Среда 25 Ноябрь 2020

Душенька

Приморская амазонка, ставшая «по блату» сестрой милосердия, спасла сотни русских солдат

 

Фото (slovoart.ru)

 

 

Ровно 120 лет назад, в феврале 1900 года, в китайский город Тяньцзинь передислоцировали Приморский драгунский полк во главе с его командиром полковником Павлом Вороновым. Вместе с ним прибыла его юная супруга Душенька. И никто, в том числе и муж, не мог и предполагать, что 20-летняя Евдокия не станет прятаться за прочными засовами от ужасов гражданской войны в Китае (вошедшей в историю как «боксёрское восстание»), а, словно бесстрашная амазонка, ринется в самое её пекло…

 

Фото (slovoart.ru): Транспортная повозка Евдокии Вороновой.

 

 

Предсвадебная рокировка

 

Евдокия родилась в 1878 году в семье хорошо известного приморцам Алексея Старцева — крупного предпринимателя и мецената, внебрачного сына декабриста Николая Бестужева и красавицы-бурятки. На острове Путятина он создал образцовое хозяйство, в котором занимался коневодством и садоводством, животноводством и птицеводством, построил пасеку и разводил шелковицу, делал большие успехи в стекольном, кирпичном и фарфоровом производстве. Понятно, что семья Старцевых не бедствовала, и когда Душе (или Душеньке, как ласково называли Евдокию в семье) исполнилось 18 лет, она уехала в Швейцарию получать медицинское образование. Через год, окончив учёбу, вернулась домой.

 

Бойкая и озорная. Красивая, обаятельная. Великолепная наездница, она и стреляла метко, и характер — решительный. Недаром братья Бринеры называли её «путятинской амазонкой», а один из них — Борис (в будущем — отец известного актёра Юла Бриннера) даже сватался к ней. Но получил вежливый отказ — в отличие от так и оставшегося безвестным некоего молодого человека из Владивостока. И свадьба Душеньки состоялась здесь же, на Путятине, в 1898 году. Правда, мужем Евдокии оказался немного не тот жених… «…Матери он приглянулся. И, когда он сделал предложение, мама сказала: «Выходи за него, Душенька, не будет тебе лучшего мужа…». В назначенный день на остров съехалось множество гостей. Жених приехал со своим другом — уже немолодым офицером Вороновым. Он многое повидал, человек бывалый, весёлый и холостой. Увидев друга жениха, невеста с первого взгляда влюбилась в него.

 

…Под венцом Душа оказалась с Вороновым. Ей как-то удалось убедить всех, в том числе и маму, и жениха, что это — судьба…» — так изложил подробности предсвадебной рокировки Владимир Бараев, российский писатель и хроникёр семьи декабриста Бестужева.

 

Фото (slovoart.ru) Евдокия (слева), её сестра Елизавета и Павел Воронов.

 

 

Жаба, стерегущая «конфликт интересов»

 

Свадебное путешествие молодых по чудным уголкам России особо не затянулось, супруги отбыли в Китай, к новому месту службы полковника Воронова — гасить «боксёрское восстание». Пощады от восставших ждать не приходилось, так как они в ходе стычек не щадили никого — ни женщин, ни детей. Начались боевые действия, появились первые раненые… Евдокия не стала отсиживаться дома и все свои медицинские знания, полученные в Швейцарии, применила на китайском фронте. Вялые возражения мужа на этот счёт супруга проигнорировала. Более того, именно его она и заставила организовать и разместить в обозе специализированную повозку для сбора и перевозки раненых с поля боя.

 

Однако затея Вороновой, позволившая ей спасти десятки раненых, понравилась почему-то не всем. Так, например, сослуживец полковника по кавалерии некий капитан Дружинин оценил авантюру как «вредное и отвлекающее полк от боевой работы дело», а также как «…обузу для полка, особенно, если им руководит жена командира полка». Пожалуй, в последней фразе всё и дело… Можно предположить, что этот капитан оказался в числе тех сослуживцев командира, чьи жёны сидели дома (и не воспользовались «семейным блатом», как Воронова, дабы попасть на войну), — и их взяла зависть. А проще говоря, жаба придушила. Да, по нынешним антикоррупционным меркам в подавляющем большинстве случаев (и все они описаны в законе) жена не может служить у мужа в подчинении, и подобная ситуация называется «конфликт интересов». Но только что здесь был за конфликт такой, в результате которого Евдокия получила не барыш, а боевое ранение и Георгиевскую медаль за храбрость?..

