Среда 21 Апрель 2021

Последний звонок для сельских школ

 

«Взрослые нас предали». Часть 2

 

Продолжаем разговор об оптимизации приморского образования

 

 

Фото (us-sk.ru)

 

 

В предыдущем номере ДВВ мы рассказали о малокомплектных школах в п. Горный и Нижние Лужки, Покровской школе-интернате, которые стоят первыми в «расстрельном списке» реформаторов. Очереди на ликвидацию ждут в Кавалерово и Уссурийске.

 

 

Пусть это окажется слухами

 

Сегодня интернет-пространство гудит по поводу школы-интерната для сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в Кавалерово. Там драматическая история развивается практически по тому же сценарию, что и в Покровке. Официальных бумаг о закрытии заведения нет. Директор школы-интерната для сирот пока от прямых комментариев отказывается. Говорит, это слухи, в интернете полно мусора. А народ уже волнуется. К видеосюжету, размещённому на платформе одного из популярных интернет-изданий, масса откликов. В ролике идёт речь о том, что в ближайшее время сотрудников и воспитанников учреждения распределят по другим местам. Вместо нынешнего здания интерната обещано построить новое, но лет через пять. Жители Кавалерово просят краевое минобразование повлиять на местных чиновников и не позволить закрыть школу. «Не дадим забрать рабочие места у педагогов. Они хорошие и любят всех одинаково», — пока просто говорят местные. Не исключено, что подобные призывы появятся на плакатах, народ уже планирует митинги.

 

— Сколько у нас в посёлке разрушенных зданий. Больница стоит недостроенная, людей с инсультом везут в Дальнегорск. В районной налоговой инспекции собирались сделать садик. И где он? Так же будет и с интернатом, — уверены в посёлке.

 

Кавалеровская школа-интернат особенная. В 2017 году вошла в сотню лучших в России. Сейчас здесь 125 учеников, 33 из них живут в интернате постоянно, это их родной дом. Есть собственная картинная галерея (40 работ художников Владивостока, Москвы, Санкт-Петербурга), радиоузел, спортзал, работают различные кружки. Недавно в здании заменили окна, закупили интерактивные доски. В прошлом году директор мечтал в беседе с журналистами: фасад бы ещё капитально отремонтировать. Надеялся, «правительство края выделит деньги, и школа у нас засветится».

 

ДВВ желают, чтобы школа светилась, а не исчезла в тумане реформ.

 

 

«Мало кто хочет быть задёрганным учителем»

 

Чёрные тучи перемен над Школой педагоги ДВФУ в Уссурийске начали сгущаться больше трёх лет назад (ДВВ следили за ситуацией, начиная с 2018 года). Уже тогда и преподаватели, и аналитики со стороны сомневались в долгожительстве искусственно созданного учреждения. Исторически школа — это Уссурийский педагогический институт со своей славной историей, неотъемлемая часть всего города. Сначала стёрли само название альма-матер. Это когда кому-то из реформаторов пришла в голову идея превратить институт в филиал университета. Стратегического промаха никто не видел: противопоказано соединять несоединяемое. Дело даже не в географической удалённости. Как сказал в своё время выпускник уссурийского института, кандидат юридических наук Алексей Глушаков в интервью местной газете, главная причина неуспешности Школы педагогики — несоответствие целей существования. Всегдашняя задача УГПИ — воспитание кадров для нужд края и страны в целом. ДВФУ ещё при создании замахивался на другие масштабы — весь Азиатско-Тихоокеанский регион. Ну нет в Уссурийске и его окрестностях состоятельных иностранцев, желающих учиться на платной основе.

 

Юрий Глущенко — ещё один выпускник УГПИ, после преподаватель, декан биофака. Его с институтом связывают полвека. 31 августа он станет для родной кузницы педагогических кадров никем. Да и саму кузницу, скорее всего, сотрут с лица приморской земли.

