Понедельник 18 Январь 2021

Путь не в те врата

 

В аду нам не найти кусочка рая тем паче Шамбалы

 

 

Фото ( i.mycdn.me)

 

 

Почти круглая дата: 125 лет назад, 10 января 1886 года, родился Роман фон Унгерн-Штернберг. Но, сдаётся нам, что отмечать эту дату никто не станет и правильно сделает. Слишком уж однозначна репутация фигуранта революционной песни «Белая армия, чёрный барон снова готовят нам царский трон…» как садиста и маньяка, а также религиозного шизика, двинутого на мании собственного величия.

 

Да, всё это так. Но как быть с тем фактом, что, по мнению отечественных историков, именно благодаря Унгерну, смогшему увлечь горстку казаков в поход на Ургу, казавшийся современникам безумным, сегодняшняя Монголия является независимым от Китая государством? Что это было? Желание, спасая сотни тысяч жизней монголов от китайской резни, спасти собственную душу, уже залитую кровью невинных жертв, и найти личную узкую тропинку в рай? Но не поздно ли? Или просто поиск мистической Шамбалы, которую искал он в своих походах?..

 

 

Яблочко и яблоня

 

Два предка Унгерна принадлежали к рыцарям Тевтонского ордена и пали от рук поляков. После этого представители рода служили поочерёдно Ордену, Германии и, наконец, России. Согласно преданиям, один из предков фон Унгерна занимался в своём прибалтийском имении самым настоящим разбоем. Он построил на берегу моря фальшивый маяк, корабли шли на свет и разбивались на скалах. А содержимое их трюмов доставалось барону. Если эта легенда правдива, то понятно, от кого разбойничьи гены передались юному Роману. А что же буддизм? Согласно утверждению самого барона, его дед принял буддизм в Индии, после чего буддистами стали и отец его, и он сам.

 

Барон Унгерн героически сражался на фронтах Первой мировой войны в составе армии генерала Самсонова, проявляя при этом беспримерную храбрость и демонстрируя пренебрежение к смерти. За боевые подвиги он в течение двух лет был награждён пятью боевыми наградами, в том числе Георгиевским крестом и орденом Святой Анны.

 

В августе 1917 года Унгерна направили в Забайкалье под командование атамана Григория Семёнова, где он и находился до 1920-го. Обосновавшись в Даурии, барон получил звание генерал-лейтенанта и начал формировать Азиатскую дивизию, ядро которой составили буряты. А дальше биография чёрного барона самым бессвязным и нелогичным образом разваливается на три составляющие…

 

 

Фото (city-news.ru): Русские казаки готовят монгольских добровольцев к решающему штурму.

 

 

1. Заплечных дел мастер

 

Исследователи подсчитали, что по приказу Унгерна его подчинённые, искореняя «красную заразу» в Забайкалье, уничтожили более 400 человек, причём самым беспощадным, «семейно-родовым», способом. Десятки человек барон казнил лично. Свидетели оставили воспоминания, как «…беря за ноги, разрывали детей на две части, а сам Унгерн руководил медленным сожжением на костре пойманного на дороге случайного путника с целью выпытать у него, где хранятся деньги». Российские историки Кургунов и Сороковиков, изучив уцелевшие документальные свидетельства, ещё в 1957 году сделали и по сей день остающийся незыблемым вывод о патологических особенностях личности чёрного барона: «Унгерн — утончённый садист, для него наслаждение не только в смерти его жертвы, а в нестерпимых муках этой жертвы, причинённых различными пытками. Тут и сожжение живого на костре, вырывание крючьями кусков мяса из спины, прижигание пяток калёным железом… Унгерн сжигал сёла вместе с женщинами и детьми, а также сотнями расстреливал крестьян».

 

Любопытно, но в ходе заседания ревтрибунала барон не опровергал этих жутких фактов, а даже дополнял их, вспоминая, где и когда казнил неизвестных следствию жертв. Он не юлил и не молил о пощаде, словно его заботила только полнота и достоверность судебного следствия. А может быть, действительно, только и заботила?..

 

 

2. «Хозяин» Шамбалы

 

Современные психиатры, исследовавшие личность и биографию Унгерна, не ставя ему заочных диагнозов спустя десятилетия, тем не менее, осторожно сомневаются в его психическом здоровье. Основания более чем веские.