 

Фото (kandinsky-art.ru): Евдокия во время Русско-японской войны.

 

 

«Голос в сердце стучится…»

 

После подавления «боксёрского восстания» мирная передышка для фронтовой семьи Вороновых оказалась недолгой. В 1904 году, с началом Русско-японской войны, полковника отправили на передовые позиции в Маньчжурию. Евдокия, естественно, находилась рядом и, что не менее естественно, вновь реализовала свой благородный замысел. Но теперь, во избежание пересудов, идею воплощали на личные средства императрицы Александры Фёдоровны, пожертвовавшей на оборудование санитарного транспорта гигантскую по тем временам сумму — 10 000 рублей. Этих средств хватило на оборудование 14 санитарных двуколок, из которых 10 предназначались для перевозки раненых, а в четырёх перевозились «медикаменты, перевязочные материалы и питательные припасы».

 

Всю войну провела на полях сражений приморская амазонка и спасла сотни раненых. Конечно, можно представить, как эта смелая девушка вытаскивает на себе с поля боя раненых бойцов (именно такие картины знакомы нам по фильмам о Великой Отечественной войне), но зачем? Ведь живые свидетельства о встречах с Душенькой оставили очевидцы той эпохи.

 

Дмитрий Янчевецкий, корреспондент газеты «Новый край»: «Госпожа Воронова, с детства говорящая по-китайски, владеет китайским языком в совершенстве. Если бы она пожелала произнести в Петербурге речь на китайском языке, она затмила бы весь Восточный факультет безукоризненной чистотой и красотой произношения…»

 

Пётр Краснов, беллетрист, в будущем — белый генерал: «Это была какая-то необыкновенная сестра. Все её спрашивали, всем она распоряжалась. Худенькая и стройная, молодая, загорелая, с изящными манерами, с русыми кудрями, выбивающимися из-под косынки и шляпы, с темными соболиными бровями, тонким носом и ясными глазами, полными страдания… Одна душа, казалось, в ней осталась, тело исчезло, так исхудала она. …Её спокойная рассудительность в рискованные минуты, её мягкая настойчивость и твёрдая воля с железной энергией заслужили ей такое уважение и веру солдат, что они и не бранились при ней. Быстро и смело делали они своё дело, только изредка, когда трескотня японских ружей становилась ближе, поглядывали на свою барыню… И по глазам, и по одобрительным взглядам было видно, что они её не выдадут, умрут, а вызволят, изо всякой беды выручат».

 

Владимир Немирович-Данченко, корреспондент газеты «Русское слово»: «Маленькая, худенькая, очень изящная… Большие чёрные глаза — в них и вопрос, и тоска о чём-то… Голос тихий и нежный — в сердце стучится. Я её видел в злополучную бойню под Вафангоу — верхом, по пути в перевязочный пункт, у носилок раненого, у гроба умершего. Она не покладала рук, голодная, утомленная, измученная! Где только она брала силы, откуда они являлись к ней?».

 

После войны её мужа повысили до генерала и отправили служить в Туркестан, затем — в Санкт-Петербург. Дальнейшая его судьба осталась неизвестной, сама же Евдокия Алексеевна уже во время Первой мировой войны неведомыми путями оказалась в Сербии, в городе Груже. Видимо, на чужбине жилось ей несладко, так как в своём последнем письме в сентябре 1924 года, адресованном родственнице, она писала: «Ты не можешь представить себе, как угнетает мысль о том, что через некоторое время окажешься снова на улице, без гроша и с сильно поддавшимся здоровьем… Крылья подрезаны, ничего не можешь. Говорят, жизнь в России налаживается….»

 

Жизнь в России, конечно, наладится — но уже без неё. Душенька больше не вернётся на Родину — а время, обстоятельства и место её кончины так и останутся неизвестными…

 

Геннадий ОБУХОВ.

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)