Вторник 11 Август 2020

Что там, после оливье?

Год павшей крысы не сулит Приморью ничего хорошего

 

Фото (zen.yandex)

 

 

Это уже просто дежавю какое-то, на грани безумия — проходят десятилетия, но каждый Новый год мы встречаем вместе с неистребимым, как диванный клоп, телевизионным «Голубым огоньком», в пламени которого поют и пляшут одни и те же несгораемые, вечно молодые старцы. Всякий раз мы готовим непременный салат оливье, который, считается, особенно хорошо идёт под бой курантов, шампанское и неизменно оптимистичное поздравление президента.

 

И сам он — всегдашний. Под его речи выросли двое моих сыновей — 30 и 20 лет, и порой мне кажется, что я тоже всю жизнь живу при нём. В этих древних скрепах, салатных традициях, бесконечной стабильности и без всяких надежд на перемены.

 

В советское время у всех нас была уверенность в завтрашнем дне, а сегодня многие уверены, что будет только хуже. Вы хотите фактов? Они есть у меня: с первого января вновь поднимаются цены — на съестное, спиртное и курительное, увеличиваются тарифы ЖКХ, вырастет стоимость лечения и обучения, поездок в авто и полётов на самолётах, расходов на одежду и обувь. Пенсии так и останутся нищенскими, зарплата — крохотной. Многие в этом году вообще работы лишатся: более двух тысяч работников дальнегорского химкомбината «Бор», 138 человек с Дальзавода, полторы сотни энергетиков. Массово избавляются от кадров или переходят на укороченный режим работы (по четыре и даже по два дня в неделю) легендарные приморские предприятия — Лермонтовский ГОК, арсеньевский «Прогресс», 322-й авиационный ремонтный завод, комплекс «Звезда». Во Владивостоке, едва начался год, на улицу выгнали 800 (!) сторожей и сторожей-вахтёров, охранявших городские учреждения образования.

 

Вместо прорывов у нас сплошные провалы. Дальний Восток последние несколько лет получает самые большие федеральные транши на супермегапроекты, но до сих пор не в шоколаде, а даже как-то совсем наоборот. Люди живут беднее всех в России, народ с региона валом валит, а оставшиеся мало размножаются и много мрут, не дождавшись пенсии, которую то ли заморозили, то ли отложили, то ли всё-таки украли.

 

В Приморском крае за чертой бедности находятся почти 14 % жителей, из них 2 % живут в нищете, элементарно голодают. 14 процентов — это примерно 265 000 человек. Два города Уссурийска бедняков! Эти люди увязли в хронической стабильности, как Лиза Бричкина в топком болоте, и спасти их некому. Вот такое сегодня кино.

 

Эксперты Международного банка реконструкции и развития недавно подсчитали, что только через 100 лет благосостояние российских граждан может сравниться с уровнем развитых стран. Жаль, в эту пору прекрасную жить не придётся — ни мне, ни тебе. Впрочем, не стоит горевать. Великий провидец, писатель Салтыков-Щедрин ещё когда написал: «Если я усну и проснусь через сто лет и меня спросят, что сейчас происходит в России, отвечу: пьют и воруют». Почти два века прошло, а всё в точку.

 

Возьмусь предсказать, что будет с нами в новом году. Сразу после оливье — ирония судьбы, а следом — козни мышиного короля, который отомстит за дважды павшую владивостокскую Мышь. Этот злосчастный символ-2020, ценой в неплохую бюджетную машинку — 677 тысяч рублей, установленный на главной городской площади, вначале сбили машиной, а потом ещё и сожгли.

 

Мышь — существо коварное и злопамятное. Что-нибудь да учинит пакостное. Жизнь станет «менее лучше и менее веселей». Но 31 декабря у нас снова будет всё тот же салат на столе и те же лица в телевизоре.

 

Кажется, этот оливье никогда не кончится.

 

Марина ПОПОВА

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)