Четверг 21 Октябрь 2021

Восточная спираль императрицы

 

Девушки в пути немного задержались. Только на шесть лет

 

 

Фото (st.depositphotos.com)

 

 

Скоро только пять дней подождать мы отметим Международный женский день 8 Марта. И это хороший повод, дабы вспомнить забытую историю 250-летней давности, лишний раз подчёркивающую международное (от слов «между» и «народами») звучание этого праздника. И где-то она драматичная, где-то анекдотичная…

 

Ну а тех, кого эта напыщенная водка заставит поморщиться, сразу успокоим: распрямите носики, история эта напомнит вам сюжет, как товарищ Сухов из «Белого солнца пустыни» сопровождал «караван» юных азиаток из брошенного гарема, — и, наверное, вам понравится.

 

 

Предыстория с географией и любовью

 

Начнём с любви. В 1868 году российский литератор Алексей Толстой написал стихотворную поэму «История государства российского», в которой звучали знакомые многим строки: «Весёлая царица была Елисавет: поёт и веселится, порядка только нет». Насколько весёлой и беззаботной была дочь Петра I — не тема нашего рассказа. А вот что касается её молодости, то именно в ней одна из завязей этой истории. Угораздило юную цесаревну влюбиться в своего ординарца Алексея Шубина. Да и немудрено: юноша, по воспоминаниям современников, отличался «редкой красотой, ловкостью и энергичностью». Будущая императрица полюбила безумно и от того страдала безмерно. И потому посвятила объекту своего обожания чуть корявые, но искренние поэтические строки:

 

Всякий рассуждает, как в свете б жить

А недоумевает, как с роком бы быть:

Что такая тоска и жизнь не мила,

Когда друг не зрится, лучше б жизнь лишиться…

 

Жизни лишаться не пришлось: молодой человек ответил взаимностью, их роман развивался бурно и быстро перерос платоническую стадию. Безбашенная любовь Елизаветы грозила обернуться царственным конфузом — беременностью — и царствующая особа Анна Иоанновна (это та, при которой фактически правил Россией пресловутый Бирон) приняла жёсткие и, пожалуй, избыточные меры. Прапорщик Шубин был арестован, для выяснения всех амурных подробностей пытан на пыточном дворе и сослан. Сначала на запад — в Ревель. А затем — на восток, куда подальше…

 

Ну а теперь о географии. После государственного переворота 1741 года, в результате которого цесаревна была возведена на престол, собрала она совещание с высшими чинами придворного круга, дабы наметить, современным языком говоря, план мероприятий по организации и проведению торжеств по случаю её коронации. Праздник знати намечался только через четыре месяца, в апреле будущего года. И пожелала Елизавета, чтобы на её коронацию привезли самых красивых девушек со всех концов империи, представляющих все подвластные российской короне народы. И замысел её был чисто женский — затмить всех красавиц страны разом. Обсудили и решили — кого куда недалече послать. Как вдруг «дщерь Петрова» почесала милую щёчку и спросила: «А с Камчатки почему никого не везём? Пригласите-ка пред мои очи штабс-курьера Шахтурова!». И все разом онемели. Никто не взял на себя смелость публично унизить самодержицу её незнанием географии и пояснить, что до Камчатки и обратно добираться не четыре месяца, а примерно три-четыре года!

 

Так что же, неужели неучем была? Да, увы, её единственный педагог-наставник в юности Исаак Веселовский изучил с ней только французский язык и научил писать, каллиграфически выводя буквы. Юная цесаревна никогда не читала, проводя время на охоте, верховой и лодочной езде и в заботах о своей красоте. Биограф Казимир Валишевский характеризовал её так: «Беспорядочная, причудливая, не имеющая определённого времени ни для сна, ни для еды, ненавидящая всякое серьёзное занятие, чрезвычайно фамильярная и вслед затем гневающаяся за какой-нибудь пустяк, ругающая иногда придворных самыми скверными словами, но, обыкновенно, очень любезная и широко гостеприимная».

 

Ну и какая тут география? Конечно, этого анекдотичного конфуза бы не случилось, коли б Елизавета до начала «планёрки» полистала географический атлас. К тому времени на Камчатке уже побывали Михаил Стадухин, Владимир Атласов и Степан Крашенинников, была выполнена и первая карта полуострова. Но, очевидно, мысль привезти камчатских красавиц пришла к ней в ходе обсуждения, спонтанно. И только один человек в империи мог бы ей публично возразить, это её фаворит и глава русского правительства Пётр Шувалов. Но таковым он станет только годы спустя…

 

Прибывший по срочному вызову штабс-курьер получил высочайший приказ: «Поезжай, голубчик, на Камчатку, да доставь ко дню коронации моей шесть девиц камчатских, благородных и приятной внешности!». Если никто из ясновельможных вякнуть не посмел, то неужели Шахтуров императрице возразил? Нет, конечно! Он просто отправился собираться в дальний неведомый путь, ясно понимая, что его «девичий вояж» заранее обречён на неудачу…

 

 

Фото (nteresfact.ru): Камчатка на карте Российской империи в 1833 году.

