Понедельник 6 Апрель 2020

Неимущим предоставляется…

…Да ничего не предоставляется, потому что не положено. Администрация может вам сдать ужасную хибару приличные уже расхватали. Зато за копейки. Деваться некуда, люди берут

 

 

Фото: Старый дом на Яблоневой снаружи выглядит довольно солидно. Но если взглянуть в окно квартиры, которую предлагают очередникам, настроение ухудшается…

 

 

Вот уже два года во Владивостоке можно снять жильё за мизерную плату. Люди, которым бесплатной крыши над головой по закону не положено, стоят в очередях. Безрукие просят найти вариант хотя бы с центральным отоплением. Старики надеются поселиться поближе к остановке и чтобы хоть с целыми окнами да с полом. И уж конечно, всем хочется удобств не на улице. Но приличные дома разобрали давным-давно, и теперь граждане возмущены, а чиновникам ничего не остаётся, как разводить руками: другого нет…

 

 

Будка у собаки лучше

По молодости Светлана Ивановна работала на ТЭЦ-2 во Владивостоке. А как на пенсию вышла, в родной Пожарский район поехала, но какая там для пожилых работа? Вернулась в город.

На пенсию особо не выживешь, и 65-летняя Светлана Ивановна подвизается то в больнице, то билетёром в туалетах на вокзале, то сейчас вот сиделкой. Снимает во Владивостоке комнату за 10 тысяч — но и это бьёт по карману. Так что когда подруга-крановщица рассказала, что во Владивостоке можно взять городскую жилплощадь за мизерную сумму, очень обрадовалась.

Вот уже два месяца каждую среду пенсионерка приходит на Ильичёва, 15 в надежде, что ей достанется приличный уголок.

В этой очереди у женщины даже друг появился — тоже мужчина в годах, без квартиры. Пока он по командировкам да по вахтам, падчерица его выписала и жильё продала. Теперь мыкаются вместе — так попроще. Да и по-соседски жить лучше, чем в одиночку на новом месте обосновываться.

 

— Когда десять адресов предложат посмотреть, когда два. Но квартиры такие — собаке будку лучше дают, — сетует Светлана. — Где есть печное отопление, где и того нет. Предложили нам десять квартир на острове Попова на выбор. Мы даже ехать не стали: паром в 17 уходит — обратно только утром. А ночевать где? Другой раз и ключей не дают — вы, говорят, в окошко посмотрите. Ещё на Русском предлагали. Одноэтажный барак на четыре квартиры. Там пристройка типа коридора, вся разваленная. В доме печки нет, полы горбатые. Старые вещи на полу брошены — люди уезжали и не забрали. В прошлую среду дали Яблоневую, 73 — две квартиры как раз. Мы вместе и поехали, хорошо хоть такси взяли. Это чёрт-те где — непогода была ещё, еле добрались. Дверь снегом завалена и шифером доверху. Ну, ничего — говорят, на следующей неделе комнаты в коммуналках планируют давать…

Приезжаю на Маковского, 108 — один из адресов, которые назвала читательница. Серая одноэтажка недалеко от федеральной трассы. До автобусной остановки можно дойти пешком, хоть и слякоть. Часть окон — пластиковые, со шторками. Часть — деревянные. В подъезде чистенько и хорошо слышно, о чём разговаривают люди за дверями. С торца, если подняться на цыпочки, видно — вот она, квартира с выбитыми окнами и строительным мусором внутри. Туалета нет, конечно. Коты с сытыми мордами с шиферной крыши сарая смотрят презрительно. Местный житель в ответ на попытку пообщаться отворачивается и уходит. В общем, царит «радушие».
На Яблоневую, 73 без машины добраться сложно — по Шаморовской развязке пару километров, потом налево («неровная дорога» — предупреждает навигатор), потом ещё раз налево. Видим добротный, ещё царской постройки дом из красного кирпича, пластиковые окна оторочены белым. Вокруг уже стоят или строятся коттеджи. Двери в подъезд тоже основательные, железные — и они заперты. Большая часть барака обнесена дорогим зелёным забором, рядом припаркованы автомобили. Из-под забора доносится звон цепи, высовывается суровая собачья морда и лает так, что всё сразу ясно. Та самая дверь, заваленная еще не до конца растаявшим снегом, — с торца здания. Окна разбиты, через них можно увидеть, допустим, «интерьер». Внутри очень грязно, на стенах местами зелёная клеёнка, местами они обглоданы до деревяшек. В общем, чтобы навести здесь относительный порядок, придётся потрудиться…

 

Спрос превышает предложение

В городском управлении по исполнению программ по поддержке населения приём «по предоставлению свободных жилых помещений муниципального жилищного фонда» в коммерческое использование проводится по средам с 14:00 до 18:00. Но очередь, говорят, занимают с 8 утра. Хоть учёт желающих и не ведётся, понятно: спрос существенно превышает предложение.

