Среда 15 Июль 2020

За лес и море — с колокольчиком

 

На защиту особо охраняемых природных территорий Приморья встали общественники, учёные и «разлучницы»

 

 

 

 

Приморский краевой суд во Владивостоке продолжает рассматривать скандальное дело об особо охраняемых территориях регионального значения. Экологические активисты (движение «Право народа» и благотворительный фонд «Элемент») подали иск против Законодательного собрания.

 

Требуем провернуть фарш назад

 

Суть дела в том, что общественники требуют отменить принятые в прошлом году изменения в краевой закон. Поправки эти гласят, что власти Приморья имеют право упразднять памятники природы, заказники и даже нацпарк регионального значения и изменять их границы (раньше ликвидировать ООПТ краевого значения не имел права вообще никто). Общественники стояли в пикетах, устраивали митинги, прорывались на совещания и комитеты, чтобы высказать свою позицию против ликвидации природных богатств края. Их вроде бы даже выслушали, но требования, разумеется, не удовлетворили.

 

Отдельные депутаты, радевшие за закон всеми руками и ногами, помимо прочего, заинтересованы были бы, допустим, выращивать на месте заповедных бухт аквакультуру или добывать ценную ракушку (а сейчас там ничего нельзя). Да и на заседаниях краевого парламента звучали мнения о том, что природа природой, но надо развивать предприятия, создавать новые рабочие места… Более того — компания «Акватехнологии», контролируемая самым богатым депутатом ЗС ПК Сергеем Слепченко, уже подала в край обращение на упразднение ООПТ «Тавричанский лиман» в устье реки Раздольной. Хотелось доосвоить квоты на Сorbicula japonica Prime. Ему пока не позволили добыть больше положенного — причём, кажется, только потому, что шум поднял заслуженный эколог РФ Анатолий Лебедев.

 

Год назад представители тогда ещё краевой администрации убеждали депутатов и общественников, что надо принимать закон, потому что некоторые памятники природы приходят в негодность. Так говорили и на суде (туда вообще-то сейчас не пускают «вольнослушателей», но присутствующие могут писать звук и выкладывают часть информации в соцсети). Якобы минприроды Приморья увидело, что Синельниковский родник иссяк, Калиновая роща сгорела, Тутовая роща вымерзла. В общем, всё не слава богу. Конечно, тут надо бы отметить, что за ООПТ тоже надо приглядывать, а восстанавливать всегда лучше, чем уничтожать… Но в этом сейчас разбирается суд. Мы, конечно, не питаем иллюзий по поводу его решения: чтобы одна ветвь власти отменила решение другой ветви — нет, сынок, это фантастика.

 

 

Фото (Максим КАВАЛЕРОВ): Поэт Спартак Голиков

 

 

В полицию с тамбурином

 

Интересные дела происходят не только в самом суде, но иногда и около него. Вот в минувший вторник пять молодых деятелей искусства из арт-группы «Дальневосточные разлучницы» планировали пройтись по кругу, ударить в тамбурин и колокольчик, спеть свои песни и прочитать стихотворение Спартака Голикова. И всё в поддержку особо охраняемых территорий Приморского края. Это своеобразная форма акционизма — авангард ведь всегда идёт бок о бок с политикой. Без ругательных слов, очень скромно и не очень громко. Единственное — без согласования с департаментом внутренней политики края. Конечно, большой вопрос, надо ли с ними согласовывать стишок, тамбурин и колокольчик, — но решение по борьбе с арт-деятелями принималось точно не без ведома «белого дома».

 

Членам группы с утра начали звонить представители разных силовых ведомств. К поэту Спартаку Голикову пришли из отдела… по борьбе с экстремизмом и потребовали подписать документ, что парня там не будет. Члену группы Сергею Иноземцеву «позвонил прокурор и пригласил его на встречу в сквер Суханова, — сообщила в соцсетях одна из «дальневосточных разлучниц» Таня Олгесашвили. — Также позвонили Лёне Мелкому».

 

На встрече в сквере Суханова троих участников группы убедительно заставили поехать в отделение полиции. Протоколы оформили за нарушение режима повышенной готовности — кстати, вообще-то гулять по улицам сейчас можно (где там особые нарушения?). Но опять же — так решила полиция, никто не оспаривал.

 

До краевого суда дошла лишь Екатерина Корчинская, она же Торти. Девушка обратилась к присутствующим (в основном её слушали многочисленные силовики в штатском и журналисты) с речью в поддержку природы Приморья, прочла стихотворение Спартака и села ждать на парапет. Через полчаса (!) к зданию суда подъехала машина полиции, оттуда вышли несколько сотрудников. С Торти долго беседовали, требуя проследовать в отделение для составления протокола опять же о нарушении режима повышенной готовности. В разговоре сотрудники полиции пытались обвинить Торти в том, что она… устроила митинг. В итоге все «разлучницы» оказались на Махалина.

