Понедельник 6 Апрель 2020

Оранжевая революция

Рабочие со «стройки века» на Русском, устроившие стихийную забастовку, готовы митинговать снова

 

 

 

Сегодня работы на объекте федерального значения музейно-театральном комплексе рядом с ДВФУ кипят по-прежнему. Хотя ещё несколько дней назад здесь вспыхнула настоящая «оранжевая революция». Именно так выглядела многосотенная толпа разъярённых работяг, облачённых в одинаковые робы цвета спелого апельсина. Они, строители века, просто сидели-стояли рядом с одним из недостроенных зданий. Основная причина бойкота зарплата, срезанная без объективных причин почти на треть.

 

Ремарка. Ни одна из глобальных строек на острове Русский во Владивостоке не обходится без таких же глобальных «разборов полётов», посадок тех, кого назначили виновным, громких возмущений со  стороны привлечённого со всех окраин страны рабочего люда. Достаточно вспомнить возведение исторических мостов через пролив Босфор Восточный и бухту Золотой Рог. Ещё не растворились в памяти печальные факты, когда для обманутых (здесь так и хочется использовать непечатное слово) строителей из Украины, Сибири приморцы всем миром собирали деньги. Это чтобы бедолаги, оставшиеся без копейки по вине работодателей, смогли вернуться на родину.

 

История, как известно, развивается по спирали. Вот и на этот раз она дала очередной, совершенно не оригинальный виток.

 

 

Остап не виноват

 

Начнём с главного. Музейно-театральный комплекс — это не простой объект строительства. Это — часть политики страны. Здесь планируют разместить массу важных культурно-бытовых нужностей — жилые корпуса для сотрудников и специалистов комплекса, филиал Центральной музыкальной школы при Московской государственной консерватории им. Чайковского, филиал Академии балета им. Вагановой, среднюю общеобразовательную школу и интернат для детей, которых планируется обучать музыке и балету. Проект будет состоять из нескольких зданий, соединённых между собой внутренним пространством. На территории также оборудуют открытые и закрытые общественные зоны. Так заранее расписали будущие культурные перспективы местные власти.

 

«Начало строительных работ запланировано уже на этот год. Для координации проекта, на реализацию которого направят более 30 млрд внебюджетных средств, создана специальная дирекция. К проектным и строительно-монтажным работам привлекли подрядную организацию «Стройгазмонтаж», — цитируем местные СМИ. — В составе объекта предусматривается строительство концертного зала Мариинского театра на 1 100 мест, музейного комплекса с фондохранилищем и активной работой четырёх ведущих музеев: Государственного Эрмитажа, Государственной Третьяковской галереи, Русского музея и Музея Востока. Также в состав войдут Высшая школа музыкального и театрального искусства на 300 обучающихся. Общая площадь составит более 120 000 квадратных метров».

 

Как доложил генеральный директор компании-подрядчика «Стройгазмонтаж» Сергей Гараев, культурную махину планируют сдать 1 января 2024 года. Застройщик заверил, все работы выполнят вовремя. Ой ли? Если пользоваться дипломатическим языком, то, учитывая протестные настроения рабочих, лозунги могут остаться пустым звоном. Примечательно, что ещё в начале прошлого года Ольга Голодец, заместитель председателя правительства Российской Федерации, будущее острова Русский преподносила в самом благожелательном свете. Если кто-то в последующих словах Голодец углядит аллюзию к фильму про Остапа Бендера, я не виновата:

 

— Здесь, во Владивостоке, нам выделена потрясающая земля на берегу океана. С появлением этого комплекса Владивосток превращается в столицу российской культуры. Очень важно, чтобы талантливые дети, живущие на Дальнем Востоке, имели возможность получать хореографическое, музыкальное образование на самом высоком уровне.

 

 

Плохо работаете, вот и получайте. Вернее, не получайте

 

В минувшую среду, 11 марта, строители музейно-театрального комплекса взбунтовались вполне по-пролетарски, несмотря на высокий статус рукотворимого ими объекта. Они в полном составе (или почти в полном, учитывая вахтенный метод работы) предпочли бездействовать. Образовалась живописная стачка, которая отсылает к урокам по истории в средних школьных классах. Тогда, если не ошибаюсь, мы проходили предреволюционные российские годы: «Верхи не могут, а низы не хотят».

 

Не менее тысячи строителей разных специальностей из самых разных уголков страны, до этого лихого времени не знавших о существовании друг друга, стали единым целым. Причём очень неудобным целым для лиц, ответственных за ударные темпы стройки.

 

Я как корреспондент ДВВ, конечно, устремилась в эпицентр событий. Шутка ли? Стихийная забастовка, степень накала которой упорно пытаются притушить в глазах общественности заинтересованные люди. Это желание нивелировать значимость события стало явным уже на подступах к строящемуся музейно-театральному комплексу.

 

— Кто вы — газета? Здесь и так СМИ до вас хватало, — утомлённо проговаривает по телефону невидимый начальник строительства, к которому меня отсылают охранники. — Я на нижнем объекте с трёх часов утра.

 

— Сочувствую вашей работе. Но и у меня своя работа. Неважно, хватает вам других СМИ или нет, — парирую вежливо. — Если откажете в проходе на территорию, вам же не с руки. Я побеседовала с работягами за пределами КПП (И это чистая правда. — От ред.). Вся информация есть.

