Среда 21 Апрель 2021

Дальневосточный Клондайк

 

Если граждане объединены общей целью государство процветает

 

 

Фото (avatars.mds.yandex.net)

 

 

Почти 140 лет назад, в середине марта 1885 года, на неформальной карте российско-китайского приграничья появилось новое «государственное» образование Желтугинская республика. Стала она, если так можно выразиться, плодом организационной инициативы снизу, проявленной трудящимися. Конечно, это если вольных золотодобытчиков можно считать трудящимися. Но если люди трудятся то почему бы и нет? И неужели прямо-таки республика? Если проживающие компактно люди создают выборные органы власти и принимают конституцию то, пожалуй, да.

 

 

БЫЛО: зона криминала

 

История эта началась в апреле 1883 года, когда в Северо-Восточной Маньчжурии, на реке Желтуге (китайском притоке Амура), нашли золото. Водная пойма отстояла на 3–5 километров от границы с Россией и де-юре принадлежала Китаю — но в этом труднодоступном крае отродясь не было ничьих представителей власти.

 

Сарафанное радио за месяц-другой разнесло эту весть по ближним и дальним окрестностям, и на речку ломанулся самый разный предприимчивый люд — русские, китайцы, корейцы. Посёлок быстро рос: если в 1883 году в нём обитало 120 человек, а через год — семь тысяч, то ещё через полгода — уже 15 тысяч. «Рыцари удачи» в стремлении заработать объединились в артели числом по 10–15 человек. На каждую бригаду приходилось по несколько десятков метров вдоль ручьёв и самой реки (обычно три-четыре шурфа). На первых порах все вопросы разруливал Союз артельщиков, созданный первыми же поселенцами, Но с задачей поддержания порядка  не справился.

 

Фактическое лидерство на Желтуге захватили уркаганы — беглые каторжники, спиртоносы и авантюристы всех мастей. Артельщиков грабили (тех из них, кто пытался дать отпор, убивали), и защиты им было искать не у кого. В городке царили повальное пьянство и блуд. Надо сказать, что Союз артельщиков постановил, что здесь не будет женщин (якобы там, где женщина — там поножовщина и разврат). И Желтуга погрузилась в гомосексуализм. Позднее очевидец, некий поляк Носовский, мывший тут золото, вспоминал, что «в этот грех впала половина населения колонии, даже бывшие крестьяне, которые, как казалось, должны быть стойки к морали». Последней каплей, переполнившей чашу терпения колонистов, стало зверское убийство местного повара. Разрубив несчастного на куски, урки ещё раз показали, кто здесь власть. Ситуация на приисках выходила из-под контроля…

 

 

 

Фото (r1.mt.ru): Российские…и китайские подданные Желтугинской республики

 

 

СТАЛО: законность, суд, парламент

 

Союз артельщиков бросил вызов этому беспределу. Заседали неделю и порешили, что будет республика и ей нужны президент и парламент. Причём президент должен быть «боевым малым, чтоб была сила противостоять гнидам». Прииск разделили по числу зимовий на пять участков (один из них китайский), получивших название штатов, и в каждом жители выбрали из своей среды двух старост. Всеобщим голосованием выбрали президента. Представители штатов (10 человек) образовали парламент, а парламент подготовил конституцию, взяв за основу основной документ США.

 

Урки ко всяким выборам и конституциям отнеслись снисходительно и несерьёзно, но вскоре пожалели об этом. После того как на всеобщем многотысячном сходе были утверждены основные принципы существования Дальневосточного Клондайка — выборность органов самоуправления снизу доверху и обязательность уголовного и экономического местного права — ситуация для них сложилась непростая. Или утверждай своей подписью, как и все жители, текст республиканской конституции — или вали на все четыре стороны. Кто из блатных не просто не подписывал, но и ерепенился — того душили толпой и выкидывали полуживого (или неживого, кто б там проверял) за околицу.

 

Конечно, конституция не могла предусмотреть и описать все жизненные ситуации. Поэтому при любых неразрешимых противоречиях устанавливалось верховенство «закона Моисеева», то есть Ветхого Завета (и в этом граждане Желтуги хотели походить на США, где Библия — одна из духовно-правовых основ государства). В руках президента и парламента находилась вся административная и судебная власть. Старосты разрешали гражданские и уголовные дела, наказание за которые не превышало 100 ударов плетьми (тюрем здесь не было). Все остальные серьёзные вопросы решал президент, он же выступал в качестве кассационной инстанции. К разряду самых тяжких преступлений относилось убийство.