 

Самое смешное, что экологи, общественники, депутаты — то есть участники судебного процесса — знать не знали об этой акции «Дальневосточных разлучниц». И на месте не особо-то поняли, что к чему. Но теперь-то все узнали. Унтер-офицерская вдова в лице всех представителей власти сама себя высекла на глазах у изумлённой общественности и журналистов.

 

А вот стихотворение Спартака Голикова, которое, по мнению приморских правоохранителей, могло бы расшатать режим и нанести особый вред Родине. Куда больший, разумеется, вред, нежели упразднение особо охраняемых природных территорий в угоду выращиванию аквакультуры господином Слепченко.

 

о смелый и любознательный человек!

зотов женя!

ты отважился ступить на тропу

ведущую к познанию

природы

знай, что вокруг благоухающие цветы

твои сёстры, звери и птицы твои братья

земля под ногами

как заботливая мама

будет поддерживать тебя.

будь всегда пытлив и терпелив

удачи на дорогах жизни!

 

 P. S: Зотов Женя = Евгений Зотов, председатель комитета по продовольственной политике и природопользованию Заксобрания Приморья (фракция ЛДПР).

 

 

Фото (АиФ): Владимир Раков

 

 

Инструкция «как убивать»

 

Что не так с законом об ООПТ, корреспондент ДВВ спросила у доктора биологических наук, профессора Владимира Ракова, который темой природоохранных зон в крае занимается уже более полувека. Встретились у здания краевого суда как раз после полицейско-артистического перформанса. Раков как эксперт был приглашён в суд экологической общественностью.

 

— Издавна было так: если кто-то создаёт ООПТ, то он же потом вносит изменения и ликвидирует, — начинает Владимир Александрович. — Но у нас сложилась такая ситуация, что спешно принятый закон, который не обсуждался экологической общественностью (а это уже идёт вразрез с законодательством), нарушает многие нормы — начиная со ст. 58 Конституции: «Каждый обязан сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам». В поправках речь идёт о ликвидации и изменении границ особо охраняемых территорий. Большинство статей там — поэтапная инструкция, как убивать, уничтожать, подавлять. Любой может подать заявку. Любой, кому не понравилось, что в этом году плохо расцвела вишня, берёзу поломало ветром, ручей завален мусором. Было бы основание — и пошло-поехало.

 

Посмотрите федеральный закон: ООПТ — это общенациональное достояние. Только общество имеет право решать, быть или не быть памятнику природы. Так же, как мы по изменению Конституции голосуем. Не губернатор, не Зотов, не Слепченко, а общество.

 

— Но есть же и экономические интересы края…

 

— А их никто не нарушает. Памятников природы много разных: заповедники, заказники, национальные парки, есть даже объекты районного значения! Статус у всех разный. Куда-то даже зайти просто так нельзя. На особо охраняемых природных территориях регионального значения, о которых мы говорим, можно заниматься любой хозяйственной деятельностью, которая не нарушает состояние природной среды. Туризм? Пожалуйста. Грибы собирать? На здоровье. Но если вы хотите взорвать пещеру или вырубить лес — не получится, извините.

 

— Есть мнение, что иногда упразднять территории всё равно надо…

 

— Не надо, нет такой необходимости. Приморский край по площади ООПТ даже не приближается к среднему показателю по стране — мы где-то в хвосте… (в Приморье, по данным на начало 2020 года, 217 ООПТ регионального значения: это памятники природы, заказники и нацпарк. Общая их площадь — более 453 тысяч га. Прим. «ДВВ»). У нас уникальная флора и фауна, биоразнообразие — а цифры огорчают. А на первом месте знаете кто? Алтайский край, Тува, Чукотка — там это объяснимо ещё и религиозными, этническими факторами: совсем другое отношение к природе заложено в людях.

 

Телеграм-канал «Дальневосточные Ведомости» @dvved

 

Свободу мифическим персонажам!

 

 

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

1 Комментарий (ев)

  1. Пётр Довганюк

    С трудом добился принятия мер полицией и прокуратурой Хасанского района к ООО «ФОРТУНА», которая незаконно установила лесопилку на территории нацпарка «Леопардовый» и незаконно вырубает лес. Но меры только частичные А разрешили вырубать лес чиновники из департамента лесного хозяйства.