 

Так, чтобы победить «красную чуму», по мнению Унгерна, было необходимо возродить империю Чингисхана. Этим новым Чингисханом, естественно, он видел себя. Барон планировал объединить все азиатские кочевые народы и двинуться в «очистительный» поход на Запад. Этот «жёлтый шторм», по замыслу Унгерна, должен был смести не только большевизм, но и прогнившую Европу. Барон задумал создать особую зону, объявить её входом в Аггарту, подземную страну, где не действуют законы времени и царит владыка мира Шакраварти. Всё, что когда-либо говорилось о таинственной стране Шамбале, причудливо переплелось в голове Унгерна: арии, санскрит, священные законы, по которым нужно заставить жить человечество, святыни, благодаря которым можно получить власть над людьми, а может быть, и над временем. При этом его мистические мечты обретают реальность: Унгерн берёт в жёны монгольскую принцессу, объявляет себя последним царём Шамбалы, а монголов и бурят ни много ни мало — воинами Шамбалы! А из рук верховного духовного владыки монголов, словно в подтверждение реальности своих планов, он получает титул Махакалы — бога войны.

 

О персонажах с подобными планами на грани мании величия и сегодня выражаются однозначно: «не все дома».

 

 

Фото (r.mt.ru): Таинственную Шамбалу ищут до сих пор…

 

 

3. Спаситель монгольской нации

 

Садист и шизик? Бесспорно. Но именно садист и шизик, чьё имя до сих пор проклинают в сотнях пострадавших забайкальских семей, становится героем Монгольской республики, чтимым там до сих пор. Героем, добрая память о котором передаётся через поколения и который с горсткой русских и бурятских казаков отстоял монгольскую государственность от китайской экспансии. Как это вообще понимать? Достоверный ответ на этот вопрос мог бы дать только один человек — сам барон. Но он его не дал. Поэтому ниже — только историческая фактура, которую будет уместно предварить выводом советского историка и дипломата Адольфа Иоффе: «Ни одна страна, в своё время захваченная Маньчжурской империей, так и не смогла восстановить свою независимость от Китая, кроме Монголии, в которую пришёл Унгерн. Советизация Монголии не явилась результатом последовательного, продуманного и организованного плана. Если бы в Монголии не было Унгерна… мы также не советизировали бы Монголию, как не советизировали Восточный Туркестан…».

 

1 октября 1920 года войско Унгерна перешло границу с Монголией. Подойдя к её столице Урге, барон вступил в переговоры с китайским командованием. Все его требования, включая разоружение китайских войск, были отвергнуты. Дважды унгерновцы штурмовали город, но неудачно. Отступив в верховья реки Керулен, Унгерн получил моральную и материальную поддержку всех слоёв монгольского населения. Дивизия пополнилась за счёт монголов, которым казаки Унгерна устроили экспресс-курс «молодого бойца». Монарх Монголии Богдо-гэгэн VIII прислал Унгерну своё благословение на изгнание китайцев из страны. Ко времени решающего штурма Урги численность Азиатской дивизии составляла 1 460 человек, численность китайского гарнизона — 7 тысяч человек.

 

4 февраля Унгерн пошёл на последний штурм. Мощь, ярость и ненависть к захватчикам деморализовали китайцев: «…монголы, в обычных условиях легко поддающиеся панике, разряжают винтовки во врага, как на учениях, на каждого русского всадника приходится иногда от десяти до пятнадцати китайцев». 500 китайцев сдались в плен, сотни — разбежались. Урга была взята, независимость Монголии восстановлена.

 

 

Фаталисту защита не нужна

 

…Барона судят дважды. Первый суд над ним совершают его соратники. Офицеры Азиатской дивизии, составив заговор, решают убить своего командира и предают его. Когда красноармейцы натыкаются на связанного, грязного и обтрёпанного человека, они и помыслить не могут, что перед ними сам «чёрный барон». При желании он мог бы выдать себя за насильно мобилизованного солдата и спасти себе жизнь. Но странный Унгерн, напротив, долго втолковывает большевикам, что он и есть командир Азиатской дивизии. Второй суд начался в Новониколаевске 15 сентября 1921 года — и на этот раз барона судят его враги-коммунисты. Суд скоротечный, судьбу барона телеграммой решает Владимир Ленин: «…устроить публичный суд, провести его с максимальной скоростью и расстрелять». Так и случилось.

 

Защитник Унгерна на суде высказался так: «Человек, во время долгой своей военной карьеры подвергавший себя возможности постоянно быть убитым, фаталист, который на своё пленение смотрит, как на судьбу, лично не нуждается в защите. Но в защите нуждается та историческая правда вокруг имени барона Унгерна, которая создалась».

 

Вот только до всей правды о чёрном бароне и поныне как до луны.

 

Геннадий ОБУХОВ.

 

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)