Понедельник 18 Январь 2021

Фарт китобоя Акима Дыдымова

Новый год, не наступивший никогда

 

 

Фото (c8.alamy.com)

 

 

Во всех своих начинаниях он надеялся на фарт — и ему всегда везло. Госпожа Удача отвернулась от него лишь раз — но самым фатальным образом. 130 лет назад, 31 декабря 1890 года, где-то в районе Сахалина ушло на дно Японского моря китобойное судно «Геннадий Невельской». И уволокло вслед за собой 14 членов команды, в том числе и его 34-летнего капитана Акима Дыдымова…

Осознавать, что начерпавшее забортной воды обледеневшее судно с минуты на минуту уйдёт на дно, а реальных средств спасения нет, — страшно. Понимать, что старуха с косой пришла за тобой неожиданно и заберёт, так и не дав проститься с родными, — жутко. Умирать молодым — обидно. И за несколько оставшихся мгновений вся жизнь ярким калейдоскопом проносится перед глазами…

 

 

Картинки из жизни

…4 июня 1861 года. На день рождения пятилетнему Акимушке родители и придворная челядь дарят подарки. Много плюшевых игрушек, особенно ему нравятся полутораметровый вислоухий заяц и пластмассовая сабля.

…13 мая 1881 года. Вчерашний гардемарин назначен в первое в его жизни заграничное плавание на корабле «Пётр Великий». Дома — снова торжества.

…1884–1886 годы. Лейтенант Дыдымов служит на клипере «Джигит» во Владивостоке. Он гоняет своих и иностранных браконьеров и удивляется тому, что прибрежные бухты буквально кишат китами, но на них никто не охотится. Озаботившись этим вопросом, он оставляет морскую военную службу и становится первым российским китобоем. (А как же наши прославленные первые приморские китобои Отто Линдгольм и Фридольф Гек? Первыми они не были: тот же шкипер Гек несколько месяцев учился ремеслу в качестве стажёра у Акима Дыдымова и самостоятельно раскрутился лишь спустя несколько месяцев. Линдгольм — и того позже.) «Жертвуя для этого дела как всею своею предшествующею службою в военном флоте, так равно и всеми личными средствами, я, помимо желания вознаградить себя с избытком за это в денежном отношении, не менее того желаю доказать своим тяжёлым на подъём соотечественникам, что плакаться на безденежье, сидя у камина душной петербургской комнаты, нечего. Стоит только обратиться к громадным природным запасам России, и они с избытком вознаградят за приложенный для приобретения их, конечно нелёгкий труд», — так слегка витиевато пояснил современникам Дыдымов мотивы своего решения.

…1887 год. Сбор стартового капитала. Лейтенант удачно продаёт родовое имение за 60 тысяч рублей. Маловато будет. Аким отправляется в Петербург, в Министерство финансов, и пробивается на приём. Скупого и осмотрительного министра Ивана Вышнеградского, у которого и снега зимой не выпросишь, он убеждает в необходимости выделить ему, непонятному и неизвестному лейтенанту, трёхлетний кредит в размере 50 тысяч рублей под 5 % годовых! Но всё равно немного не хватает, и «по кругу» идёт «шапка»: друзья (и будущие компаньоны) собирают в складчину ещё 20 тысяч целковых. На эти средства Дыдымов заказывает в Норвегии китобойное судно (более крупное по размерам, чем все существующие). Китобоец получает имя «Геннадий Невельской».

…19 октября 1889 года. После трёхмесячного перехода «Невельской» приходит во Владивосток. Дыдымов оставляет из норвежцев только помощника и троих матросов, остальных членов команды набирает из бессрочно отпускных матросов военного флота, сам, понятное дело, становится капитаном. Первого синего кита он загарпунил через пару недель в бухте Врангеля и притащил на буксире во Владивосток. Следующего кита «Невельской» добыл 27 ноября в заливе Америка. Дело пошло.

…1889–1890 годы. В бухте Гайдамак Дыдымов строит береговую базу для разделки китов и жиротопный завод. Представитель владивостокского Общества содействия русскому торговому мореходству Владимир Филипченко отмечает в отчёте: «…В пустынной бухте закипела жизнь, выстроен завод, дающий заработок исключительно русским, большею частью бессрочно — отпускным. В заводе пока имеется устройство для разделки китов, паровой топки жира шестью котлами, и предположено устроить мельницу для молки костей и паровой пресс. Для самого устройства завода и необходимых починок устроена механическая мастерская. Для удобства хода судов устроены два маячных огня. Для рабочих устроены хорошие казармы, разведены огороды, а для скота убирают сено с прилежащих лугов».

