Среда 24 Февраль 2021

Жив — и то награда

 

Отчизна обделила учёного-почвоведа званиями и орденами, но при этом отправила на затяжную отсидку

 

 

Фото (i.оиак.рф)

 

 

9 февраля 1884 года в многодетной владивостокской семье обрусевших немцев родился Павел (Пауль Людвиг) Виттенбург. «Ну как же, знаем!» дружно воскликнули читатели. Шутка. Имя учёного, сто с лишним лет назад исследовавшего прибрежную полосу залива Петра Великого, по самым разным политическим причинам (немец, зек и прочая) десятилетиями скрывалось от общественности…

 

 

Шалун подрос, остепенился

 

Семья жила на Косом переулке (ныне улица Мордовцева), куда однажды забрёл медвежонок. Паша поймал его и продал в зоопарк, купив на вырученные 10 рублей ружьё. С ним 10-летний мальчик стал охотиться на бурундуков. Мама, владелица небольшого доходного дома, не возражала. Дальше — больше. От французского натуралиста Бонхова, жившего неподалёку и собиравшего материал для Парижской международной выставки 1900 года, мальчик научился препарировать свою добычу. Конечно, освежёванных бурундучков жалко, но именно таким образом юный Виттенбург помог французу в создании коллекции фауны Уссурийского края.

 

Конечно, при таком раскладе в гимназии учиться было просто некогда, и третьеклассника, который «старанием и поведением не отличался», из учебного заведения исключили «за нерадение к наукам» — так было сказано в кондуите. В то время другой мужской гимназии во Владивостоке не было, и потому Павла отправили на запад, к родственникам в Либаву.

 

50-дневное путешествие изменило его: в нём проявилась тяга к географии и исследованиям. Поэтому в реальном училище преподаватели характеризовали его уже только положительно. В 17 лет он уже зарабатывал на жизнь репетиторством и сам себя обеспечивал. В 1905 году с отличием окончил реальное училище и поступил в Тюбингенский университет (Германия), для чего сдал 125 (!) экзаменов. Изучал почвоведение, геологию, химию и ботанику. Был лучшим студентом, защитил докторскую диссертацию. Женился на студентке.

 

«Фрака не было, достать удалось только смокинг, и было заметно, что он с чужого плеча. Но хуже всего — это проношенные ботинки. Когда венчающиеся встали перед алтарём на колени, то гости могли заметить дыры на подошвах» — здесь и далее цитаты из мемуаров Павла Владимировича.

 

По окончании заведения Виттенбург встал перед выбором — где жить и работать? Слева — родная по духу и генам сытная Германия. Справа, на востоке, — сложная и противоречивая Российская империя. Долго ли размышлял он — нам неведомо, но бурундучки перевесили! «Я выбрал Дальний Восток, место моей родины, залив Петра Великого», — так пояснил молодой учёный. Но ничего не прояснил.

 

 

Фото (Из 15-го тома «Записок ОИАК»): Молодой учёный и его верная спутница-кирка. 1911 год.

 

 

Пахал как вол

 

По прибытии в 1912 году в Уссурийский край Виттенбург получает назначение геологом крепости Владивосток. Это назначение формально, научных дел на этой должности нет. 28-летний Павел сближается с председателем Общества изучения Амурского края (ОИАК) Николаем Соловьёвым. Дружба их крепнет, Соловьёв держит Виттенбурга почти как за сына и даже предлагает ему в потенциальные жёны свою дочь Риту. Павел вежливо отказывается от знакомства с юной леди и поясняет, что уже имеет супругу и дочь. (Спустя шесть лет Маргарита станет второй женой 47-летнего путешественника Владимира Арсеньева.) Соловьёв не обижается и предлагает Виттенбургу заняться геолого-палеонтологическими исследованиями почв полуострова Муравьёва-Амурского и близлежащих островов. Ну а для начала, чтоб набить руку, несколько летних месяцев поизучать уссурийскую тайгу.

 

Поизучал и научился технично махать кайлом. «В процессе полевых работ пришлось самому дать названия многим географическим пунктам, где развиты те или иные описываемые мною горные породы, причина возникновения названий чисто утилитарная — географическая».

 

 

Фото (Из 15-го тома «Записок ОИАК»): Титульный лист опубликованного труда Павла Виттенбурга.

