Воскресенье 29 Ноябрь 2020

Пьянковы, напоившие край

Не помогли братьям заработанные миллионы — всех скосил туберкулёз

 

 

 

Иногда фамилия влияет на судьбу самым непосредственным образом. Вспомним, например, спринтера Валерия Борзова, саблиста Виктора Кровопускова или автора знаменитой поваренной книги Вильяма Похлёбкина. Понятно, что носители немного комичной фамилии Пьянков поневоле задумаются: или водкой торговать — или самим употреблять. В начале апреля 1881 года один из трёх братьев Пьянковых, Владимир, прибыл двигать бизнес во Владивосток. Какой бизнес — понятно…

 

Традиционным образом («родился-крестился-учился») рассказать о каждом из братьев не получится. Нет даже достоверной информации о точных датах их рождения и смерти. Забегая вперёд, отметим, что каждого из них в возрасте примерно 45–55 лет одного за другим выкосил туберкулёз.

 

«Своими» предпринимателями, развивавшими экономику края и распространявшими питейную культуру, купцов Пьянковых считают не только в Приморье, но и в Хабаровском крае и даже в Амурской области. Бизнес они поставили с размахом — напоили целый регион.

 

 

Монополистам сопутствует успех

 

В чём-то братья были похожи, чем-то — разнились. Старший, Иннокентий, будучи студентом Петербургского университета, увлёкся идеями народовольчества, был под арестом. Примкнул к террористической организации «Чёрный передел», но её разгромили, а все её 193 члена оказались под судом. В ходе процесса «прикинулся шлангом» (паинькой и рядовым пропагандистом, лишь разносившим литературу), что и спасло его от каторги — но не от ссылки в Сибирь. Там его соратник по революционному движению Александр Квятковский умирает и оставляет безутешной жену Екатерину. Иннокентий, движимый вспыхнувшей любовью к молодой вдове и чувством сострадания к двум её болезненным дочкам, берёт её в жёны.

 

Еще два брата на востоке России оказались по своей воле. Михаил, получив в наследство от отца «весьма умеренную» сумму денег, отправился «на разведку» в Николаевск-на-Амуре. Убедившись, что деловая перспектива просматривается всерьёз, сам обосновался в Николаевске, а брата Владимира пригласил во Владивосток.

 

Начало нового дела всегда таит в себе предпринимательские риски. Михаил с Владимиром также могли потерять свои накопления, тем более спиртное на местном рынке было всегда. Самопальный контрабандный китайский ханшин, а также виски, ром и ликёрчики, завозимые по морю из Европы и США. Однако в пользу Пьянковых сыграло несколько обстоятельств.

 

Во-первых, на восточной окраине Российской империи пили традиционно немало. Суровые мужчины обживали суровый край… По статистике 1915 года, среди рабочих почти 40 % признались, что не могут провести день без алкоголя, и они же спускали на водку 50 % своего заработка. Так что было кого поить. Во-вторых, именно в эти годы власти начали бескомпромиссную борьбу с китайскими контрабандистами. В-третьих, на местных рынках не было в достатке именно качественной водки, а ко всяким заграничным пуншам-шмуншам русский мужик не привык.

 

И, наконец, банальный риск. Было бы странно считать, что местным полукустарным шинкарям до приезда в регион Пьянковых в голову не приходила мысль вывести бизнес из тени и нарастить его объёмы. Но для этого пришлось бы платить немалый налог с оборота. А никто не рисковал, не тратился. Братья не побоялись, взяли у властей казённый откуп. И не прогадали.

 

Восемь лет ушло на раскрутку бизнеса, но монополистам, как показывает экономическая практика, во все времена сопутствует успех. К концу 1880-х годов каждый из братьев стал купцом 1-й гильдии, и по предложению Михаила их усилия были объединены путём создания Торгового дома «М. Пьянков и братья». В 1893 году они построили и запустили близ села Никольского винокуренный завод, наняли рабочих, закупили импортное оборудование. Дела резко пошли в гору.

 

То ли из чувства родственного сострадания, то ли из необходимости расширения бизнеса Пьянковы «выписали» из Сибири заблудшую революционную душу — брата Иннокентия, и поручили ему заведовать филиалом в Благовещенске. Тот справился, «поднялся на бабки», а его супруга Екатерина, превратившись из наивной институтки с испуганными глазами во властную, вечно всем недовольную и вздорную матрону, окончательно загнала мягкого мужа под каблук. В то время как братья (успокаивая совесть?) щедро жертвовали десятки тысяч рублей налево и направо, эта скупая мадам фактически запретила Иннокентию благотворительную деятельность. И разрешила ему открыть узенький краник материальной душевной доброты лишь после того, как он кинул к её ногам первый заработанный миллион.