 

Первым президентом выбрали Карла Фоссе, 38-летнего выходца из Австро-Венгрии, в юности окончившего юридический факультет Будапештского университета. В 1874 году приехал в Россию, служил чиновником телеграфного ведомства во Владивостоке. Безденежье клерку надоело, и он рванул на Желтугу за золотишком. Золота не нашёл, однако судьба-совсем-не-злодейка распорядилась так, что он как единственный юрист в республике, написавший тексты всех её 20 законов, и получил её высший пост!

 

Фоссе и иже с ним взялись за наведение порядка. Выявленным мужеложцам отпускали 500 ударов плетью (то есть фактически казнили), 200 ударов определяли за громкий ночной кутёж (правильно, ночью надо спать, а не пить), 100 плетей полагалось за дневное, но публичное пьянство. Первые два-три дня торжества права всех провинившихся нещадно пороли и изгоняли из посёлка. Первым президентским указом Фоссе разрешил женщинам проживать в Желтуге, после чего в республику прибыли более тысячи представительниц слабого пола, половина из них — китаянки, ставшие основными работницами публичных домов. В результате принятых мер к концу 1885 года преступность в республике практически искоренили. Даже двери на засовы уже никто не запирал…

 

 

ФИШКИ: да быть такого не может!

 

Как жили граждане свободной Желтуги? Всё дальнейшее перечисление, с учётом таёжной специфики, может проходить лишь под девизом «не может быть». Но это было!

 

Стояли в центре Желтуги три отеля и две бани (одна общая, а другая, с номерами, — для богатеев). Работали казино, в которых играли в основном в рулетку, причём на широкую ногу: с буфетами, богатым меню и оркестрами.

 

В первый же месяц президентства Фоссе построил больницу, при которой были аптека, амбулатория и стационар на 15 коек с мягкими войлочными подстилками, чистыми простынями и байковыми одеялами. Больные лечились за общественный счёт и находились на полном гособеспечении. Содержание пациента обходилось в 3–5 рублей в день, в месяц набегало 1–1,5 тысячи, огромные деньги по тем временам. За госсчёт также содержали храм, цирк (в котором на ставке работали атлеты, фокусники и борцы), пожарную станцию, благоустраивали жилые кварталы. Наладили почтовые и торговые связи с факториями на русской территории, откуда в Желтугу поступали продукты, товары первой и совсем не первой необходимости.

 

Не забывали про руководящие органы: Фоссе получал 400 рублей в месяц (полное генеральское содержание), старосты и депутаты — по 200 рублей.

 

Но откуда денежки-то брались?

 

Каждая лавка вносила в казну 10 % от стоимости своих товаров. Содержателей трактиров и увеселительных заведений напрягали покруче — на 20 % месячного дохода, торговцев спиртным — на целую четверть. А вот у владельцев казино выгребали почти всё — 80 % дохода, но при этом злачные заведения почему-то из-за убыточности не закрывались. При том личные доходы артельщиков-золотодобытчиков налогами не облагались.

 

Не государство — идиллическая мечта свободных граждан, объединённых общей целью!..

 

 

ФИНАЛ: закат «города Солнца»

 

Понятно, что новоявленная республика, скроенная по лекалам города Солнца утописта Томмазо Кампанеллы, была изначально обречена. Просто по факту своего рождения. В декабре 1885 года империя Цин, недовольная существованием на своей территории организованного русскими нелегалами «Клондайка», выслала армию для его ликвидации. Узнав об этом, русскоязычные жители бежали. Через два месяца, после недолгого символического сопротивления, республика прекратила своё существование. Все постройки сожгли. Китайских жителей этой республики как «преступных старателей» казнили, отрубив им головы на центральной площади. Пленённых, подданных Российской империи, после аккуратного дипломатического вмешательства царского правительства вернули в родные пенаты. За короткую юрисдикцию Желтугинской республики тысячи её граждан хоть и не сказочно, но разбогатели (они суммарно добыли около 900 кг золота).

 

…Золото на Мохэ (бывшей Желтуге) сегодня не моют, а сама река дала название городскому уезду округа Да-Хинган-Лин нынешней провинции Хэйлунцзян. В числе городских достопримечательностей — Арктическая деревня, гора Гуаньинь, мемориальный пожарный музей. Событиям тех далёких дней посвящён павильон некоего Ли Цзиньюна, «пионера золотодобычи в Мохэ». Был ли он настоящим «пионером» или мыл золото после разгрома республики? Нам это неведомо. Да и без разницы: всё равно в павильоне о русских золотодобытчиках экспозиции по понятным причинам нет.

 

Геннадий ОБУХОВ.

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)