Не база — песня!

По приглашению Акима Григорьевича рядом с ним у гарпунной пушки набирается опыта его товарищ Фридольф Гек, пожелавший своими глазами увидеть всю процедуру охоты непосредственно с борта судна. Первые же дни промысла подтверждают, что уходить далеко в море нет необходимости. Киты у приморского побережья водятся в изобилии, поэтому охота на них ведётся в заливе Америка и у острова Аскольд, а на зиму «Невельской» уходит на промысел к берегам Японии. Для этого Дыдымов заключает договор с японским правительством, по которому продаёт ему всех добытых в чужих территориальных водах китов.

Сезон 1890 года завершается фартово. За несколько месяцев промысла добыты и переработаны 23 кита, что дало 12 тысяч пудов просоленного жира и 5 тонн китового уса. За жир легко выручили 14 тысяч долларов, а за китовый ус англичане дали по 190 фунтов стерлингов за тонну. Таким образом, удаётся не только покрыть расходы, но и получить 20 тысяч рублей чистой прибыли. Местная пресса пишет: «Предприимчивость, энергия и блестящие качества судоводителя г-на Дыдымова превратили пустынную бухту Гайдамак, где прошлым летом раздавался лишь крик птиц, да вой зверей, в чудесный уголок…День и ночь пылает пламя в печах салотопного завода. На пристани туши морских исполинов разделываются вчерашними переселенцами — землеробами из России, да пришедшими из Кореи рыбаками. В китобойном поселении люди не знают голода и лишения. Имя г-на Дыдымова тут почитается с искренним уважением и благодарностью».

…Март 1891 года. Дыдымов посмертно удостаивается Большой Золотой медали имени Александра II Императорского Общества для содействия русскому торговому мореходству.

…Январь 1894 года. Журнал «Русское судоходство» пишет: «…Мы хорошо знаем, что покойный Дыдымов рисковал, пустившись на промысел в опасное время, — и даже знаем, почему он вынужден был к этому…Он, крайне добросовестный и щекотливый в денежных делах, спешил с уплатой долгов. Однако все уходящие в море знают, что они — под Богом…».

 

 

Фото (fleetphoto.ru): Судно «Геннадий Невельской», ставшее могилой для лейтенанта Дыдымова…

 

 

Постскриптум-1, мистический

Память об отважном китобое будет увековечена в названии охранного крейсера пограничной стражи. Крейсер «Лейтенант Дыдымов», приступивший к службе в 1907 году, выполнял задания Тихоокеанской научно-промысловой экспедиции в районах Охотского моря, Татарского пролива и лимана реки Амур. 58 раз «Дыдымов» имел дело с обнаглевшими японскими шхунами, ведшими незаконный лов в наших водах. Нарушителей арестовывали и конвоировали в российские порты.
…«Как вы лодку назовёте — так она и поплывёт», — так образно выразился капитан Врунгель из мультика про злоключения яхты «Беда» («Победа» — только с первыми двумя отколовшимися во время непогоды буквами). И этот постулат самым странным мистическим образом сработал в начале ноября 1922 года. Во время последнего похода эмигрантской эскадры адмирала Старка на «Лейтенант Дыдымов» были загружены 11 офицеров, три гардемарина, 39 членов команды и 29 пассажиров (23 кадета и шесть женщин). Как и «Геннадий Невельской», корабль ушёл на дно во время сильного шторма в 150–180 милях от Шанхая. Никто не спасся.

 

 

Фото ( i67.fastpic.ru): …и «Лейтенант Дыдымов», унёсший на дно приморских эмигрантов.

 

 

Постскриптум-2, социалистический

Безвременно трагически погибший отец приморского китобойного промысла успел немного. Но спустя 30 лет после его кончины, в июле 1920 года, родился славный продолжатель его дела — Илья Коновалов, гарпунёр-наставник китобойных флотилий «Алеут» и «Советская Россия». Пока промысел китов был разрешён, Коновалов трудился умело и не покладая рук, лично уничтожив 225 млекопитающих. За это родина присвоила передовику производства звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и Золотой медали «Серп и Молот». Зверское уничтожение китов в СССР было остановлено в 1987 году после принятия соответствующей Международной конвенции. За время с 1947 года советскими китобойными флотилиями было добыто около 125 тысяч крупных усатых китов и кашалотов, в том числе приморской «Советской Россией» — 53 874 особи. Что там дыдымовские 23…

 

Геннадий ОБУХОВ.

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)