Вторник 1 Декабрь 2020

Слуга царю, отец солдатам

Генерал Василий Белый никогда не праздновал труса и вошёл в историю как герой Порт-Артура

 

Фото (myekaterinodar.ru)

 

 

В марте 1906 года генерал Василий Белый назначается начальником артиллерии Владивостокской крепости. Его имя ныне практически ничего не говорит многим нашим читателям, хотя в своё время (в 1976-м) Советская военная энциклопедия, совсем не жаловавшая казачество, писала о генерале как об одном из «…организаторов обороны и героев Порт-Артура». Но он был не просто героем, а наряду с сослуживцем генералом Романом Кондратенко категорическим противником сдачи крепости.

 

«Ну и что? — спросит исторически подкованный читатель. — Мало ли у кого какое мнение было на этот счёт? Можно подумать, что если бы удержали Порт-Артур, то итоги Русско-японской войны оказались бы иными». На этот счёт отечественные историки до сих пор ведут дискуссии с цифрами и фактами в руках. Однако бесспорно одно: крепость были готовы оборонять герои, а сдали — трусы…

 

Фото (regnum.ru): Оборона Порт-Артура. Иллюстрация 1904 г.

 

 

Почти самоучка

 

Будущий генерал-артиллерист родился 19 января 1854 года в Екатеринодаре в семье потомственного казака Черноморского казачьего войска Фёдора Белого. Понятно, что при таком раскладе Василий навряд ли мог стать поэтом или оперным певцом — а только казаком и защитником Отечества. Службу свою он начал 15-летним урядником в Кубанском конном полку, затем учёба в юнкерском училище. С началом Русско-турецкой войны 1877–1878 годов Белый воюет на фронте, производится в сотники, а за боевые отличия получает первый свой орден — Святой Анны 4-й степени. (Вообще, забегая вперёд, подчеркнём, что орденов и медалей, с бантами, мечами и без оных, у него будет немало. Не все они боевые, некоторые — по совокупности, так сказать, служебных деяний, «за вклад». Почти как нынешние юбилейные.)

 

Следующие несколько лет будущий генерал служит на разных должностях в управлениях Александропольской и Карсской крепостной артиллерии. Пользуясь этим обстоятельством, изучает артиллерийскую премудрость на практике — хотя знаний, конечно, не хватает. Этот пробел Василий Фёдорович в 1891 году восполняет — на правах вольнослушателя в Артиллерийской школе в Санкт-Петербурге, по окончании которой и начинает свою военную карьеру артиллериста. Спустя год Белый, уже в звании подполковника, переводится в Севастопольскую крепостную артиллерию. Военных действий Россия пока не ведёт, и у Василия Фёдоровича есть желание и время изучить весь накопленный в этой сфере передовой опыт. Для чего в составе инспекторских комиссий, но чаще самостоятельно посещает крепости в Одессе, Очакове и на Балтике. Объект его интересов — новые электротехнические приборы, в том числе «шворневые» и «вертикально-базные дальномеры». Наверное, для выпускников технических вузов эти кавычки не нужны, а для простых читателей выразимся яснее и проще: будущий новатор-артиллерист погружается в тему и учится лупить врага ещё успешнее — более плотным, кучным и дальним артиллерийским огнём. И эти знания не просто пригодятся ему на дальнейшей воинской службе, но и позволят стать тем самым «организатором обороны и героем Порт-Артура». Куда он и прибыл в августе 1900 года.

 

Фото (avatars.mds.yandex.net): Артиллерийский расчёт. Порт-Артур, 1903 г.

 

 

Рыдающая скрипка

 

Вновь назначенный командир Квантунской (то есть фактически Порт-Артурской) крепостной артиллерии за годы, предшествующие войне с Японией, усиливает оборонительные редуты — организует переоборудование двух укрепрайонов. Пишет и внедряет новые правила сигнализации и дозорной службы. Ну и самое важное, разрабатывает новое для России направление в артиллерийском деле — так называемую стрельбу с закрытых позиций.

 

 

Справка ДВВ

Стрельба с закрытых позиций (СЗП) — ведение артиллерийского огня по целям, которые находятся вне прямой видимости с огневой позиции. Прямой противоположностью ей является стрельба прямой наводкой. При первых опытах СЗП в ходе Крымской войны 1853–1856 годов её точность корректировалась голосовыми командами наблюдателей («взять левее», «недолёт» и прочими). По методике, разработанной генералом Белым, для этих целей при СЗП использовались математические приборы — угломер и панорама, что резко повышало точность стрельбы.

