлотснаб», «Аквамарин» и «Владкомплектсервис», но не преуспел, все фирмы ликвидировались. Зато у него ещё в 1994 году изымался самодельный мелкокалиберный револьвер. А кроме того, оба этих гражданина значились в «чёрных списках» страховых компаний как мастера выгодно страховать «Ленд Крузеры», которые вскоре «угоняли», получая за это немалые выплаты. Причём один из автомобилей был таким образом застрахован и «угнан» несколько раз по поддельным ПТС.

 

Следствие по данному факту в самом разгаре, подозреваемые указали место, где были сожжены тела убитых граждан КНР, но по делу назначен и проводится ряд соответствующих экспертиз и других мероприятий.

 

По версии следствия, «наводчиком» мог выступать «Иваныч», Олиферов, — так как он и прежде вёл дела с китайскими скупщиками дикоросов и был с ними, что называется, «на короткой ноге». А вот кому принадлежала идея разбоя и убийства, каковы конкретно роли каждого из обвиняемых — как раз и выясняет следствие, собирая доказательства, оценку которым даст суд, определяющий степень вины и меру ответственности обвиняемых.

 

Пока же можно лишь говорить о том, что криминальные структуры держат под контролем «теневой рынок» дикоросов и дериватов, в том числе тех, что запрещены к добыче и обороту по закону. И, несмотря на все усилия властей, положительных сдвигов в этой сфере незаметно. Еще при и. о. губернатора Приморья Андрее Тарасенко обобщались данные о том, сколько можно собрать в приморской тайге кедрового ореха без ущерба для экологического равновесия и кормовой базы диких животных — цифра едва превысила одну тысячу тонн. При этом официально, через аукционы, в аренду сдавались угодья для промысла кедровых орехов, где цифры значились иными — свыше трёх тысяч тонн ореха в год, добываемых на законных основаниях. А если учесть, что теневой рынок сбора, скупки и экспорта орехов и других богатств приморской тайги продолжает успешно действовать, то миллионы наличными в карманах скупщиков — дело вполне обыденное. Их «навар» превосходит затраты в десятки раз. Настолько, что скупщики готовы даже рисковать жизнями, забираясь в таёжные дебри за «товаром», где не то что никакого закона нет, но и медведь — не прокурор.

 

Виктор БУЛАВИНЦЕВ.

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)