 

 

Ну а дальше…

 

Дальше — два года упорного и изматывающего труда. Павел Владимирович с двумя помощниками пешим порядком исследует морское побережье залива Петра Великого. Через бездорожье и бурелом. А туда, куда продраться уже никак нельзя, добираются на катере. Исследователь и его помощники вскрывают (понятно, что киркой, вручную, а не мини-экскаватором «Кубота») десятки кубометров почвенных отложений. Берут образцы, описывают их, исследуют, систематизируют. Работа титаническая в физическом плане и кажущаяся необъятной в плане научном. За это время исследовано около 60 точек — бухты, мысы, прибрежные сопки. Одновременно собрана большая коллекция геологических образцов и минералов, предназначенных для музея ОИАК.

 

По итогам экспедиции Виттенбург готовит к изданию капитальный научный труд. Это — трёхтомник. Первый том вышел в свет 1912 году в виде 15-го тома «Записок ОИАК». В нём 526 страниц, более 200 таблиц и схем, десятки фотографий. Заглянем?

 

«Из других полезных ископаемых полуострова Муравьёва необходимо отметить небольшую залежь серебро-свинцового блеска пневматолитического типа, который наблюдался в искусственном отложении на юго-восточном отроге горы Седанки в области контакта юрских песчаников с кварцевыми порфирами и диабазами». И в таком научном ключе — все полтысячи страниц. Но если нам, непосвящённым, ничего не понятно — это не значит, что не понятно никому. Этот том станет первым комплексным исследованием прибрежных почв залива Петра Великого и на десятки лет вперёд предопределит векторы поиска полезных ископаемых и минералов. Именно за него Виттенбург получит премию ОИАК имени Фёдора Буссе. Первая и последняя в его жизни награда.

 

Павел Владимирович возвращается в Петербург, выступает с научными докладами и, наверное, купается в лучах заслуженной славы. В его отсутствие выходит в свет вторая часть его труда (том 16 «Записок ОИАК»), подготовленный к выпуску его коллегой, палеоботаником Африканом Криштофовичем. Готовится и третий — но так и не выходит. Потому что с приходом к власти большевиков вспыхивает Гражданская война. А когда «говорят пушки», «молчат» не только музы, но и типографские станки…

 

 

Фото: Карело-финский университет, г. Сыктывкар, 1946 год

 

 

Просто счастливчик

 

По зову ли сердца, по принуждению, но Виттенбург примет новую власть и начнёт с ней активно сотрудничать. В 1919 году возглавит Лахтинскую экскурсионную станцию и Музей природы северного побережья Невской губы. Начнёт преподавать на Высших географических курсах, впоследствии переросших в Географический институт, защитит профессорскую диссертацию.

 

Доверия профессор у большевиков не вызовет никакого. В 1919–1921 годах его будут несколько раз арестовывать по делам о саботаже и Кронштадтском восстании. Расследование этих дел приговорами для Виттенбурга не завершится, однако его на всякий случай вышлют куда подальше — на Кольский полуостров и на Новую Землю. Понятно, не чаи гонять, а изучать минералогический потенциал вечной мерзлоты. Изучит, напишет труды. Получит как учёный широкое признание за рубежом и будет неоднократно приглашаться для чтения лекций в Норвегию, Швецию и Германию.

 

Эти командировки ему припомнят 15 апреля 1930 года, когда арестуют по «делу историков Академии наук». Его сломают не скоро, через год, и вышибут признательные показания. В феврале 1931 года он получит расстрельный приговор по ст. 58–11 («Организационная деятельность по подготовке контрреволюционных преступлений»), который после кассационной жалобы заменят 10 годами лагерей и конфискацией имущества. На фоне десятка коллег, реально расстрелянных по этому делу, — просто счастливчик.

 

Первые полгода зек будет вспоминать прежний опыт и махать кайлом на строительстве Беломорско-Балтийского канала. Осенью 1931-го власть востребует его как учёного и отправит отбывать заключение рудничным геологом на остров Вайгач, затем — начальником геологической части и старшим геологом Вайгачской экспедиции ОГПУ.

 

Павел Владимирович не обидится на новую власть и будет трудиться в заключении так же самоотверженно, как и на воле в былые времена. Зек возглавит геологические изыскания на Югорском полуострове, где откроет крупнейшее в СССР месторождение флюорита. Это позволит стране отказаться от импорта ценного в оборонной промышленности минерала, а в сентябре 1933 года начнётся промышленное освоение месторождения.

 

Страна сэкономит сотни тысяч инвалютных рублей. Зек досидит свой срок до звонка. После отсидки поменяет несколько мест работы (руководство, педагогическая деятельность). В 1957 году будет реабилитирован. Скончается 29 января 1968 года в Ленинграде и будет похоронен на Зеленогорском кладбище.

 

Геннадий ОБУХОВ.

 

Фото ЗАСТАВКА вариант 1 goarctic.ru

 

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)