Четверг 3 Декабрь 2020

Славный дедушка

 

Неизвестный красный командир под известной фамилией

 

 

Фото: Красные командиры Гавриил Шевченко и Иван Корф (справа)

 

 

Приближающийся День Октябрьской революции и очередная годовщина освобождения края от интервентов и белогвардейцев — весомый повод вспомнить героев Гражданской войны в Приморье. Всех и каждого, поимённо. Но как быть, если в официальном «поминальном синодике» имя отсутствует? И ладно, если бы простого рядового бойца — но красного командира партизанского отряда Ивана Корфа, друга и соратника прославленного Гавриила Шевченко?! Да быть такого не может! Что здесь не так? Будем разбираться…

 

 

Фото: Заверенные мемуары красных партизан, воевавших под началом Корфа

 

 

Необходимое предисловие

 

Фамилия «Корф» вкупе с уточняющей приставкой «Дальний Восток» во всех поисковых системах всемирной паутины даёт одну ссылку — на всем известного первого приамурского губернатора Андрея Корфа. Поиск с именем «Иван» — результат нулевой. Поиск по мемуарам белых и красных командиров — пусто. Последняя надежда на двухтомник воспоминаний «Белоповстанцы» поручика Бориса Филимонова, который энциклопедически подробно, в виде исторического дневника, описал все значимые события Гражданской войны в нашем крае: победы, поражения, манёвры. Пусто. Так и хочется воскликнуть: а был ли мальчик-то?

 

Был. Сведения о своём прославленном дедушке нам предоставил его внук Виктор Гринько, сам уже человек немолодой, пенсионер, проживающий в Арсеньеве. И эта информация если не переписывает историю Гражданской войны в Приморье, то уж точно вносит в неё ценное и важное дополнение, расцвечивает её живыми историческими красками. Ведь Виктор Андреевич не только бережно сохранил выцветшие бумаги и фотографии, но и месяцы потратил на то, чтобы дополнить имеющиеся данные новыми подробностями, полученными от членов большой семьи.

 

И в связи с этим нельзя не сказать о главном — о достоверности. Помнится, лет тридцать назад ваш покорный слуга, будучи журналистом городской газеты, из года в год к празднованиям очередных Дней Победы, в поисках фактуры встречался с ветеранами. Они привычно (то есть долго и подробно) рассказывали, как их дивизия форсировала Днепр (вариант — Дунай), освобождала Прагу (вариант — брала Берлин). Слушая эти рассказы и строча инфу в блокнот, никак не мог отделаться от мысли, что всё это (без документального подтверждения) очень смахивает на байки. Память старческая, знаете, даже не отягощённая Альцгеймером, — источник информации не очень надёжный. А какая дивизия куда шла и что брала на самом деле — об этом могли достоверно поведать лишь записи в военном билете. Но спрашивать их у ветеранов было и неудобно, и чуть ли не кощунственно. Да и читателям все эти нюансы в целом «по барабану»… К чему это я? История о красном командире Иване Дмитриевиче Корфе, что мы предлагаем вашему вниманию, — не аналогичная байка от гордящегося своим предком родственника, а рассказ, целиком и полностью основанный на фактах и документах. А эмоции, предположения… Без них, конечно, никуда, но прерогатива — только за внуком краскома (его комментарии в тексте выделены курсивом).

 

 

Фото: Платок ушёл за 18, а шарф — за 30 целковых…

 

 

Короткая юность

 

Точная дата рождения Ивана неизвестна, год — 1896-й. Он появился на свет в небольшом, но зажиточном селе Абражеевке (ныне входит в состав Черниговского района), в семье потомственного хлебороба Дмитрия Корфа, у которого кроме него было ещё два сына — Степан и Михаил (Иван был самым младшим). Корфы жили не зажиточно, но и не бедствовали.

 

Детство и юность Ивана прошли спокойно. В 1914 году на Первую мировую войну ушли его братья, повоевали, вернулись в родное село. Вояж этот не прошёл бесследно: они, проникшись большевистскими идеями, обещавшими столь привлекательные свободу, равенство и братство, стали на селе первыми агитаторами за новую жизнь и новую власть. Очевидно, эти же цели всецело разделял Иван, потому что он вместе с братьями организовывал сельские сходы и призывал односельчан гнать мироедов взашей.

 

Летом 1918 года, с началом японской интервенции, вести крамольные разговоры стало небезопасно. Местный старовер по фамилии Рюхов рассказал о красных агитаторах районной колчаковской администрации — и в село пришли каратели. Степана Корфа долго избивали, выпытывая, где хранится несуществующее оружие, после чего расстреляли. Иван укрылся, а после ухода белых собрал вокруг себя отряд из 37 крестьян из окрестных сёл — Ширяевки, Лубянки, Орловки, Осиновки, Ивановки и Кленовки. Ясно, что он был лидером и неплохим организатором, раз за ним, молодым парнем двадцати с лишним лет, пошли и ему поверили люди и руководствовался он не только чувством мести за брата.

