Вторник 11 Август 2020

Браконьеров остановим, а корейцы-рабочие выгодны всем. И Приморью тоже

Пока Северная Корея не решит проблемы с браконьерами, никаких квот на вылов рыбы в российских водах она не получит. Об этом заявил чрезвычайный и полномочный посол РФ в КНДР Александр Мацегора во время встречи с журналистами во Владивостоке. При этом дипломат убеждён: соседнюю страну необходимо во что бы то ни стало выводить из-под жёстких санкций. Иначе можно получить воплощение корейской пословицы: «Если мышь загнать в угол, она сожрёт кошку».

 

Фото (Максим КАВАЛЕРОВ): Во Владивостоке Александр Мацегора получил заслуженный приз конкурса природоохранной журналистики «Живая тайга» — «за активную дипломатию в деле сохранения морской экосистемы Северо-Восточной Азии»

 

 

Армады северокорейских браконьеров второй год незаконно прочёсывают воды у берегов Приморья, вычерпывая из Японского моря всё живое и оставляя после себя тонны мусора. В десятках случаев рыбаки из КНДР не возвращаются домой — их утлые посудины не выдерживают штормов. Кульминацией же противостояния стала сентябрьская перестрелка между незваными гостями и приморскими пограничниками. В тот момент, кажется, всем стало ясно: на море уже не до шуток, надо решать проблему по-соседски.

 

Фрагменты интервью с Александром Ивановичем мы публикуем в сегодняшнем номере ДВВ.

 

 

О природе браконьерства

 

— Несмотря на то, что Корейская Народно-Демократическая Республика — суперуправляемое и администрированное государство, сотни, тысячи людей отправляются в территориальные воды другой страны и ведут там нелегальную деятельность. Почему так произошло? Дело в том, что у соседей наступили очень тяжёлые времена. Полная блокада. Остались совершенно небольшие экономические лакуны, которые, может быть, ещё работают. Корейские прибрежные воды давно непродуктивны. Соответственно, люди пытаются искать способ выжить, заработать деньги. Говорю не в их оправдание. Просто хочется объяснить, почему Пхеньян не может прекратить беззаконие. Вполне допускаю, что некто на среднем уровне, а, возможно, кто-то и выше в руководстве провинций или ведомств напрямую организуют данный процесс. Рядовой кореец пересечь границу без разрешения не может. То есть какой-то административный ресурс наверняка работает.

 

Это всё такое очень причудливое северокорейское переплетение свободного рынка образца Чучхе и жёсткой административной направляющей руки.

 

Особенно ситуация обострилась, когда корейцы не получили разрешения на вылов в российских водах. Минрыбхоз КНДР объяснил нам: законные рыбаки с квотами обычно не допускают нелегалов в «свои» зоны. Сейчас же наступила абсолютная вольница, что северяне уследить уже не могут за своими нелегалами. Уговаривают нас: выдавайте квоты, и это поможет справиться с бедой — сродни саморегуляции. Однако корейцам отвечаем жёстко: пока вы не наведёте порядок со своим браконьерством, ни о каких квотах речи быть не может. Мы должны создать вместе с вами серьёзную двухстороннюю структуру, которая будет выявлять каждый случай браконьерства и делать всё, для того чтобы подобные случаи не повторялись.

 

 

О людских потерях и спасениях

 

— Естественно, цифр, сколько северных корейцев погибает в море, у нас нет. При этом наши пограничники и военные моряки спасают десятки иностранных рыбаков. Надеюсь, корейские друзья нас хотя бы за это поблагодарят.

 

Да, действительно, в 90-е годы пограничники практиковали стрельбу по японским морским нарушителям… Но в наше время ситуация изменилась. Сейчас по японцам мы уже не стреляем. Ведь надо за каждый патрон отчитываться. Не думаю, что здесь какой-то особый [более мягкий] подход к корейским браконьерам по сравнению с японскими. Примерно одно и то же, я считаю. Хотя мне как послу хотелось бы, чтобы к корейцам относились особо.