 

— Ещё несколько лет назад мы набирали более тысячи абитуриентов. Последний раз — 70. На биофак нет набора два года. Всем понятно, к чему это ведёт. К сентябрю в Школе останется четыре преподавателя. От остальных отделаются тихо и мирно: просто не продлят контракт. Больше всего мы переживаем за студентов 3–5 курсов. Смогут ли они доучиться? Говорят, их переведут на остров Русский. Но откуда у деревенских ребят и их семей средства для жизни во Владивостоке? Они сейчас по-настоящему боятся за своё будущее, — рассказывает Юрий Николаевич.

 

Причину ликвидации он и его коллеги понимают просто: мы убыточные, а главная задача руководства — минимизировать затраты на образование.

 

— Ситуация аховая. Никто не сможет помочь. Всё решено за нас. Властям нужны деньги, тратиться на образование они не хотят, а с нас взять нечего. Попробуй, замани к нам студентов на платную основу. Зачем им это? Чтобы потом быть задёрганным, нищим учителем?

 

 

Статус «Невозможно»

 

В адрес министерства краевого образования ДВВ направили вопросы, которые сегодня очень волнуют всех, кто причастен к школам. В чём цель оптимизации? Какие альма-матер в скором времени могут пойти под нож? Надо ли педагогам и другим сотрудникам ликвидируемых учреждений опасаться безработицы? Почему нельзя сделать процесс реформирования менее болезненным для всех — детей и взрослых. И главное, кто-нибудь подумал о сиротах, для которых закрытие школы означает лишиться дома, друзей, семьи? Письменный ответ специалистов получился безжалостно скупым по сути и предельно заковыристым, с массой неудобоваримых ссылок на различные ФЗ. Это чтобы сказать побольше, а вы поняли бы меньше. Человеку без высшего юридического образования в тёмном лесу бюрократизма, который чиновники старательно превращают в непроходимые чащи, делать нечего. Приводим сокращённый вариант ответа:

 

«В с. Покровка по состоянию на 1 марта 2021 года численность воспитанников, имеющих статус детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, составляет 22 человека. Согласно государственному заданию учреждение рассчитано на 136 человек. На заседание комиссии по оценке последствий принятия решения о реконструкции, модернизации… вынесен вопрос о ликвидации указанной организации.

 

Воспитанников учреждения приказом министерства переведут в центры содействия семейному устройству. Будут соблюдены их права и интересы, что соответствует требованиям постановления правительства РФ от 24.05.2014 № 481 «О деятельности организаций для детей-сирот и детей…». Согласно федеральным и краевым законам (номера и цифры опускаем. — Ред.) предоставление бесплатного образования… относится к полномочиям органов местного самоуправления… Дети, проживающие на территории муниципального округа, продолжат обучение в МОБУ «Покровская средняя общеобразовательная школа» и МОБУ «Покровская начальная общеобразовательная школа» с учётом ресурсов здания школы-интерната. Глава Октябрьского муниципального округа проводит встречи с работниками учреждения и родителями обучающихся.

 

К сожалению, в сложившейся ситуации и в связи с уменьшением численности детей-сирот на территории края, сохранение КГОБУ «Школа-интернат… с. Покровка» в прежнем статусе невозможно».

 

 

Фото (dvfu.ru)

 

 

Забота или однобокость?

 

Понятие «оптимизация» чаще всего трактуют как процесс выбора наилучшего варианта из возможных, приведение системы в оптимальное состояние. Ключевое слово «лучше». Александр Зубрицкий, директор Дальневосточного филиала фонда «Русский мир», руководитель департамента образования Приморского края с 2012 по 2014 годы, ничего хорошего в подходе к оптимизации по-приморски не видит:

 