 

Новоявленные партизаны разбили лагерь в тайге, примерно в 10–15 км от Ивановки, и стали готовиться к боям с врагами советской власти. Вопрос: а он был именно командиром? Да. Архивная справка из Крайгосархива от 24 декабря 1957 года подтверждает, что «в документальных материалах штаба партизанских отрядов Приморья значится гр-н Корф Иван Дмитриевич — начальником партотряда Анучино с 1919 по 1922 гг.».

 

 

Фото: Причина смерти — зловещий прочерк…

 

 

Боевые пути-дороги

 

Своё боевое крещение партизаны Корфа получили уже через месяц, причём их командир реализовал неожиданную стратегическую задумку. Когда каратели вновь посетили родные пенаты, народные мстители решили не отсиживаться в тайге, а показать колеблющимся, что они — реальная сила. Иван Дмитриевич разделил свой немногочисленный отряд на две части. Первая двадцатка ночью напала на спящих белогвардейцев и погнала их вон из села. А на околице обезумевших белых в портках встретила в засаде плотным оружейным огнём вторая часть отряда Корфа. И белые отступили, но не по дороге на Никольск-Уссурийск, а в ту же самую тайгу, откуда пришли партизаны. Итоги скоротечного боя: у партизан все живы и здоровы, в плен взяты два казака, ружья, сабли и патроны. (К слову говоря, выдернули из избы и предателя Рюхова, по чьей вине был казнён старший брат Ивана Корфа. Тот валялся в ногах и вымаливал жизнь. Не вымолил, и был «пущен в расход».) Но главный итог — в отряд Корфа влились новые люди и увеличили его численность до 70 человек.

 

Готовясь к зиме, корфовцы под Кленовкой построили добротную тёплую базу. А когда осеннюю слякоть основательно подморозило, стали совершать налёты на местный японский гарнизон. Причём действовали остроумно и не без доли театральности, напоминая по стилю «эскадрон гусар летучих» знаменитого по Отечественной войне 1812 года Дениса Давыдова. На санях-розвальнях, нестройно и нарочито пьяно горланя русские народные песни, они въезжали в село. К ним подскакивали японские часовые и требовали пропуска. Получали свёрнутые вчетверо пустые листочки. Пока те разворачивали их озябшими пальцами, певцы наваливались на них, скручивали и увозили с собой. Что делали с пленными дальше — сведений нет. После пары удачных рейдов японцы «фишку просекли» и опоясали штаб гарнизона несколькими рядами колючей проволоки.

 

По весне белые взялись за партизан всерьёз. Отряд Корфа в боях потерял половину личного состава и отступил под Анучино. Сам командир был ранен в руку. Корфовцы влились в состав отряда Гавриила Шевченко, при этом возглавив его конную разведку, Корф сохранил статус и авторитет командира. Этот факт в своих письменных воспоминаниях, заверенных нотариально, подтвердили бывшие партизаны Иннокентий Кочергин и Степан Корж. Шевченко отправил Ивана Дмитриевича в госпиталь подлечиться. Вопрос: насколько близко они дружили? Точно ответить никто не сможет. Но, как вспоминала моя бабушка, они взаимно дополняли друг друга, как лёд и пламень. Шевченко был горячий и нетерпеливый, Корф спокойный и рассудительный. Что же касается личных человеческих качеств Ивана Корфа, то информация достаточно скупа и содержится в упомянутых воспоминаниях Кочергина и Коржа. Он был «активен, смел и беспощаден», заботился как мог «о нас, молодых крестьянских хлопцах, и мы во всём старались подражать ему».

 

После выздоровления Иван Дмитриевич продолжил воевать за новую власть, не раз награждался грамотами и ценными подарками — но официальных наград так и не снискал. Да и до них ли было?

 

 

 

 

Удачно проданные рейтузы

 

После победы новой власти Корф, Шевченко и ещё несколько крестьян создали сельскохозяйственную коммуну. Государство выделило коммунарам 100 га земли в Кленовке, но ввиду отсутствия средств сумели засеять только семь. Однако социалистическим фермером Ивану Дмитриевичу стать было не суждено. Банда так и оставшихся неизвестными налётчиков, пока глава семейства был в отъезде, побывала у него дома. До смерти напугали его жену Анастасию и маленькую дочь, забрали оружие и документы Корфа. Вернувшись, он был взбешён и немедленно отправился в милицию писать заявление. Нет, не с требованием найти виновных — а о приёме на работу. Оперуполномоченным уголовного розыска. С 1924 про 1926 год опер ловил бандитов, был среди них под прикрытием и рисковал головой. Но действовал жёстко, без сантиментов, за что был награждён именным оружием и благодарственным письмом от всесоюзного старосты, дедушки Калинина. Затем снова мирная, но неспокойная жизнь: Корф возглавляет Даубихинскую рисовую плантацию, колхоз «Дальний Восток», дорожный отдел Чугуевского райисполкома.