В очередях люди знакомятся, общаются. Была женщина с тремя детьми — она уже живёт в таком доме, но просит договор хотя бы на пять лет (по условиям программы он заключается на год и постоянно продлевается). Люди боятся, что, когда сделают ремонт, их просто выгонят. В прошлую среду приходила женщина лет сорока без правой руки. Просила дом с центральным отоплением — чтобы дрова не колоть и не носить. Но откуда такому дому взяться-то?

 

А теперь настало время скучных объяснений. Есть жильё, которое власти (разных уровней) обязаны предоставить совершенно бесплатно. Например, детям-сиротам, чернобыльцам, вынужденным переселенцам. Или тем, кто остался без крыши над головой в результате ЧС или пожара (не спешите поджигать свои дома — там ещё много условий). Расселить обязаны тех, кто живёт в ветхих и аварийных домах — правда, возникают вопросы по расположению «социального» жилья. Ведь хибары хоть ужасные и без удобств, да в городе. А новенькие трёхэтажки с центральным отоплением, чистейшими подъездами, безопасной проводкой, элементарно с тёплым туалетом — в пригороде, на Порт-Артурской или Карла Маркса. Есть недовольные такой локацией.

Среди льготников также очередь — и это отдельная тема, почему всех в один присест осчастливить не получится. Но наша история вообще-то не про тех, кому по закону положено бесплатно и сразу.

Есть муниципальная недвижимость, которую льготникам предоставить по тем или иным причинам невозможно. Раньше она просто числилась на балансе города мёртвым грузом. Но в какой-то момент её решили сдавать. И с 2018 года во Владивостоке есть так называемый жилищный фонд коммерческого использования. Это, как правило, не жильё класса люкс (мягко говоря). Туалет на улице, вода из колонки, или отопление не центральное, или удобства на этаже, или цокольное помещение, или мало «квадратов», или кухни нет, или просто плохое общее состояние. Но есть люди, которых и такая конура спасёт от ночёвки в буквальном смысле на улице. Или позволит зарегистрироваться во Владивостоке (это иногда нужно для работы). Кстати, это даже вовсе не обязательно конура. Просто все приличные варианты, конечно, кончились почти сразу. А очередь не кончилась.

Бесплатно муниципальное имущество раздать просто невозможно по закону. Но цены гуманные — от 100 рублей за кв. метр. Зависят от расположения, условий, состояния, наличия коммунальных благ, типа дома и пр. Текущий ремонт и оплата счетов ЖКХ ложится на арендатора, конечно. Жильё, объясняют в городской администрации, предоставляется «как есть».

 

Хотя бы никто никого не выгонит

Председатель комитета по экономической политике и муниципальной собственности думы Владивостока Василий Васильев объясняет:
— Сейчас в списке коммерческого фонда — больше 230 позиций. Но программа действует довольно давно, почти всё уже занято. Так что фактически в коммерческий наем в городе сдаётся порядка 25 помещений. Фонд мобильный, туда включаются новые квартиры по мере освобождения. В марте ещё квартир 15 появится. Есть жилье по 9, 10, 15 «квадратов». Есть комнатки крохотные. Не всё на периферии — допустим, и бараки на ул. Арсеньева в списке есть. Это хороший вариант для тех, кто вообще не имеет возможности купить или снимать. Стоимость выходит очень небольшая, 2–3 тысячи рублей. В городе сейчас ничего за такие деньги не снимешь. Я добавлю, что комнайм — хорошая возможность для тех, кто уже живёт в этих домах, чтобы легализоваться. На одном из заседаний комитета мы такую ситуацию рассматривали. На Русском бараки состояли на балансе Минобороны, а потом переданы администрации города. А там раньше жили военные с семьями, служебное жилье было — так и остались, на птичьих правах, просто не уехали, и никто за этим до какого-то момента не следил. Закончилось всё благополучно.

При этом есть и список ветхого и аварийного жилья. Но оно идёт под снос, в аренду его не предоставляют. Другой вопрос, что в этом списке не все ужасные дома города…

 

Социальное жильё — отдельная тема. Его можно приватизировать. Бывает так, что люди вообще за ним не следят и даже прописывают своих родственников, чтобы потом, когда дом признают аварийным, получить побольше «квадратов». Коммерческое жильё приватизировать не получится. Но вряд ли кто-то из него выгонит людей, которые вовремя платят за коммуналку и аренду.

 

Валерия ФЕДОРЕНКО.

Фото автора

 

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)