Четверг 3 Декабрь 2020

Первооткрыватели, сединами не убелённые

 

Они до сих пор среди нас в названиях районов и улиц

 

 

Фото (из фотоальбома Николая Матвеева, 1910 г.)

 

 

Как быстро бежит время!.. Кажется, только вчера жители столицы Приморья публично и торжественно отметили такой красивый на цифры 150-летний юбилей родного города, ан нет — уже 160-летняя годовщина на носу. Жаль, конечно, что особых торжеств не предвидится, ну разве только в онлайне. Но всё равно круглая годовщина — веский повод, чтобы вспомнить. Пусть не самых главных — но самых первых.

 

В конце 1859 года губернатор Восточной Сибири Николай Муравьёв принял решение открыть военный пост в пустынной бухте, впоследствии названной Золотым Рогом. Предписание для дальнейшей реализации выдавалось командиру Сибирской эскадры Петру Казакевичу: «…крейсировать в залив Петра Великого, описать все берега его от границ с Кореей до бухты Ольги к северу со всевозможной точностью и подробностью». 2 июля 1860 года военный транспорт «Манджур» под командованием капитан-лейтенанта Алексея Шефнера доставил в бухту 28 солдат и двух унтер-офицеров под командованием прапорщика Николая Комарова. 5 августа того же года в помощь Комарову во Владивосток пришёл корвет «Гридень», которым руководил лейтенант Густав Эгершельд. Его экипаж начал заготовку леса на строительство жилья и построил казарму, офицерский флигель, кухню и сарай для провизии. А штурман корвета Павел Чуркин занялся иной, не менее важной работой — он произвёл первые промеры и географическую опись бухты для нанесения её на карту.

 

В общем, эта краткая фабула истории о создании Владивостока почти всем известна, равно как имена этих и других первооткрывателей. Но этих людей связывает одно обстоятельство: не были они убелёнными сединами первооткрывателями, жаждавшими вписаться в историю, — а были молодыми 30-летними служивыми людьми, проявившими самоотверженную слаженную работу. И потому их имена благодаря городской топонимике известны каждому из нас.

 

 

Фото (kraeved-gatchina.de): Корвет «Гридень» на пути во Владивосток.

 

 

КОМАРОВ: карьера, оборванная на взлёте

 

Информации о Николае Васильевиче немного. Родился в 1831 году в деревне Комарово Тобольской губернии, окончил Омское училище армейских прапорщиков. С 1850 года служит на Дальнем Востоке (в Хабаровке, Николаевске), в составе специальной роты занимается созданием и устройством военных постов на реке Амур.

 

Будучи командированным для создания Владивостокского поста, проявил неплохие лидерские и организаторские качества. Уже к 1 ноября 1860 года, как доложил Комаров руководству, «построена одна казарма, кухня, офицерский дом из елового леса, крытый тёсом», а к докладу прапорщик приложил схему запланированных построек (то бишь первый генплан Владивостока).

 

Быть бы трудолюбивому прапорщику через год-другой орденоносцем и, может быть, первым главой столицы Приморья — да беда пришла, откуда не ждали… Весной 1861 года во Владивосток с инспекцией прибыл майор Николай Хитрово и обнаружил на месте беспрецедентное пьянство личного состава, поощряемое самим командиром. Инспектор счёл, что поведение Комарова не только дискредитировало его как офицера, но и угрожает безопасности поста. В ходе проверки майор обнаружил недостачу полутора вёдер казённого спирта и накатал жалобу губернатору. Жалоба возымела эффект и привела к отстранению Комарова от командования отрядом.

 

Что там было — чего не было… Из доказательств пьянства прапорщика — только жалоба Хитрово. Как комментировать сей факт? Конечно, совсем не пить, согреваясь на стылых морских ветрах, первостроители поста, наверное, не могли. Если выпивали, то, конечно, вместе, дружно — как и работали. Никто по пьянке не утонул в заливе, не покалечился на стройке. И что такое выпитых лишних полтора ведра спирта за год мужским коллективом из 28 человек? По самым скромным подсчётам, что-то около 10–15 граммов на нос в сутки, то есть доза, никак не способная никого довести до поросячьего визга. Так что же случилось на самом деле? Очевидно, что отношения между майором и прапорщиком сложились неприязненные. Скорее всего, знающему себе цену Комарову не нравилось, что его проверяют, а не представление на награду пишут. Пил ли он? Да, пил. Злоупотреблял ли при этом? А вот этого мы не знаем.