 

А вот о меценатских проектах купцов Пьянковых, пожалуй, стоит рассказать подробнее.

 

Фото (img-fotki.yandex.ru): Этикетка столового вина от братьев Пьянковых

 

 

«Пьяные» рубли — в новое дело

 

Конечно, братья в глубине души понимали, что, спаивая дальневосточников хоть и качественным, но всё же алкоголем, они никоим образом не улучшали их нравственность.

 

Видимо, именно отсюда их желание прослыть меценатами и покровителями учебных и богоугодных заведений, почётными председателями десятков различных обществ. Так, в 1893–1898 годах Михаил ежегодно жертвовал хабаровчанам до 30 тысяч рублей. А его брат Владимир, промышлявший в Приморье, в 1889 году на свои средства устроил во Владивостоке научную станцию для препарирования морских животных и жертвовал городским лечебницам бочонки со спиртом высшей очистки. Он пополнял городские библиотеки собраниями сочинений Чехова, Толстого и Карла Маркса, а училищные и школьные библиотеки — сотнями томов произведений Жуковского и Пушкина, Лермонтова и Некрасова. Благодаря Владимиру в селе Никольском появилась церковно-приходская школа, а во Владивостоке — Народный дом, выстроенный по проекту местного архитектора Ивана Мешкова (улица Светланская, 43). Что же касается третьего Пьянкова, Иннокентия, то из-за скверного нрава супруги, перекрывшей ему «кислород», жертвовал он нечасто, больше пробавляясь на заседательской ниве. Числился в членах Хабаровского церковно-городского попечительского совета, Амурского отделения Благовещенского епархиального совета, а также членом правления Хабаровского окружного общества спасения на водах и даже правления городского Общества дешёвых столовых.

 

Может быть, по тем же соображениям совести стремились братья максимально растворить алкобизнес в других предпринимательских проектах, не вызывавших общественного отторжения. Да, прибыльнее бизнеса, нежели торговля водкой, в те времена в Приморье не было. И не было никакого финансового резона Пьянковым выращивать ячмень и кукурузу, пшеницу и овёс, картофель и капусту, разводить скот и домашнюю птицу. Или возводить для рабочих и служащих школы и больницы, прокладывать линии водоводов и телефонной связи. Но они инвестировали заработанные на водке сотни тысяч рублей в строительство доходных домов и магазинов, мельницы, лесопильного, кирпичного и стекольного заводов. Современным языком говоря, диверсифицировали и расширяли экономическое пространство края и региона.

 

 

Все разъехались по свету

 

Судьбы братьев сложатся трагически.

 

Первым в июне 1898 года умрёт от чахотки основатель Торгового дома Михаил, все дела перейдут к его вдове. В 1923 году она, напуганная ужасами Гражданской войны, покинет Хабаровск. Все 700 рабочих и служащих разбегутся, а домовладения и имущество фирмы будут конфискованы.

 

Вторым из братьев отправится на тот свет Владимир — и это случится 28 февраля 1903 года в японском Нагасаки, куда он отправится в надежде излечиться. Дела во Владивостоке примут его родственники. Всё так же закончится конфискацией активов с приходом новой власти, в 1923 году.

 

Во время войны с Японией взбалмошная супруга Иннокентия фактически бросит мужа и с дочерьми-гимназистками уедет в Москву. Останется сын, которому отец передаст дела, прежде чем покинуть край, на прощание подарив городу 100 тысяч рублей на открытие Высшего технического института. Но воплощения в жизнь своей идеи не дождётся и последним из братьев также сгорит от чахотки в ноябре 1911 года. Исход тот же — конфискация активов и уже полное прекращение существования Торгового дома Пьянковых.

 

Новая власть — Дальсовнарком — национализирует все банки и имущество братьев, разыщет и присвоит частный вклад Иннокентия в одном из банков. Ну а родственники купцов Пьянковых разъедутся — в США, Китай, Францию, Австралию.

 

…За сто с гаком лет новые власти, руководившие и ныне руководящие дальневосточными территориями, имя ни одного из троих братьев увековечивать не стали. Наверное, или фамилия всё же неблагозвучной показалась, или их бизнес. И никакие щедроты не помогли…

 

Геннадий ОБУХОВ.

 

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)