Пятница 23 Октябрь 2020

Первый трансатлантический

 

Из шести подводных лодок ТОФ, вышедших в беспрецедентный переход, в порт назначения пришли пять…

 

 

Фото (ic.pics.livejournal.com)

 

 

5 октября 1942 года, в разгар Великой Отечественной войны, с союзнической американской базы Датч-Харбор вышли в море и взяли курс на Сан-Франциско подводные лодки Тихоокеанского флота. Так фактически начался беспримерный переход шести подлодок в порт Полярный Северного флота. Увы, до цели дошли не все…

 

 

Что, зачем и как

 

Решение о переходе подлодок принималось Государственным комитетом обороны СССР летом 1942 года и мотивировалось тем обстоятельством, что в составе ТОФ находилось 85 подводных лодок различного типа, в то время как на Северном флоте их было всего 15. Подлодки С-51, С-54, С-55, С-56, Л-15 и Л-16 должны были прибыть в Полярный с готовностью немедленно вступить в бой. Предполагалось, что субмарины, вышедшие из гаваней Владивостока и Петропавловска-Камчатского, встретятся в Датч-Харборе и далее проследуют по маршруту Панама — Канада — Англия — Исландия — Полярный.

 

Переход планировался в надводном положении, при поддержке союзников (подлодок и авиации ВМС США), которые также брались обеспечивать их необходимый ремонт, пополнять запасы продовольствия и топлива. Погружаться разрешалось только при необходимости, в случае явной опасности, а применять оружие — только при нападении противника и только при невозможности избежать боя (уклониться манёвром). Командиром экспедиции назначался Герой Советского Союза, капитан 1-го ранга Александр Трипольский, опытнейший морской волк и участник войны с Финляндией.

 

 

Фото (2017.f.a0z.ru): Офицерский состав подлодок на базе Коко-Соло.

 

 

Драматическое начало

 

Утром 5 октября подводные лодки в сопровождении американского фрегата вышли в море. К вечеру американец закончил эскортирование и лёг на обратный курс на базу, далее лодки шли самостоятельно.

 

Первые сюрпризы начались уже через несколько дней. В ночь с 10 на 11 октября подлодки едва не столкнулись с неопознанным транспортом, разойдясь с ним на дистанции 100 метров. Так и осталось тайной: чьё это было судно, как оно оказалось на встречном курсе наших, а также его роль в дальнейших событиях. Но уже не следующий день, в 11 часов 14 минут, случилось непоправимое. Л-16 капитан-лейтенанта Дмитрия Гусарова атаковала японская подлодка, возвращавшаяся с боевого задания у побережья штата Орегон. Имея всего лишь одну оставшуюся торпеду, капитан Тагами с дистанции 450 метров точно послал её в цель. Вот как вспоминал эту трагедию вахтенный командир Л-15 Иван Жуйко: «…В окуляре бинокля вместо подводной лодки «Л-16» я увидел огромный столб воды вперемешку с клубами чёрного дыма и листами железа, … почувствовал сильный гидравлический удар о корпус нашей лодки. Через мгновение донёсся оглушительный взрыв. Необходимо было уклониться от опасности: почти машинально я пробил боевую тревогу и дал команду «право на борт!». В эти же секунды сквозь прогалины в поредевшем дыму я увидел высоко поднявшуюся над водой носовую часть Л-16, которая быстро уходила под воду. Послышался второй взрыв, глухой треск взламываемых переборок. Лодка увлекала и мёртвых, и живых на глубину…». Неоднократные обследования места гибели подлодки, затонувшей за 30 секунд, ничего не дало: ни людей, ни предметов — только огромное солярное пятно. 52 наших подводника приняли мученическую смерть и до сих пор спят вечным сном на глубине 4 800 метров.

 

Президент США Франклин Рузвельт направил Иосифу Сталину соболезнование по поводу потери Л-16: «…я посылаю Вам выражение сожаления по поводу потери Вашего корабля с его доблестной командой и выражаю мою высокую оценку вклада, который вносит в дело союзников также Ваш доблестный Военно-Морской Флот». Сталин, всегда пунктуальный в переписке с главами союзных держав, на это послание не отреагировал. Что в переводе с дипломатического языка на житейский могло означать, что он недоволен тем, что американцы не сумели на деле обеспечить безопасность участникам перехода.

 

Гибель боевых друзей наложила тяжёлый отпечаток на настроение подводников. После общего собрания, которое провёл Трипольский, бдительность при несении вахты утроилась, а корабельные учения по борьбе за живучесть корабля стали проводиться чаще и интенсивнее. Однако спустя две недели, 29 октября, уже С-56 приняла удар — и, слава богу, неизвестно кому принадлежащая торпеда не взорвалась. Как выяснится позже при ремонте подлодки  —  «из-за отказа неконтактного взрывателя».