 

 

Спираль: виток первый

 

Кто был такой этот Шахтуров? Имя-отчество его история для нас не сохранила. Должность по нынешней табели о рангах занимал не особо высокую, подполковничью, однако был лично знаком с Елизаветой и пользовался её доверием.

 

С группой служивых, получив «прогонные» деньги, «…поехал он по земле русской, благословенной. Без клубочка волшебного до Иркутска докатил, а потом начались дебри дикие, тропы звериные. Совсем измаялся Шахтуров, бородой до пояса оброс, животом отощал». Так образно донёс до нас эту историю некий иркутский литератор, укрывшийся за псевдонимом NN (что в те годы частенько делали авторы, облечённые властью). Дальнейшие цитаты — из опуса господина NN.

 

Через два года он — на Камчатке, несколько месяцев мотается по стойбищам и общается с местными красотками. Подобрав кандидаток, щедро расплачивается с их родителями и поясняет, что дочери их поедут на запад, к лучшей жизни. (Что касается национальности девушек, то информации на этот счёт нет. На полуострове проживали аборигенные народы — ительмены, коряки, чукчи. Поэтому далее они для нас просто камчадалки.)

 

Тронулись в обратный путь. Для того чтобы достойно представить аборигенок ко двору, нужно научить их русскому языку и хотя бы вкратце хорошим манерам. За неимением гувернанток их роль берут на себя сопровождающие Шахтурова солдаты. В процессе тесного общения бородатые репетиторы учат камчадалок не только манерам, но и секретам телесной любви. Так что когда девичий караван достигает Иркутска, он по составу уже смешанный: каждая туземочка родила по младенчику! «Вот только отцов установить не могли, как сквозь землю те провалились. Чудны дела, твои Господи, землю российскую создавшего!»

 

Деньги «прогонные» заканчиваются, и Шахтуров в ожидании новых финвливаний на год зависает в Иркутске. Девицы временно разбредаются по непонятным углам, зарабатывая на питание себе и деткам самостоятельно. Дальнейших версий событий — две.

 

«Поспешил штабс-курьер покинуть город. Как сейчас вижу, будто покорно бредут вслед за ним шесть камчадалок, у каждой дитя на руках. Выбрались на тракт. Уходят всё далее. Вот и сгинули вовсе, в дикости заплутали, пропали в морозах трескучих. Не судьба вышла Елизавете Петровне подивиться на самых далёких своих подданных. И уж тем более не судьба Шахтурову прожить жизнь в петербургской неге. И девицам вырастить младенцев не судьба» — это первая версия, трагическая, ну хоть плачь.

 

Вторая — кортеж всё же достиг Питера. Девушек с опозданием на шесть лет представили императрице, ко двору не взяли никого — и выдали их замуж без лишнего шума за малоземельных помещиков. А Шахтуров? Его следы затерялись окончательно.

 

 

Фото (sun9-28.userapi.com): Коронационные торжества пройдут без юных камчадалок…

 

 

Спираль: виток второй

 

…А сослан был Алексей Шубин, незадачливый любовник цесаревны, Анной Иоанновной на ту же самую Камчатку! И там же по её распоряжению насильно обвенчан с камчадалкой. Не дожидаясь коронации, императрица Елизавета Петровна вспомнит о нём и пошлёт на окраину ещё одну экспедицию с требованием отыскать Шубина. Его найдут и возвратят ко двору. Жену свою он бросит на Камчатке (какая жена, ведь к любимой возвращается!), но прихватит с собой двух дочерей. Но императрице весть о его супруге и дочерях как-то не очень понравится. И потому их роман больше не возобновится, однако бывшая возлюбленная обойдётся с Алексеем благородно: за «невинное претерпение» он получит чин генерал-майора и богатые вотчины во Владимирской губернии. Его дочери-метиски Софья и Мария будут выданы замуж за военных и проживут достойную обеспеченную жизнь. А потомком Марии станет знаменитый генерал Эспер Степанов, герой Русско-турецкой войны.

 

Так о чём же эта история? Наверное, всё же о любви. Душевной и телесной, несчастливой и угасшей — но всё же любви…

 

Геннадий ОБУХОВ.

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)