 

Опозоренный прапорщик вернулся на Амур, строил новые заставы на границе с Китаем. Не спился, а, напротив, дослужился до звания капитан-инженера и вышел отставку в 1875 году. Далее и лицо его (в прямом и переносном смысле), и послужной список скрываются в тумане истории. Куда исчез он после отставки и даже как выглядел — нам неведомо.

 

 

Фото (img-fotki.yandex.ru): Корвет «Гридень» на зимовке во Владивостоке.

 

 

ЭГЕРШЕЛЬД: зимовщик не хуже Папанина

 

Густав Христофорович — ровесник Комарова, родился в том же 1831 году. После окончания морского кадетского корпуса в 1846 году произведён в гардемарины, в 1848 году — в мичманы. Свою флотскую биографию начал со службы на Балтийском флоте, в 1854–1855 годах участвовал в обороне крепости Свеаборг от англо-французской эскадры. 3 сентября 1859 года переведён на Дальний Восток и назначен капитаном корвета «Гридень». 5 августа 1860 года корвет прибыл во Владивосток и провёл в бухте Золотой Рог с учётом зимовки почти год. А какой в зимовке был смысл?

 

Эгершельд временно переквалифицировался из морского волка в сухопутного охотника: вместе со своими матросами он регулярно сходил на берег и добывал дичь для первостроителей города. Зимовщиком зарекомендовал себя не хуже Папанина, освоив также навыки строителя. Густав Христофорович вместе с подчинёнными построил на берегу казарму и офицерский флигель, успел вывести стены мастерской и кузницы, оборудовал шлюпочную пристань с краном. В-общем, капитан оказался окружающим крайне полезен и делом вписал своё имя в нашу историю…

 

Возвратившись в 1862 году в Кронштадт, Эгершельд за отличие по службе был произведён в капитан-лейтенанты. Следующие восемь лет — на должности офицера для особых поручений по морской части при командовании войсками Финляндского военного округа. В 1871-м, на 39-м году жизни, предположительно от туберкулёза первостроитель Владивостока скоропостижно скончался.

 

 

Фото (pbs.twimg.com): Порт Владивосток, 1860 год, гравюра.

 

 

ЧУРКИН: лоцман и гидрограф…

 

…а также штурман, геолог, метеоролог и астроном. Именно такой широты спектр служебной и научной (как хобби) деятельности Павла Филипповича. Он родился в 1828 году в семье отставного офицера, окончил мореходку и штурманское училище. Службу начал в 17 лет, участвуя в походе с Балтики в Северное море. Далее — на боевых кораблях «Смоленск», «Аврора» и «Святой Георгий Победоносец», участие в обороне Ревеля от нападения англо-французской эскадры.

 

В конце 1858 года назначен штурманом на корвет «Гридень», вместе с Эгершельдом зимовал во Владивостоке. Фактически в одиночку выполнил немалый объём работ: съёмку берега и промеры со льда бухт Диомид, Улисс, Патрокл и Золотой Рог. Благодаря ему составлена первая рукописная карта залива Золотой Рог с обозначением глубин и грунтов, произведены неоднократные измерения широты и долготы Владивостока астрономическим способом. Также между делом основал первую метеослужбу Владивостока.

 

Судьба сложилась так, что Павлу Филипповичу пришлось восстанавливать все данные своих исследований по памяти и многочисленным черновикам. По той причине, что в 1861 году при переходе из Владивостока в Кронштадт в Индийском океане, во время урагана, затонул клипер «Опричник», на борту которого находились все картографические и исследовательские итоги его напряжённого труда. Это примерно так: печатаете на компе статью листов на десять, уже заканчиваете, но вырубается электричество — и работе конец. Повозмущаетесь, выпустите пар — и начнёте набирать текст повторно, по памяти. Так же и Чуркин нарисовал карты заново.

 

По возвращении в Кронштадт произведён в поручики, назначен штурманом на корвет «Витязь» и в течение 1862–1863 годов служил на Балтике. Дальнейшая судьба Павла Филипповича неизвестна.

 

…Мы не знаем, где их могилы и их потомки (и есть ли они вообще) — но мы каждый день называем их имена. Ведь они, как и десятки других первостроителей Владивостока и Приморья, до сих пор живут среди нас. В названиях улиц и районов, сёл и городов.

 

Геннадий ОБУХОВ.

 

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)