 

С такими же усталыми нотками в голосе некто по фамилии Простоквашин перепоручает меня начальнику службы безопасности объекта. Он (фамилия осталась в тайне не только для меня, но и для работяг, перед которыми важная фигура будет позже держать речь) явно из бывших военных. Принадлежность выдают казённые фразы типа: «эти бастуют, потому что им не заплатили за сложность и напряжённость». Переводим на «гражданский» язык: двум тысячам строителей обещали зарплату в 100–120 тысяч рублей в месяц. Последние месяца три так и было. А за февраль созидатели «стройки века» получили на руки по 30–50 тысяч. «Зажали» так называемую премиальную часть жалованья (чувствуете душок «серой» зарплаты?). Ибо плохо работали, поясняет безымянный начальник службы безопасности. Срывали сроки строительства.

 

Хорошо, что эти слова не слышали сами работяги. Хотя наверняка слышали, только в другой интерпретации.

 

 

Делаем топоры, как первобытные люди

 

В официальных СМИ чиновники упорно утверждают, что бастовало не более 400 человек. Интересно, а сами они, представители власти, сочли нужным побывать на стройке, за которой зорко следит руководство страны? Нет. Тогда бы они даже без очков смогли определить: недовольных в разы больше.

 

— Всех рабочих мы обеспечиваем в социальном плане, — монотонно вещает начальник службы безопасности, который сопровождает меня к массовому скоплению «оранжевых» мужиков и которому, по всей видимости, отведена роль козла отпущения. — Мы их бесплатно кормим, они обеспечены государственным жильём, спецодеждой. Ну посмотрите, у многих из бастующих даже ботинки чистые. Они же на объект не заходили, бездельничают.

 

С пристальностью, которой позавидовал бы даже Шерлок Холмс, изучаю обувь недовольных. Новья или подобия чистоты на сапогах из самого дешёвого материала не обнаружила. Лукавишь, господин начальник.

 

Мужики за словом в карман своих оранжевых роб не лезут. Режут правду-матку без экивоков на парламентские правила. В смысле, звучат маты. Опять же, в переводе на «гражданский» язык.

 

—  Бесплатную кормёжку дают? Да чтоб они сами это ели, — желают своим «хозяевам» работяги. — Мяса не видим. Сплошная гречка на воде с сахаром или рыба. Да ладно бы рыба. Вчера котлеты давали из тука. Не знаете, что такое тук? Это вонючая мука из рыбьих костей.

 

Дармовое жильё — отдельная тема. Мужики приглашают меня в гости, но, услышав подробности быта, вежливо и с ужасом внутри отказываюсь.

 

— Часть из наших живёт в хостеле на Выселковой, часть — здесь, на острове, в общежитии. Хостел, на наш взгляд, это похлеще тюремной камеры, хоть никто из нас там не был. На тридцати квадратах должны жить по 30–40 человек. Что значит невозможно разместиться? Мы же размещаемся.

 

Душ на всех один, санузел совмещённый. Горячей воды практически нет. Стираться-сушиться негде, тараканы кишат, перечисляют особенности национального быта гости Владивостока. Но это ещё цветочки, дурно пахнущие. Впереди ягодки.

 

— Нам говорят: плохо работаете, отстаёте от графика. А как работать, если нечем? — бьют в лоб вопросом мужики. — Инструментов нет. Мы за свои покупаем не только рабочие рукавицы. Пару выдают на месяц, а она на работах с металлом рассыпается в труху через сутки. Нет «болгарок» (одна на десять человек), приходится покупать молотки, сантиметровые рулетки, крючки, чтобы вязать арматуру (один крючок стоит 360 рублей минимум. — От ред.).  Мы топоры сами делаем из подручного материала, как первобытные люди.

 

 

Обещаем выплатить всё

 

Стройка замерла на двое с половиной суток. Пусть кто-то не верит, но это своеобразный рекорд, учитывая масштаб проекта, пристальное наблюдение за его реализацией сверху и непоколебимую решимость неожиданно сплотившихся строптивых рабочих.

 

В первый же день стихийной забастовки на место ЧП прибыли: прокуратура Приморского края, следственный комитет, полиция, представители Роспотребнадзора. Непокорные не просто саботировали работы, они написали заявления в соответствующие инстанции. Заместитель председателя правительства Приморского края Елена Бронникова в пятницу поспешила сообщить: строители на острове Русский приступили к своим обязанностям.

 

Все понимают, что работать надо. Инициативная группа выдвинула требования, в основном по прозрачности задач и результата. Руководство ООО «Стройтрансгаз — Восток» с этими требованиями согласилось, разъяснила Бронникова.

 

Мужики, вас обнулили, жонглируют новомодным глаголом владивостокцы, сочувствующие работягам.

 

Те надеются, что их нервы потрачены не напрасно. Забастовщикам пообещали до 25 марта выплатить все долги. Только поэтому они вышли на объекты. Но чувство локтя никуда не делось. Так что в любой момент слабозащищённые от начальников рабочие готовы снова устроить революцию казённого оранжевого цвета.

 

Ирина ФАСОВА.

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)