Вторник 29 Сентябрь 2020

Хороши приморские бульбаши

 

Как живётся белорусам в нашем крае и что они думают о последних событиях на своей «большой» родине

 

 

 

 

Несколько лет назад во Владивостоке белорусы объединились в земляческую организацию. Её возглавляет Николай Авдеенко, генерал-майор авиации, заслуженный лётчик России, ветеран боевых действий. Себя он называет «стопроцентным» приморцем. Впрочем, как и большинство его соплеменников, сменивших место жительства. Хотя с головой выдаёт национальный говор. Фирменное белорусское «гэканье» неистребимо.

 

Разговор начинаем издалека. Откуда такой хорошо поставленный зычный голос, интересуюсь у Николая Парфёновича. Наверное, выработан привычкой отдавать команды? А вот и нет.

 

— У меня голос не командирский, а пастуший. Я ребёнок послевоенного времени, родился в 47-м году. Нас в семье было девять детей. Семерых, рождённых до Победы, мама одна сумела сохранить за четыре года оккупации, отец воевал на фронте. Жили в землянке в маленькой деревне в Могилёвской области. Деревню фашисты спалили дотла. Я с пяти лет начал работать в колхозе. Сначала возницей. Старшие лошадь в телегу запрягут, мне вожжи в руки — и я поехал. В одну сторону гружёный сеном, в другую — водой. Потом вместе с отцом пас колхозное стадо коров. Пока учился управлять животинками, выработал голос.

 

— О злободневном. Президентские выборы, состоявшиеся 10 августа, в шестой раз закончились победой бессменного Лукашенко. Народ восстал: выборы-то поддельные. Некоторые сравнивают события с украинскими, намекая на «оранжевую революцию». На ваш взгляд, можно было не допустить подобной ситуации?

 

— Конечно. Правда, мы часто крепки задним умом. На мой взгляд, Лукашенко серьёзный, мощный мужик. Я его уважаю, он защищает государственность, народ. Не все из нашей общественной организации «Белорусы Владивостока» разделяют мою точку зрения. Как говорится, сколько людей, столько и мнений. Но лично я не раз слышал от владивостокцев мечтательное: нам бы в город Лукашенко хоть ненадолго, он быстро бы навёл порядок. И это правда. Я приехал в Белоруссию после 15-летнего перерыва и ахнул: в городах, деревнях красота, чистота, комфорт, дороги, как конфетки, всё прилизано. Думаете, местные это ценят? Уже нет, привыкли, начинают нарастать недовольства по другим поводам. Главная критика идёт в сторону долгосрочной власти. Лукашенко у руля 26 лет без перерыва! Возникает вопрос: неужели ты не понимаешь, что засиделся на высоком кресле? Вопрос реформы надо было ставить заранее. Не дожидаться, пока специальные люди проанализируют ситуацию и воспользуются ею в своих интересах.

 

— Как думаете, когда политические противостояния закончатся, жизнь устаканится?

 

— Не знаю, точную дату назвать трудно, это ж как пандемия коронавируса. Но думаю, в ближайшее время всё затихнет. Главный выигрыш: оппозиция и власть не пошли на кровь, метание молний. Градус напряжения уже снижается. Причём во многом благодаря правильной позиции Лукашенко. Он сказал: я избран, я власть, не копайте под меня. Давайте разговаривать, выдвигайте ваши предложения. Лично я предложений от оппозиции не слышу. Нет причины сказать: Александр, собирай чемодан, смотри, какие грамотные люди тебе на смену пришли.

 

 

 

 

— В Белоруссию тянет?

 

— На постоянное место жительства нет. Не еду туда не потому, что тревожит политическая ситуация. Я здесь на дальневосточной земле забил кол, тут мой дом, дом моих детей и внуков. Я приморец белорусского происхождения. После окончания Черниговского авиационно-лётного училища им. Ленинского комсомола служил в разных городах страны. В Приморье с начала 80-х. Так что Белоруссию уже воспринимаю как малую родину.

 

— Сколько во Владивостоке белорусов?

 

— По последним подсчётам, нас 1 652 человека. В сравнении с еврейской, украинской, армянской диаспорами это совсем немного. Большие потери мы понесли в перестроечное время, тогда в Приморье проживало больше 22 тысяч белорусов. Пусть нас мало, но мы тоже приносим пользу краю. Работаем на его благо, прославляем.

 

— Приходилось испытывать на себе нетолерантное отношение «коренных» приморцев?

 

— Нет-нет. Не могу даже выцарапать такой случай, когда представителя белорусской нации обидели.

 

— А когда вас называют бульбашами, обидно?

 

— Нисколько. Не припомню никого из своих земляков, кто бы болезненно реагировал на это обращение. Вообще стоит покопаться в этимологии слова. Толкований много. Есть теория, что «бульбаши» произошли вовсе не от «бульбы» (картошка), а от слово «луковица». По-белорусски это звучало как «бара поле», то есть барыня поля. С веками выражение превратилось в барабулю, а потом бульбу. Лично я не отказываюсь быть бульбашом. На белорусской земле благодаря нашим рукам, уму картошка стала расти лучше, чем в других краях. В лихие военные времена этот нехитрый овощ спас от голодной смерти миллионы людей.

 

— Какое ваше любимое блюдо из картошки?

 

 

 

 

— Конечно, драники. Я и свою жену, сибирячку, научил их готовить. В картошечку добавляешь лучок, сальце, обжариваешь — и  на стол со сметаной. Пальчики оближешь! Но, если честно, лучшее блюдо из картошки ел в детстве. Помню, ранней весной босиком бегали в поле. Ноги-руки стынут, а ты собираешь чёрные мёрзлые клубни. Из них получались самые вкусные драники, хотя салом в доме и не пахло. Жалко, что сегодня нам, владивостокским белорусам, даже собраться толком негде, чтобы покушать бульбу, пообщаться. Своего помещения нет, арендовать дорого. У нашей организации денег нет. Несколько лет назад краевые власти вели речь о необходимости построить Дом национальностей. Там собирались бы представители разных диаспор. Прекрасная идея, но воплощения, как я понимаю, в ближайшее время не предвидится. «Посиделки» оплачиваю из своего кармана. Как-то меня приглашали на мероприятие в посольство Белоруссии в Москве. Тоже летал за свои средства. Потому что мне стыдно не представить приморских белорусов на уровне страны. О нас, различных диаспорах, вспоминают, как правило, накануне выборов. Мы — красивый фон для кандидатов.

 

— Вас, колоритных белорусов, всегда можно увидеть на празднованиях в честь Дня города, края, на фестивалях «Меридиан дружбы», «Национальные кухни». Где берёте костюмы?

 

— Как правило, наряды бережно хранятся в каждой семье и передаются из поколения в поколение. Лично у меня от бабушки сохранилась женская рубашка. Я её даю нашим девушкам для выступления на концертах, других мероприятиях.

 

— На ваш взгляд, сильно отличаются по характеру, менталитету русские и белорусы?

 

— Если брать общую массу, я бы сказал, нет никакой разницы. Но в глубине души мне кажется, что в белорусском характере более полно звучит симоновская фраза «Я жалею тебя». Если выдать какое-то эмоционально чувственное событие, у белорусов будет очень нежное ответное восприятие. Мы чрезвычайно чутки к судьбе даже незнакомого человека, к чужому горю. А ещё очень гостеприимные. Так что всех — русских, украинцев, азербайджанцев, поляков — приглашаем на бульбу.

 

Беседовала Ирина ФАСОВА.

Фото: личный архив

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)