Суббота 8 Август 2020

Как «Молодой муж» сорвал задание

 

Что русскому норма то англичанину смерть

 

 

Фото (4.bp.blogspot.com)

 

 

31 июля 1942 года после второго инсульта в своём имении на юго-западе Англии скоропостижно скончался 79-летний Фрэнсис Янгхазбенд. Подполковник британской разведки и путешественник, писатель и организатор Всемирного конгресса религий, кавалер редкого ордена Индийской империи. Состоя 50 с лишним лет на секретной службе, он исходил полмира вдоль и поперёк. Тибет и Центральная Азия, Индия и Памир. Но было в его карьере одно невыполненное задание…

 

 

Пора в путь-дорогу

 

Выходец из богатой семьи, Фрэнсис получил хорошее военное образование и звание младшего лейтенанта, после чего, будучи завербованным секретной службой, отправился в Индию — в полк королевских драгун в Дели. Служба идёт неспешно, пару лет «молодой муж» (именно так необычно дословно переводится его фамилия Younghusband) занимается преимущественно охотой и верховыми прогулками. Скучно. Чтобы развеяться, отправляется в гости к дяде по имени Роберт Шоу в предгорья Гималаев. Шоу — не просто родственник молодого лейтенанта, но и известный путешественник. Он приобщает племянника к увлекательному и опасному миру азиатских странствий — и тому это нравится. Янгхазбенд, по его собственному выражению, заражается «исследовательской лихорадкой» (здесь и далее — цитаты из его мемуаров) и отправляется в свою первую командировку к границам Афганистана. Три месяца путешествия пролетают как один день, и вновь — тоскливое ничегонеделание…

 

В 1885 году на Янгхазбенда выходит чиновник индийской колониальной администрации (а по совместительству местный резидент) Генри Джеймс, планирующий путешествие в Маньчжурию. Ему, уже потрёпанному жизнью 41-летнему разведчику, для далёкого вояжа нужен молодой и энергичный спутник. И выбор его падает на 22-летнего Фрэнсиса.

 

Кстати: куда они направлялись и зачем? Проект путешествия возник, конечно, не на пустом месте. Северо-восточный Китай, занимающий стратегически важное положение на границах Монголии, Кореи и российского Дальнего Востока, всегда находился под пристальным вниманием англичан. Получив в 1860 году прямой доступ в Маньчжурию через порт Инкоу, открытый для иностранной торговли, Великобритания стремилась превратить этот регион в плацдарм своего влияния и своеобразный противовес, призванный ослабить давление России в Центральной Азии. Ну а для этого, понятно, нужна была конкретика — информация о таёжных тропах, пограничных постах, короче, как метко выразился в своё время Владимир Путин, «пароли, явки, адреса». Янгхазбенд вспоминал: «Джеймс явился в мой дом и с порога предложил отправиться с ним в дальний путь. Я тут же согласился, ничуть не интересуясь маршрутом поездки: было достаточно того, что мы вообще куда-то едем».

 

В марте 1886 года компаньоны покидают Калькутту, в мае — они уже в Инкоу. Здесь к ним присоединяется студент-переводчик Генри Фулфорд — и троица отправляется в Уссурийский край…

 

 

Фото (bigpicture.ru): Янгхазбенд (слева) на пути в Уссурийский край.

 

 

Конкретно — анекдот!

 

Через семь месяцев путешественники — на российской границе. В приграничном Хуньчуне им сразу же бросаются в глаза приметы оживлённого торгового обмена с соседней страной: «Даже в этом глухом углу обитаемого мира лавки были переполнены импортными товарами, доставленными из соседней России. Вниманию покупателей предлагались керосиновые лампы, часы, глицериновое мыло, конфеты, бисквиты, английские чайные сервизы, американские консервированные фрукты и множество других товаров».

 

Но, обращаясь к коменданту приграничного района за разрешением на посещение территории Российской империи, Джеймс словно забывает об этом торговом великолепии и в качестве причины указывает кондовую — «узнать европейские новости» и вообще бредовую — «сделать некоторые покупки». Ну, типа лавку скобяную посетить. Конечно, в этой просьбе любителям географии и путешествий начальник русского пограничного поста сотник Изидор Соколовский должен был отказать! Но нет: не избалованный вниманием иностранных «делегаций», Изидор Эразмович даёт английским шпионам добро и при этом обещает им «безыскусное, но искреннее казацкое гостеприимство». Эта фраза, в свою очередь, могла бы напрячь британскую троицу и задуматься — а что же Соколовский конкретно имеет в виду?

 

Джеймс, Янгхазбенд и Фулфорд надеются, что им удастся договориться с русскими и пересечь Уссурийский край, побывав во Владивостоке. Но далее — очень жирное «но»… Перед вами — краткая хроника пребывания группы Джеймса на нашей земле, подготовленная по мемуарам Фрэнсиса.