 

Во время резонансного сентябрьского столкновения наши пограничники выполняли свой долг и по-другому поступить просто не могли. Здесь ещё сталкивается разность менталитетов. Как объясняют корейцы, по вашим российским правилам поведения нарушитель должен встать на колени, заложить руки за голову. Кореец не должен вставать на колени! Поэтому кого-то из браконьеров такой подход мог спровоцировать на конфликт…

 

 

О непродуктивности санкций    

 

— Думаю, мы справимся [с проблемой браконьерства]. Во всяком случае серьёзно уменьшим масштабы неправомерных дел. И здесь взаимодействие будет и по линии МИДа, и наши пограничники, думаю, будут более системно действовать. Нарушителей надо всё-таки перехватывать где-то на границе экономической зоны.

 

…Новый курс, который руководитель КНДР обещал 1 января, может привести к тому, что США и их союзники постараются ещё более ужесточить — вплоть до полной блокады страны. Но позиции РФ и Китая схожи. Все эти ужесточения проблему только усугубляют, ставят корейцев перед необходимостью доказывать, что санкции на них не влияют. А как это доказать лучше, чем запустить ещё одну межконтинентальную ракету и провести ядерный взрыв? Вы думали, что нас задавили? Получите, распишитесь!..

 

Да, мы, как и американцы, против ядерного соседства. Но политика на корейском направлении должна быть аккуратной, а не подобно слону в посудной лавке.

 

 

О рабочей силе

 

— Корейские рабочие для нас выгодны со всех точек зрения. Мягкая сила, экономика, политическое влияние. И вот сейчас, к сожалению, мы этого всего можем лишиться.

 

 

От редакции

 

В сентябре 2017-го года Совбез ООН запретил странам выдавать разрешения на работу гражданам Северной Кореи по программе дополнительных санкций против Пхеньяна. Резолюция ООН, предполагающая отправку из России северокорейских рабочих до 22 декабря, будет выполнена в срок, заявили накануне в МИДе. 17 декабря Россия и Китай распространили в Совете Безопасности ООН проект резолюции, которым, в частности, предлагается отменить ряд ограничений в отношении КНДР.

 

 

Кореец, который работает, к примеру, во Владивостоке, мало того что сам себя кормит, он ещё от трёх до десяти человек на родине содержит. В среднем, думаю, каждый рабочий 500 долларов в месяц получает. Помимо того, что ещё государство что-то с этого наверняка имеет. Для них это колоссальные деньги. Люди могут даже какой-то свой небольшой бизнес открыть — это теперь возможно в Северной Корее.

 

Корейцы значительную часть средств, которую они зарабатывают в Приморье и других регионах нашей страны, тратят на российские товары. Пхеньян завален ими. Конфеты, печенье, консервы, рыба, колбаса. Пусть объёмы не на миллиарды, но всё же. И вообще, я должен сказать, столица КНДР очень здорово застраивается. Строители применяют весь свой передовой опыт, накопленный в России.

 

Проблема комплексная. Я прилетел на самолёте из Пхеньяна во Владивосток. Пока есть корейские рабочие, которые летают, пользуются этим самолётом, рейс существует. Не будет трудяг, вот эти дипломаты, 2,5 человека, авиасообщение не спасут…

 

Что делать? Надеюсь, что выход будет найден. Потому что окончательно загонять народ в угол нельзя!

 

 

О взаимной торговле

 

— Есть ли перспективы у корейских товаров на российском рынке, учитывая санкции? К сожалению, ограничения очень здорово подрезали взаимную торговлю. Главные северокорейские товары — уголь, морепродукты, железная руда, нерудные ископаемые, цветные и чёрные металлы — под запретом. Всё, что касается косметики, лекарственных препаратов, считаю, это возможно. Но продукция, естественно, должна пройти необходимую сертификацию. Проблема вот в чём. Американцы скрупулёзнейшим образом, буквально под увеличительное стекло рассматривают любого, кто рискнёт даже законным бизнесом заниматься в Северной Корее. Преследование, заморозка счетов… Наши бизнесмены, в отличие от более рисковых китайцев, просто запуганы.

 

Александр СЫРЦОВ.

 

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)