Четверг 6 Август 2020

Когда самодержец приказал быть героем…

 

Жизнь и смерть контр-адмирала Витгефта

 

 

Фото (342031.selcdn.ru)

 

 

 28 июля 1904 года трагически погиб начальник морского штаба наместника на Дальнем Востоке и командующий 1-й Тихоокеанской эскадрой контр-адмирал Вильгельм Витгефт. В этот же день состоялось печально известное сражение Русско-японской войны — бой в Жёлтом море, — после которого судьба осаждённого Порт-Артура стала очевидной. Эти обе даты совпадают не случайно. Потому что адмирал принял героическую смерть на капитанском мостике именно в этот день, командуя именно этим боем. И кровью смыл все промахи, реальные и мнимые (ныне приписываемые ему историками), что привели к тяжёлому поражению…

 

 

Фото (sun9-60.userapi.com): Броненосный фрегат «Дмитрий Донской» на открытии Владивостокского сухого дока, 7 октября 1897 года.

 

 

Очень высокий КПД

 

К тому времени, когда в 1899 году Вильгельм Карлович получил назначение на Дальний Восток, он имел уже 40-летний морской опыт. За плечами — Морской корпус, кругосветка на клипере «Всадник», многочисленные заграничные плавания. Далее — долгие годы учёбы в учебно-артиллерийском отряде и Минном офицерском классе, затем — служба минным офицером на кораблях Балтфлота. Пороху не нюхал. Типичный штабист и кабинетный работник, тяготеющий к научно-практической деятельности. Поэтому вскоре сменил корабль на службу прибрежную — инспектором работ в портах Морского технического комитета, помощником главного инспектора минного дела. Одним словом, на ниве минного дела Витгефт считался одним из крупнейших специалистов.

 

Его научная деятельность в этой сфере получила признание как в России, так и за рубежом. Подтверждение тому — пять российских орденов и три зарубежных, в числе которых святых Анны и Владимира, а также экзотический греческий Командорский крест. «За храбрость» Витгефт не награждался — но не всем же военным шашкой махать? Кому-то надо и военную науку двигать, верно? И двигал он её уверенно, с высоким КПД.

 

Так бы и запомнился Вильгельм Карлович потомкам как неплохой учёный-практик в области военного дела, но в 1896 году судьба его самым решительным образом изменилась. Высочайшим решением его, если так можно выразиться, выдрали из кабинета и отправили на капитанский мостик — командовать броненосным фрегатом «Дмитрий Донской». Мог ли Витгефт отказаться от перевода на другую должность? И ранее, и ныне универсальный способ только один — подача заявления об отставке (ныне — об увольнении).

 

В феврале того же года крейсер ушёл во Владивосток.

 

 

Фото (l-files.livejournal.net): Наши подлодки в бухте Улисс, 1908 год.

 

 

Новый вектор развития

 

Небольшое отступление. Когда Япония в 1904 году начала войну с Россией внезапным нападением на русскую Тихоокеанскую эскадру, стоявшую на рейде Порт-Артура, она преследовала далеко идущие цели — захват не только Сахалина, но и Маньчжурии с Южно-Уссурийским краем. Очевидно, для воплощения в жизнь этих замыслов неизбежным оказался бы удар по Владивостоку — однако он не состоялся. Даже сегодня на этот вопрос историки дают различные ответы, но при этом мало кто анализирует роль в защите Приморья наших подводных лодок, пусть ещё несовершенных, но уже тогда представлявших серьёзную угрозу неприятельскому флоту. И даже намёк на возможность их появления во время боевых действий сковывал операции врага.

 

Новое подводное оружие в российском флоте положительно приняли далеко не все. Однако среди тех немногих, кто сразу понял его особую силу и возможности, был Витгефт. Бесспорно, его нельзя считать родоначальником подводного Тихоокеанского флота, но вот первым его куратором — можно. 16 июля 1900 года, уже будучи в чине контр-адмирала, Витгефт обратился с докладной запиской к командующему морскими силами Тихого океана Евгению Алексееву. Он писал, что хотя подлодки еще неудовлетворительны в боевом отношении, но уже являются оружием, «оказывающим сильное нравственное влияние на противника». Вильгельм Карлович просил установить на старых подводных лодках с педальным приводом торпедные аппараты. Причём доставку осуществить на судне Доброфлота с обязательным заходом в Японию, чтобы подлодки «были там замечены».