 

Встретив новый, 1938 год, он уходит на работу — и больше не возвращается… И только спустя 10 месяцев супруга узнает, что он арестован. Кто сообщил? Да никто. Просто к ним домой нагрянула комиссия по конфискации имущества врага народа во главе с инспектором Чугуевского райфинотдела Колчиным.

 

…Я держу в руках четыре рассыпающихся от ветхости листа выданного семье копии акта — и читать их без эмоций невозможно. Каждая из пронумерованных 104-х позиций семейного скарба, обращённого «в доход государства», содержит, промежду прочего, и цену, за которую в конечном итоге и было продано жителям Чугуевки (всего — на 2 429 рублей). А также их фамилии для отчёта, куда ж без них. Приводить имена счастливых обладателей конфиската (например, фартука за 2 рубля или полотенца полотняного за 18) нет нужды — да и к тому же, вполне вероятно, в райцентре до сих пор живут их потомки и родственники. Дороже всех ушли перина и ботинки «на кожаной подошве», мебель была старая и пошла по сходной цене (комод и четыре стула, всё — по двадцатке), посуда — тоже по дешёвке. Но почему-то на ура ушли две пары кальсон красного командира (по 14 целковых) и рейтузы его супруги (16 рублей 50 копеек). Оставив Анастасию Корф практически без всего, даже без исподнего, власти конфисковали также все накопления семьи за несколько лет, хранившиеся на сберкнижке. Бабушка долго скиталась по селу, голодая и пытаясь найти пристанище для дочери. И, как она рассказывала, любовалась на свои блузки и наволочки, что сохли на бельевых верёвках в чужих дворах. Как она сдюжила, не сломалась ума не приложу…

 

 

Фото: Опер Корф в рабочем кабинете

 

 

За что? Неясно до сих пор

 

Анастасия Ильинична выжила, переехала в Уссурийск. Всю жизнь, до самой своей смерти, она надеялась на лучшее: а может, жив её Ванечка и когда-нибудь да вернётся? Писала запросы по всем инстанциям, напирая на тот факт, что она для режима своя — кандидат в члены партии. «ПРОКУРОРУ СССР тов. БОЧКОВУ. Мой муж… был арестован органами НКВД в январе 1938 г., о его судьбе мне не известно до настоящего времени. Несмотря на то, что я неоднократно обращалась в НКВД, Прокуратуру гражданскую и военную… Я получила один ответ — «запросили дело, не высылают, сделать ничего не можем»… Три года я нахожусь в таком положении, не зная, в конце концов, с кем я прожила 14 лет. К тому же я кандидат в члены ВКП (б), на мне это ещё в большей степени отражается. Имеется дочь, она вправе задавать вопрос «кто мой отец?»… В моём понимании Корф был честным коммунистом и советским работником… Я твёрдо верю, что правда восторжествует». Прокурор Виктор Бочков «просителю Корф» не помог, она скончалась, так и не дождавшись никакой ясности…

 

Но правда всё же восторжествовала! 24 декабря 1958 года Военколлегия Верховного суда СССР, пересмотрев дело Корфа, отменила приговор от 25 мая 1938 года за отсутствием состава преступления — и посмертно реабилитировала его. Семья Ивана Дмитриевича получила долгожданное свидетельство о смерти, где в графе «причина смерти» стоял зловещий прочерк. И это со стопроцентной долей вероятности означало одно: Корф был расстрелян, ориентировочно в конце мая — начале июня 1938 года, в возрасте 42-х лет. Мой родственник, работающий в столичном аппарате ФСБ, пояснил мне, что прочерк означает, что в ходе следствия и суда мой дед вёл себя мужественно: не юлил, никого не оговорил и не просил о пощаде. Иначе бы, независимо от тяжести предъявленных обвинений, вполне мог рассчитывать сохранить себе жизнь, хотя бы и получив максимальный срок.

 

…Какие приличествующие теме очерка слова следует сказать в его конце?

 

Стало понятно, почему имя репрессированного «врага народа» оказалось вычеркнутым из официальной истории борьбы за установление советской власти в Приморье. Но мы надеемся, что память о Корфе теперь удастся если не увековечить, то хотя бы сохранить в пантеоне наших красных героев. Да, его партизанский отряд не сыграл решающей роли на фронтах Гражданской войны в Приморье — и потому, вероятно, не запомнился белому хроникёру Филимонову. Но он был. И в нём были люди, которые верили в своего командира и храбро дрались за свои идеалы! Было бы просто здорово, если бы Управление ФСБ по Приморскому краю проявило инициативу и организовало архивные изыскания на этот счёт, дабы пролить свет на дело Корфа: за что был расстрелян, где погребён? Ответов на эти вопросы (а фактически — документального завершения этой истории) будут ждать не только наши читатели и единственный оставшийся в живых внук командира, но и его многочисленные правнуки и праправнуки. Им и нести память о своём знаменитом родственнике через поколения.

 

Истина нужна не мёртвым — истина нужна живым.

 

 

Фото: Иван Корф (в центре) и сельские активисты в рейде по поимке бандитов

 

 

Геннадий ОБУХОВ.

Фото из семейного архива Виктора Гринько.

 

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)