 

 

Фото (yandex.ru/images): Английских шпионов ждал ну очень «безыскусный» приём…

 

 

6 НОЯБРЯ 1886 ГОДА, УТРО. Хасанский район, с. Новокиевск (ныне Краскино), пересечение границы у пограничного столба. Пока — лёгкая ирония: «Перед нами были самые настоящие казаки. Никто из нас никогда прежде их не встречал, однако всадники так напоминали распространённые гравюры из газет и журналов, что ошибиться было невозможно».

 

ДО ОБЕДА. Простофиля Соколовский не интересуется перечнем товаров, предполагавшихся гостями к закупке, а… устраивает им экскурсию по казацким казармам, подробно отвечая на все их вопросы! «Казаки усердно трудились, готовя казармы к наступлению зимы. Эти грубые, сильные, хорошо сложенные люди больше напоминали рабочих. Было видно, что они способны справиться с любой задачей. Их бараки примитивны, однако содержатся в чистоте и не уступают казармам индийских туземных войск. Питание нижних чинов ограничивается чёрным хлебом и похлёбкой, сильно проигрывая рациону британского солдата. Жалованье казака составляет около 15 шиллингов в месяц и могло бы считаться неплохим, если бы не вычеты за экипировку». Офицеры были под стать своим подчинённым: они показались Янгхазбенду «сильными, крупными мужчинами, пышущими здоровьем».

 

ОБЕД. «Трапезе предшествовала закуска из консервированных сардин и вяленой рыбы, под которую было выпито по две рюмки водки: полковник сказал, что «промочить горло» совершенно необходимо. Вскоре посреди стола появилась огромная миска, полная густого наваристого супа. «Никаких церемоний, господа!» — воскликнул полковник, от души наполняя свою тарелку. Все сидевшие за столом поспешили последовать примеру хозяина. Подле каждого из нас выстроилось по шесть бутылок вина и пива — они напоминали армию, готовую к атаке. Последовало несколько перемен самых питательных блюд, какие только можно себе представить. Хотя мы не забывали о своих тарелках, русские офицеры снова и снова поднимались, чтобы предложить кому-то из нас очередной щедрый кусок…». Надо ли говорить, что англичане, не приученные пить спиртное литрами, в стельку нажрались и банально вырубились?..

 

УЖИН. С трудом очухавшись ближе к вечеру, агенты её величества приглашены на тот самый «безыскусный» ужин. Отказаться, понятное дело, невозможно… «Как нам удалось пережить этот ужин? Несколько месяцев суровой походной жизни укрепили наши желудки… однако возлияния были просто убийственны! Ограничившись одним ликёром, мы, возможно, и уцелели бы, но адская микстура из портвейна, пива, шерри, кларета и водки не оставляла шансов. Застолье продолжалось уже несколько часов, как вдруг со двора донёсся звон колокольчика. Это был тарантас, доставивший молодого офицера и его жену». И это уже катастрофа, Карл! Соколовский восклицает: «Как раз к ужину, потеснимся!». Вновь прибывший офицер занимает место за столом — и все тосты и возлияния с подъёмом «штрафных» несутся по полному второму кругу, до полного алкогольного изнеможения…

 

9 НОЯБРЯ, УТРО. С жутчайшего похмелья, вспомнив о своих прямых шпионских обязанностях, «молодой муж» и компания взбираются на замеченный на окраине Новокиевска высокий холм, дабы разглядеть вдали хоть какие-то фортификационные секреты (военный городок и его окрестности). Туман, не видно ни зги… Сопровождающий их Соколовский так и не врубается, что перед ним — разведчики, и иронически замечает, что его новые друзья «готовы взбираться на любую гору», попавшую в их поле зрения. И тащит ещё качающихся путешественников… в местный полковой храм.

 

ОБЕД. Англичан трясёт только при виде алкоголя, кусок в горло не лезет. От души поблагодарив хозяев за радушие, они принимают решение визит прервать и в тот же день возвращаются в Маньчжурию. А Владивосток? Да какой на фиг Владивосток, ведь за несколько дней пути можно и до «белочки» допиться!

 

Чем завершится эта сорванная самым анекдотичным образом миссия английских шпионов? Джеймс и Янгхазбенд оставят о ней свои мемуары. Приамурский генерал-губернатор Андрей Корф, прознав об этом визите, верным образом оценит статус гостей и промахи пограничной службы — и добьётся выделения дополнительных ассигнований на укрепление дальневосточных рубежей в размере «600 тысяч металлических рублей». А это значит, что полковник Соколовский (пусть и недалёкий, но очень хлебосольный служака) свой «подвиг гостеприимства» совершил не зря?

 

Геннадий ОБУХОВ.

Фото (proshloe.com)

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

1 Комментарий (ев)