Среда 21 Апрель 2021

Код Феликса

 

Поверженный рыцарь чекистского образа и двойные стандарты (Есть мнение)

 

 

 

Фото (Pastvu.com): Памятники Феликсу Дзержинскому во Владивостоке и Москве (50 – 60-е годы XX века)

 

 

Страна наша центростремительна и москвоцентрична. Редкие провинциальные инициативы становятся общероссийскими, как рождённые в Сибири «Бессмертный полк» и «Тотальный диктант». А в основном повестку задаёт Москва.

 

В столице ничем окончилась битва при Лубянке. Возвращать туда «железного Феликса» или водрузить Александра Невского? Победил — пока — так называемый нулевой вариант. Но ведь во Владивостоке памятник Феликсу Эдмундовичу, с 1954 года стоявший на развилке улиц Дзержинского и Мордовцева, в 1992 году тоже пал жертвой так называемой демократизации. Даже странно, что аналогичная дискуссия ещё не разгорелась и у нас.

 

 

Дзержинский во Владивостоке: «за» и «против»

 

…Тема, конечно, скользкая.

 

Допустим, я за возвращение Дзержинского на пустующий пятачок у «Фреш-Плазы» и здания бывшего Политпросвета, на фасаде которого с умерщвлением ДВГУ вновь засияло чеканное (хотя и спорное) ленинское: «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно». И не один я такой.

 

Хватает и противников. Их аргументы понятны и в основном сводятся к страшному слову «репрессии». Вернём Дзержинского — придут злые чекисты и всех расстреляют…

 

Хотя речь идёт не о Ягоде и не о Ежове, при которых происходило то, что называют «большим террором» 1937-1938 гг., когда под раздачу попало множество непричастных. Включая, кстати, многочисленных чекистов.

 

 

Идеалист, аскет, пассионарий

 

Что до Дзержинского, то он умер ещё в 1926 году.

 

«Феликс» значит счастливый, но стремление к личному счастью казалось Дзержинскому мелким и пошлым. Идеалист, аскет, пассионарий. «Рыцарь революции». При царе сидел в тюрьме. При Советах создал ЧК — не самую плохую спецслужбу в мире; мы ведь заслуженно гордимся и реальным Николаем Кузнецовым, и вымышленным Штирлицем.

 

Надо заметить, что руководством ЧК государственные заслуги Дзержинского вовсе не ограничиваются. Он был наркомом путей сообщения. Возглавлял ВСНХ — Высший совет народного хозяйства (поэтому именно с ним Борис Бриннер — отец Юла — договорился об открытии в Тетюхе, нынешнем Дальнегорске, горнорудной концессии с иностранным капиталом). Возглавил работу по спасению тел и душ беспризорных детей, число которых после Первой мировой и Гражданской измерялось миллионами. Развивал металлургию. Создал, наконец, общество «Динамо».

 

Глыба, титан. Воплотившийся в арифмометре «Феликс» и фотоаппарате «ФЭД».

 

 

Монумент убрали втихаря

 

Это исторический аспект, а есть ещё юридический. Я же помню, как убивали владивостокского Феликса. Сначала неизвестные его искалечили — вандализм чистой воды.

 

Когда несколько позже осквернили памятник Мандельштаму — это тоже был вандализм чистой воды. Слава богу, монумент Осипа Эмильевича восстановили и перенесли в безопасное место — в сквер у ВГУЭСа.

 

В случае с Дзержинским всё было иначе: изувеченного, обесчещенного Феликса спрятали в короб. А потом вообще убрали. Куда, по чьему распоряжению? Когда улице Дзержинского вернули историческое имя — Фонтанная — в этом был резон и, главное, горсовет принял соответствующее решение. А на каком основании демонтировали памятник? Преступником Дзержинского не признал ни один суд. Мнения горожан не спрашивали. Убрали, что называется, втихаря…

 

Однако признаюсь честно: выступать за возвращение памятника, писать письма в инстанции и устраивать пикеты я не буду. Боюсь. Заклюют же, мокрого места не оставят. Причём в том числе — и уважаемые мною люди (на неуважаемых, конечно, наплевать). Объявят сторонником тоталитаризма и чего-нибудь ещё.

 

 

Раскол и консолидация

 

Советская цензура была простодушной: об этом пиши, об этом не пиши. Нынешняя цензура — тут можно поговорить и о «новой этике», и о «толерантности», и о «политкорректности» — куда страшнее. Потому что уже не злой дядя тебя ограничивает, а ты сам. Боишься сказать вслух какие-то слова, потому что съедят. Если бы редактор «ДВВ» Александр Сырцов не попросил — держал бы я своё мнение при себе. Но ведь Сырцову-то не откажешь!

 

…Ладно, «умерла так умерла». Пусть будет «Фреш-Плаза» вместо клумбы, парковки и Дзержинского.

 

Тем более, говорят, возвращение Феликса будет раскалывать общество.

 

Соглашусь: общество нужно не раскалывать, а консолидировать. Непонятно, правда, вокруг кого. Потому что оно и так расколото. Не окончены ни Гражданская, ни перестройка — они продолжаются. В России, слава богу, — в бескровной форме, в бывших союзных республиках — нередко в кровавой…

 

 

В условно красных и белых тонах

 

Но бог с ним, с Эдмундычем. Всё вышесказанное написано ради нескольких слов. Вот они.

 

Дзержинский раскалывает общество — допустим. А когда у нас же в городе ряженые под белоказаков вешают на здание построенного в 1964 (!) году Морвокзала доску Колчака (между прочим, нереабилитированного военного преступника, даром что выдающегося географа), это общество не раскалывает? Или другая большая и небесспорная фигура — Александр Исаевич Солженицын. Когда городские власти устанавливали памятник ему, не боялись, что расколет? Ещё пример: бюст Николая II у Покровского собора. Одни последнего императора славословят — понятная позиция, другие называют Кровавым — тоже понятная. Это общество не раскалывает?

 

Заметим, что все эти вопросы решались кулуарно, без участия общественности. «Это нога — у кого надо нога».

 

Почему считается, что раскалывает общество только то, что льёт воду на мельницу условных красных? А всё, что льёт воду на мельницу условных белых, — не раскалывает? Лично я не убеждён, что первых у нас меньше, чем вторых. Напротив, что-то подсказывает, что у нас больше людей симпатизируют Чапаеву, Лазо и Будённому, чем Врангелю, Юденичу или атаману Семёнову.

 

Более того, убеждён: продержись наш Феликс ещё пару лет — и никто бы его не трогал. Уцелел бы, как уцелел Дзержинский в Артёме у здания милиции. Или как нашенский Ленин на Привокзальной…

 

В русской литературе красные и белые давно примирились — нам сегодня одинаково дороги Бунин и Шолохов. Вот и в городе нашем, уверен, места хватит и белым, и красным. Я не за немедленное возвращение Феликса (у нас и Пушкина-то в сквер его имени вернуть десятилетиями не могут) и не за демонтаж Николая Второго. Я за взвешенность, здравый смысл и трезвый рассудок. Я против двойных стандартов и кликушества с любой стороны идейных баррикад. Иначе как-то нечестно получается. Сердца-то у нас у всех горячие, а вот по части холодных голов и чистых рук — сложнее.

 

А если конструктивно — давайте лучше памятник адмиралу Завойко восстановим. Но только оставим Лазо на прежнем месте.

 

Василий АВЧЕНКО.

 

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)