Понедельник 18 Январь 2021

Бухта Снесения

 

Коттеджи в заповедной зоне сровняют с землёй. А людей куда?

 

 

 

 

СМИ по всей страны пестрят заголовками о беспрецедентном вердикте суда Хасанского района. Он по представлению краевой прокуратуры обязал хозяина построек самолично стереть их с лица заповедной земли.

 

Под топор правосудия попадают семь объектов капитального строительства, в том числе жилой дом, возведённые на территории Дальневосточного морского биосферного заповедника ДВО РАН, в бухте Спасения в Хасанском районе. Вдоль сухопутных границ действует особая зона в 500 метров. Тем не менее, сейчас на берегу бухты Спасения примерно в 150–200 метрах от кромки воды раскинулся небольшой коттеджный посёлок. Согласно постановлению суда его положено демонтировать в течение трёх месяцев с момента вступления решения в законную силу.

 

ДВВ давно следят за ситуацией в бухте Спасения. Её трудно назвать ясной и прозрачной. С одной стороны — руководитель заповедника Николай Якушевский (в настоящее время уволен с должности), который боролся с нелегальными постройками. С другой стороны — хозяин коттеджей (умер в разгар конфликта) и его соседи, доказывающие, что они закон не нарушали. А вокруг — сотни сочувствующих или горячо осуждающих каждого из антагонистов.

 

 

Чтоб другим неповадно было

 

В конце октября 2019-го прокуратура Хасанского района тоже ходатайствовала о сносе домов. Это произошло после проверок материалов административного расследования, проведённого Дальневосточным морским заповедником. В администрацию Зарубинского городского поселения вынесли представление «по вопросу об устранении нарушения закона и обеспечении сноса незаконных построек в бухте Спасения». Основание: объекты возвели без соответствующих разрешений. Постройки преспокойно простояли почти год, и тут новое судебное решение. Вот что думает по этому поводу Николай Якушевский:

 

— 20 декабря меня поздравляли сотрудники ФСБ с профессиональным праздником. Сам служил в этой структуре. Потом посыпались поздравления от природоохранников. Не сразу понял, в чём дело. Да, я с коллегами три года добивался сноса построек в бухте Спасения. Данное решение прокуратуры люди ставят мне в заслуги. На мой взгляд, важность произошедшего заключается в другом. На примере с бухтой Спасения продемонстрировано торжество закона. Теперь другие собственники земель морского заповедника крепко подумают, прежде чем что-то строить. Сегодня в охранной зоне 69 участков находятся в частных руках. Да, это не особо охраняемая природная территория, но на эти земли наложены определённые ограничения. В частности, категорически запрещено вести любое строительство. Даже временные домики под запретом. Вы получили в собственность клочок заповедной земли? Можете просто наслаждаться красивыми видами и радоваться обладанию особым участком. Каким-то образом обозначать своё присутствие незаконно. Не надейтесь создать тут, к примеру, туристический кластер.

 

В своё время я рекомендовал местным властям дать чёткие разъяснения людям: что означает понятие охранной зоны. И это надо делать до того, как выделить участок в собственность.

 

 

 

 

Все в суд

 

Валерий Гончаров, построивший коттеджи, внезапно умер. Отвечать перед законом предстоит его сыну. Он рассказал, что пока судебное решение на руки не получено. Как только это произойдёт, будет обжаловать его в Приморском краевом суде. Несколько лет назад ровно ту же самую цепочку проходил Валерий Гончаров. Суд встал на его сторону.

 

— На земельном участке нет обременения в виде охранной зоны, есть все подтверждающие документы, разрешение на строительство, — объяснял ДВВ Валерий Валерьевич. — Несколько лет назад мне выплатили компенсацию в 25 тысяч рублей за то, что пришлось остановить стройку на время разбирательств. Это же о чём-то говорит?

 

Как рассказал в своё время ДВВ Сергей Долганов, экс-директор Дальневосточного морского заповедника (2012–2016 гг.), землю в бухте Спасения выделил Хасанский районный Совет народных депутатов в 1993 году. Всего 10 участков, каждый площадью по гектару, для индивидуального жилищного строительства и без всяких условий. О выделении земли ходатайствовал директор Института биологии моря (заповедник входил в состав учреждения). В то время это было нарушением режима охранной зоны. Но руководство заповедника пошло на нарушение сознательно. Теперь, по истечении сроков давности, всё законно. Никаких экологических экспертиз на строительство не требовалось.

 

Один из тех десяти сотрудников заповедника — Виктор Шереметьев. Проработал здесь с февраля 1978 года (сегодня, 23 декабря, его последний день в должности инспектора). Считается сподвижником организатора заповедника Юрия Чугунова.

 

— Все мы, владельцы участков, готовы выступить в защиту Гончарова в суде. Если его дома снесут, значит, следующие на очереди наши халупы, — уверен Виктор Алексеевич. — Кстати, о Гончарове у меня только добрые воспоминания. Он был первым из тех, кто завёл именно уголовные, а не административные дела на браконьеров. Вся эта история со сносом отсылает ко временам раскулачивания. Тогда тоже очень многие ликовали, когда ломали хребет русского крестьянства. Зажиточный? Живёшь лучше других? Значит, по тебе Сибирь плачет.

 

Шереметьев искренне не понимает, почему с ними, ветеранами заповедника, воюет родная же организация.

 

— 30 лет назад мне дали участок на голом склоне сопки. Сейчас здесь настоящий ботанический сад, который я разбил вместе с семьёй. Если меня с моей земли погонят, кто будет за деревьями ухаживать? Никто, это знаю точно. Сегодня заповедник собственный мусор не может вовремя вывезти. За чистотой и порядком по мере сил следим мы, пенсионеры. Бухта Спасения — это дело моей жизни и мой дом, и я буду защищать его до последнего, — горячится Виктор Алексеевич.

 

Владислав Думнов, председатель Приморского отделения Союза архитекторов России, попытался рассмотреть ситуацию с предполагаемым сносом домов с разных ракурсов:

 

— Участок предоставлен давно, детально неизвестно, как разворачивалось дело. Если было получено официальное разрешение на строительство, а сейчас, руководствуясь законом, строения решили убрать — платите владельцу компенсацию от государства. Производите оценку имущества, выкупайте недвижимость по рыночной стоимости, сносите за счёт бюджетных средств. В случае когда есть сомнения по поводу правомерности передачи участка в собственность, картина получается другая. Главный вопрос: участок находился в границах охраняемой зоны или назначение земель поменяли позже? Не говорю о конкретном лице, рассуждаю гипотетически. Может, человек за вознаграждение получил разрешение на строительство? Надо разбираться.

 

Ирина ФАСОВА.

Фото: Марина СКЛЯРОВА

 

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

1 Комментарий (ев)

  1. Самое справедливое на мой взгляд решение и тот кто давал разрешение и тот кто его каким то образом добился убытки должны поделить пополам. Оба юридически грамотные люди и оба понимали что положение об охранной зоне нарушают. Решили объехать закон на кривой козе. И причем тут государство с казной, которую собирают налогами со всех нас.