 

Намеченное исполнили с точностью: в конце 1900 года пароход «Дагмар» доставил субмарины. И Виттгефт оказался прав! Когда в апреле 1904 года у Порт-Артура на минах подорвались броненосцы «Ясима» и «Хацусё», японцы посчитали, что их атаковали субмарины — и вся японская эскадра долго и яростно стреляла в воду. 29 января 1904 года во Владивостоке состоялось первое в мире совещание по вопросу боевого использования подводных лодок. Оба варианта применения субмарин носили наступательный характер и предусматривали операции по нарушению японского судоходства в Корейском проливе.

 

Великолепный учёный-практик. Инициативный и умелый администратор… Наместнику на Дальнем Востоке Алексееву, бесспорно, импонировали эти качества контр-адмирала, и с его подачи самодержец 3 февраля 1903 года назначает Вильгельма Карловича на командную должность — начальником морского штаба наместника. А после гибели адмирала Степана Макарова — врио командующего Тихоокеанской эскадрой. Мог ли Витгефт отказаться? Ответ мы уже давали выше. К тому же, как в песне поётся, «когда страна быть прикажет героем, у нас героем становится любой». Ну, в нашем случае приказ отдала не страна, а самодержец. Ну и что? Ведь новый командующий эскадрой адмирал Николай Скрыдлов вроде как уже чуть ли не в пути…

 

И что? А то! Не был Витгефт по складу ума и характера командиром! Осознание этого факта придёт к нему слишком поздно и станет причиной и военной, и его личной катастрофы…

 

 

Фото (avatars.mds.yandex.net): Броненосец «Цесаревич», место гибели Вильгельма Витгефта.

 

 

Последний и нерешительный бой

 

Ныне, спустя столетие после кончины контр-адмирала, трудно достоверно судить о его деловых качествах. И даже сослуживцы давали ему оценки противоречивые. «… в отличие от Алексеева он не был амбициозен и готов был подчиняться — перечил же, скорее, в мелочах, не покушаясь на «стратегический гений» наместника. Таким образом, Витгефт в качестве начальника штаба был вполне удобен Алексееву» — адмирал Николай фон Эссен. «… не было случая прийти к заключению о неспособности Витгефта командовать эскадрой. Витгефт был твёрд в своих решениях. Ни малейшего малодушия не замечалось. При принятом Витгефте флоте — кораблях, вооружении и личном составе, не знаю, кто бы управился лучше…» — капитан 1-го ранга Эдуард Щенснович.

 

Понятно, что новый и. о. командующего тяготился ожиданием своего сменщика Скрыдлова, который не сильно-то и спешил к новому месту службы. 9 февраля 1904 года началась война с Японией, а это значит, надо было принимать стратегические и тактические решения, проводить совещания. К этому Витгефт оказался абсолютно не готов, о чём откровенно признался старшим офицерам в ходе одного из совещаний: ««Жду от вас, господа, не только содействия, но и совета. Я — не флотоводец…». А что ему оставалось? Покинуть должность досрочно и уйти с позором под суд?! И в этом — огромная личная драма Вильгельма Карловича… Будучи и. о., он панически боялся принять неверное решение — из каждое из них принималось коллегиально, большинством голосов, путём поднятия рук на совещаниях! Каждое! Подменив принцип личной ответственности методой коллективной безответственности, Витгефт наделал немало ошибок, приведших к катастрофическому началу военных действий. «Все знали, что только благодаря недомыслию Витгефта… мы потеряли «Варяг» и «Кореец» и транспорт с боевыми и другими запасами. Витгефт, упорно отрицая возможность объявления войны, ничего не сделал, чтобы …предупредить транспорт о политическом положении дел» — высказался, как припечатал, фон Эссен.

 

28 июля 1904 года, руководя неудачно складывавшимся сражением с японской эскадрой в Жёлтом море, контр-адмирал поднялся из каюты на корабельный мостик флагманского эскадренного броненосца «Цесаревич». Подчинённые наперебой просили его покинуть опасное место. Но Витгефт, очевидно, уже принял нелёгкое решение… «Не всё ли равно, где умирать?» — такими были его последние слова. В 17 часов 30 минут вражеский фугасный снаряд взорвался на палубе «Цесаревича» — и разнёс контр-адмирала в клочья.

 

…На следующие утро его останки (буквально — то, что удастся собрать на палубе) будут преданы морю на траверзе маяка Шантунг. Через полгода приказом командира Владивостокского порта из восьми подлодок будет сформирован «отдельный отряд миноносцев», который и начнёт нести дозорную службу у островов Русский и Аскольд. А имя Витгефта, ставшее чуть ли нарицательным, навсегда войдёт в историю российского флота как одного из самых беспомощных и никчёмных его командиров.

 

Геннадий ОБУХОВ.

 

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)