 

 

Фото (eurasiaunion.ru): Подлодка Л-16, торпедированная японцами.

 

 

Бананы, встречи и «русские порции»

 

После прохождения Панамского канала подводные лодки швартуются на базе США Коко-Соло. Её командир с пониманием относится к просьбе Трипольского сделать всё возможное, чтобы пребывание подлодок на базе (для осуществления текущего ремонта) не сильно затянулось. Мастерским даётся указание принимать все технические заказы, а обеды для ремонтников и команд доставляются прямо на пирс. Офицеры изучают диковинную природу Центральной Америки, лакомятся бананами и папайей, делают памятные снимки в экзотических пальмовых рощах…

 

Спустя месяц — новая торпедная атака, на лодку С-54. Она, уклоняясь от попадания, резко кренится на левый борт и рвётся вперёд. За долю секунды мощные дизели выносят её из зоны смертельной опасности, но спасительный манёвр выводит из строя правый двигатель…

 

В Северной Атлантике субмарины попадают в сильный ураган и вынужденно становятся на новый ремонт в канадском Галифаксе, Новая Шотландия. 14 декабря команда сходит на берег и видит лежащий кругом снег. Матросы играют в снежки… Но что это? Их буквально атакуют местные жители, жмут руки и даже пытаются качать на руках! Причина выясняется позже: в местной газете вышла статья о победе советских войск под Сталинградом и о том, как загадочные русские спасли мир…

 

После ремонта участники перехода разбиваются на две группы. С-54 первой покидает гостеприимную Канаду и сразу после выхода из бухты попадает в жесточайший шторм: сигнальщики и вахтенные офицеры, выходя на мостик, надевают резиновые водолазные костюмы и привязывают друг друга к перископной трубе, чтобы волнами их не унесло за борт. А матросов после вахты привязывают к койкам, но уснуть при такой качке — дело невозможное. Но при этом корабельный кок Демьян Капинос, представьте себе, умудряется приготовить для команды новогодний пирог, тушёное мясо и даже флотский компот!..

 

Портсмут, Англия. Моряки переселяются в казармы на берег, С-54 ставят в док для установки новейших приборов гидроакустики и радиолокации. Капинос, ежедневно привозящий в док традиционный матросский обед — флотский борщ, плов и компот — становится местной знаменитостью: никто не может понять, как он успевает готовить столько еды! Рабочие и матросы с других кораблей, а также английские ремонтники (обед которых состоит из чёрного кофе с бутербродом) специально приходят поглазеть и оценить «русские порции»…

 

31 мая 1943 года, обогнув Англию с запада, С-54 взяла курс к родным берегам и благополучно к ним прибыла. После завершения ремонта оставшиеся четыре подводные лодки также без происшествий пришли в Полярный. В ходе 93-суточного перехода наши подводники миновали два океана и девять морей (Японское, Охотское, Берингово, Карибское, Саргассово, Северное, Гренландское, Норвежское и Баренцево), а общий путь составил 18 700 морских миль или свыше 34 тысяч километров. С учётом того, что расстояние по экватору нашей планеты составляет 40 тысяч км, можно считать, что этот переход лишь немного недотянул до кругосветного. (Первую кругосветку — с Северного на Тихоокеанский флот — советские подводники осуществят в феврале 1966 года, когда две наших АПЛ пройдут незамеченными все противолодочные рубежи НАТО, а натовцы будут проинформированы о походе только после его завершения.)

 

 

Фото (yandex.ru/images)

 

 

* * *

 

А какова оказалась боевая судьба этих пяти подлодок?

 

Все они по завершении перехода активно включатся в боевые действия в составе Северного флота, и каждая из них совершит по несколько боевых походов. Они будут ставить минные поля на морских маршрутах движения немцев, потопят несколько боевых кораблей и 20 транспортов противника. День Победы встретят славные экипажи Л-15, С-51 и С-56 (установлена во Владивостоке в качестве мемориала). С-54 выйдет в свой последний поход 5 марта 1944 года и на базу более не вернётся. С-55 в ходе неудачной торпедной атаки 8 декабря 1943 года будет атакована сама и более на связь не выйдет.

 

Кроме С-56 сегодня рубка ещё одной лодки, С-51, установлена как мемориал в посёлке подводников Гремиха, что в Мурманской области. И это значит, что наша память о героях-подводниках жива и будет жить ещё долго.

 

Геннадий ОБУХОВ.

 

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)