Пятница 23 Октябрь 2020

Могу отрезать палец, приделать уши

 

Ефим Мезько — единственный на Дальнем Востоке мастер по спецэффектам, пластическому гриму

 

 

 

 

Это его рук дело — образы булгаковских героев, которых сейчас можно видеть на сцене театра им. Горького. Параллельно Мезько работает над спектаклем о Юле Бриннере «Ковбой. Король. Великолепный», премьера которого впереди. За годы практики Ефим создал спецэффекты и декорации для десятка квестов, независимых фильмов. Принимал участие в крупных кинопроектах: «Матильда», «Дуэлянт», «Викинг», а также в производстве клипов известной российской панк-поп-рэйв-группы Little Big.

 

Кровавые следы от когтей дикого зверя на лице, идеальная лысина, костюмы фантастических тварей, муляжи людей и их частей тела — без этих штуковин не получится достойного фильма или театральной постановки. Их создание стало любимой работой Ефима Мезько. «Расчленёнкой» и прочими кошмарами увлёкся в детстве, когда жил в Большом Камне.

 

 

 

 

— Ефим, расскажите, что вас подтолкнуло встать на непростой творческий путь в качестве художника по гриму?

 

— Всегда любил фильмы ужасов, интересовался, как же делают спецэффекты. Когда было лет десять, «отрезал» палец своему товарищу. В смысле, добился такого эффекта с помощью соломинки, напальчника, туалетной бумаги. Со стороны смотрелось очень круто. Вообще мне всегда нравилось раскраситься и пугать друзей.

 

— Тёмную вам за это не устраивали?

 

— Я в компании был самый старший и самый крупный. Поэтому всё проходило гладко (улыбается. — Прим. авт.).

 

— Вы журналист по профессии, мой коллега. Не жалеете, что ушли из профессии?

 

— А я и не уходил. После окончания журфака в ДВГУ лет 8–9 трудился репортёром, работал вплотную с полицией (тогда милицией), военкоматами. У меня даже медаль есть за какие-то заслуги в деле популяризации профессии военнослужащих. Но гримом увлекался всегда. Почему? Может, у бухгалтера есть хобби машины чинить после работы, а у меня вот такое увлечение.

 

Я всегда себя искал — в музыке, живописи, режиссуре, в том числе театральной. У меня есть свидетельство повара-кондитера и диплом об окончании Высшей школы кино и телевидения.

 

— О себе как о талантливом гримёре вы заявили в 2014 году на первом Всероссийском конкурсе грима и спецэффектов «Россия FХ» в Санкт-Петербурге. Созданный вами образ признали самым драматичным, дали первое место в номинации «По следам Тарантино»…

 

— Да, у меня начался новый этап в жизни, работа на киностудии «Ленфильм», поступление в Высшую школу кино и телевидения. Но это половина обучения. Главное, перенимал опыт у московских, питерских мастеров. «Вживую» общался с гримёром, работавшим над культовым ужастиком 80-х «Муха».

 

— Как работалось на «Ленфильме»?

 

— Супер. Там всегда что-то происходит, жизнь несётся в бешеном ритме. Я делал слепки, отливки для героев фильмов «Викинг», «Дуэлянт», «Матильда». Кстати, через время обнаруживал свои работы в неожиданных проектах. Пару лет назад смотрю один из первых клипов группы Little Big, вижу что-то знакомое в гриме. А оказывается, он мой. Руки помнят.

 

 

 

 

— Сейчас вы снова вернулись в Приморье. Обычно талантливые люди стремятся в Москву, Питер. Чтобы оттуда ехали к нам, не припомню. Отчего такой выбор?

 

— Скажем так, дело в семейных обстоятельствах. Но я ничуть не жалею о своём шаге. Здесь успел сделать несколько квестов, в том числе «Ганнибал», «Игры разума». Эти проекты оказались популярны на Сахалине, в Южной Корее. Из-за пандемии поменялись многие планы.

 

— Вы создали грим для героев спектакля «Мастер и Маргарита», который открыл театральный сезон в театре им. Горького. Ефим Звеняцкий, режиссёр постановки, очень высоко отзывается о вашей работе. Мне всегда было интересно, на каком этапе гримёр включается в процесс?

 

— У нас, как правило, в тот момент, когда согласован сценарий и утверждены актёры. В американской школе, наоборот, актёров утверждают под грим. Бывает, что в образе человек смотрится невнятно, невыразительно. Возьмём главного героя в фильме «Хеллбой» 2004 года. Рон Перлман в гриме великолепен — естественный, органичный, а современный Хеллбой — просто человек в странном костюме.

 

— Получается, когда смотрите кино, спектакль, непременно отмечаете огрехи других гримёров.

 

— Да, но ярче всего вижу свои промахи. Знаете, как болезненно было смотреть премьеру «Мастера и Маргариты». Думал, что за ужас? Я мог сделать гораздо лучше. Правда, сказался цейтнот. В моём распоряжении была всего неделя. Но другие мастера много успели сделать. Сейчас занимаюсь тем, что детально дорабатываю образы. Надо что-то решать с ушками Бегемота. Изначально «коту» делали накладку на мордочку. Смотрелось очень эффектно, но актёру в таком гриме тяжело дышалось. Пришлось отказаться от «мордочки».

 

— А бывает так: вы отмечаете для себя необычный ход, спецэффект, потом пытаетесь копировать?

 

— Безусловно. Посмотрите сказки советского кинорежиссёра Александра Роу. Это что-то невероятное. Силикон изобрели в конце XIX века, и уже тогда стали делать великолепный грим. На театральной сцене такое творили! Культ грима. Хорошо, что эти времена возвращаются.

 

 

 

 

— У вас есть свой стиль, почерк, который вы можете описать?

 

— Многие говорят: все твои образы похожи на тебя самого, ты всё время лепишь себя. С этим, пожалуй, соглашусь. Работая с гримом, делаю акцент на рот. Видимо, потому что у меня самого большой рот, и я жутко улыбаюсь (опять смеётся).

 

— Как долго планируете оставаться во Владивостоке?

 

— Если и дальше будет так же интересно, как сейчас, то надолго.

 

Беседовала Ирина ФАСОВА.

Фото: личный архив

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)