 

 

Генерал, находившийся в осаждённом Порт-Артуре с семьёй, выдержал всю его осаду. И особой его заботой стали простые солдаты. Он следил за бытовыми условиями батарейных команд, и нижние чины чувствовали заботу генерала. Как вспоминали очевидцы, был он «…с сединами, худощав. Из-под высокого лба спокойно смотрели добрые сероватые глаза. …Молодцеватый полковник, мчащийся от одной батареи к другой. Однажды он появился в нашем районе. Остановил коня, спрыгнул на каменистую землю и поздоровался с нами. Потом закурил и угостил нас папиросами. Мы разговаривали запросто. …С этого момента мы почувствовали, что Василий Фёдорович уважает и любит простых солдат».

 

Генерал страстно любил музыку, и сам неплохо играл на скрипке. Хрупкий музыкальный инструмент он брал в руки в минуты тяжёлых сердечных переживаний и изливал ему душевную боль. Увы, делал это неоднократно. По той причине, что на этой проклятой войне героически погибли оба его сына, Иван и Леонид, — и оба раза, словно реквием по юным героям, в поздней ночи рыдала в его руках скрипка. Ведь если настоящие мужчины не плачут — то пусть плачет она, скрипка… Обе его дочери, также находившиеся с ним в Порт-Артуре, выжили, а старшая из них, Раиса, даже вышла замуж за 19-летнего Александра Стесселя, сына коменданта Порт-Артура. (Какое нам до неё дело? В ноябре 1907 года Белый будет вызван в Верховный военно-уголовный суд в качестве свидетеля для дачи показаний по делу о сдаче Порт-Артура. Против своего, уже отставного, высокопоставленного родственника. Свидетельствовать будет неприятно и трудно, но Белый с волнением справится. Стесселя лишат всех званий и наград и приговорят к смертной казни. Вот такая она, настоящая ухмылка судьбы…)

 

В ходе осады Белый, как и его соратник, генерал Кондратенко, постоянно находился на передовых позициях. Кондратенко будет убит шальным попаданием мощного снаряда, Белый отделается контузией с ранением в ногу. На военном совете 14 декабря 1904 года Василий Фёдорович мужественно высказался за продолжение обороны, заявив, что снарядов хватит надолго. Мнение артиллериста не учли. Но он как чувствовал. Оказалось, после сдачи крепости в руки японцев попало свыше 206 тысяч артиллерийских снарядов разного калибра — и это не считая тех, которые нашим солдатам, морякам и офицерам удалось взорвать или утопить в последний день перед капитуляцией! Ну и так, совсем не по мелочам — «винтовочных патронов было сдано противнику свыше 5 миллионов 438 тысяч штук, …японцы нашли на сданных им складах 690 тысяч суточных пайков пшеничной муки, 80 тысяч пайков ржаной муки, 11 200 пайков кукурузы, 1 125 пайков риса, 666 тысяч пайков сухарей, 175 тысяч пайков консервов, 23,333 млн пайка соли, 1,33 млн пайка сахара и фуража для лошадей на 56 дней».

 

В отличие от сдавшего Порт-Артур свата, спокойно поехавшего домой с огромным багажом личного имущества, генерал-майор Белый не воспользовался правом вернуться в Россию и добровольно отправился в японский плен. Несмотря на так и не залеченную рану на ноге, он до конца остался со своими воинами. В плену пробыл 11 месяцев, а по возвращении его назначили председателем Комиссии по приёму пленных, возвращавшихся на Родину, позже — начальником артиллерии Владивостокской крепости. Мучительные боли в раненой ноге, увы, не позволили 52-летнему генералу успеть выполнить запланированные им фортификационные работы в полном объёме.

 

3 июля 1910 года в Пятигорске, в хирургической лечебнице профессора Субботина, «ему произведена была операция — ампутация левой голени в верхней трети по случаю гангрены левой стопы…». А менее чем через год, 21 апреля 1911 года, на стол российского самодержца лёг доклад «О производстве начальника артиллерии Владивостокской крепости генерал-лейтенанта Белого в генералы от артиллерии с увольнением за болезнью от службы». Высочайшее соизволение последовало незамедлительно…

 

Наслаждаться покоем и генеральской пенсией Белому придётся не очень долго. Морозным вечером 7 января 1913 года он, будучи тяжелобольным, испустит свой последний вздох — и будет похоронен в Царском Селе (ныне г. Пушкин). Ныне могила героя Русско-японской войны находится под хорошим присмотром, её посещают потомки генерала, местные жители и приезжие.

 

И на могиле всегда — живые цветы.

 

Геннадий ОБУХОВ.

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)