— Сейчас многое изменилось, но в моё время департамент придерживался чёткой позиции — сохранять и поддерживать малокомплектные школы, а также учреждения для сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Это не пустые слова, велась целенаправленная работа. Такой же линии придерживался тогдашний губернатор. На мой взгляд, те, кто сегодня занимается оптимизацией малокомплектных школ, подходят к делу формально, примитивно, однобоко. Во главу угла ставят финансы. В расчёт не берут вопросы удобства и полезности новшеств для детей, родителей, для жизнедеятельности населённых пунктов. Если бы реорганизацию проводили в пользу сельчан, это означало реализацию настоящей стратегической государственной задачи. Сейчас же идёт планомерное выбивание опор под основанием страны. Опора — это деревни, сёла, которые умирают, когда закрывают школу. Я твёрдо уверен: в независимости от количества учеников в школе должны работать краевые, федеральные программы по поддержке таких учреждений. То, что сейчас происходит в Горном, Нижних Лужках, вредит всем: и деревням, и системе образования в целом. Новость о закрытии Покровской школы-интерната для меня — это очень больно и горько. Повторюсь, подобные шаги чиновников я называю формальной трактовкой постановления правительства, в котором говорится о том, что детей-сирот надо социализировать. Они должны обучаться в обычных школах и общаться со сверстниками из «нормальных», полных семей. В Приморье две школы-интерната в Покровке и Кавалерово — примеры настоящей гордости. Я бывал в обеих. Это крупные, мощные учреждения с крепким коллективом, хорошим финансированием, прекрасными условиями для проживания подопечных. Здесь дети действительно ощущают себя как дома. Это их семья. Какой смысл сейчас бездумно козырять необходимостью социализации сирот? В эти школы и так ходят «домашние» дети. С общением всё в порядке. Закрывать интернаты, по меньшей мере, нецелесообразно.

 

Возвращаясь к малокомплектным школам. Сомневаюсь, что после их ликвидации детям смогут создать приемлемые условия для обучения. Не верю, что подвозить учеников в другие школы получится без сбоев, нарушения логистики и норм безопасности. Даже внутри Владивостока сегодня не могут наладить нормальную доставку детей к учебным заведениям. Что говорить о приморской глубинке с её огромными расстояниями и убитыми дорогами. Фактически весь день уйдёт только на то, чтобы добраться к школе, отучиться и вернуться домой. Где взять время на отдых, здоровье, дополнительное образование, кружки, на выполнение домашних заданий по школьным предметам? Представляю, в какой стрессовой ситуации сейчас находятся родители. Школы надо не убивать, а превращать в центр культуры на селе.

 

 

Берём пример с Тулы…

 

В 2019 году в одном из сёл Тульской области законопослушные чиновники, прикрываясь оптимизацией, решили закрыть школу. Её признали экономически невыгодной: учатся 12 детей, скоро останется 9, а обслуживают их 20 человек. Последнее слово осталось за прокуратурой, куда обратились сельчане. Функционерам напомнили о пункте 11 статьи 22 ФЗ «Об образовании в РФ». Там говорится: «Решения о реорганизации или ликвидации… допускаются на основании положительного заключения комиссии по оценке последствий такого решения». Туляки школу отстояли.

 

 

…или с молодого директора

 

Чем не вариант привлечь к проблеме первых лиц государства? На днях президент страны наказал помочь школе № 14 Владивостока, которой руководит 27-летний Максим Кильчевский. Директор попросил главу России об одном: расширить конкурс «Учитель года», чтобы в нём могли участвовать директора и их замы. Обращение настолько понравилось Москве, что губернатору Приморья поручили подумать, как поддержать школу.

 

— Владимир Владимирович, дайте поручение сделать стадион возле школы № 67 на улице Жигура, — тут же подключились к теме находчивые владивостокцы. — У меня туда двое детей ходят. И ещё, пожалуйста, пусть асфальт вокруг школы положат. А то такое чувство, что это не мы Вторую мировую выиграли.

 

К слову, 23 марта вопрос развития системы образования в Приморье обсуждали в правительстве на совещании с представителями муниципалитетов. Об оптимизации ни слова. Может, по регламенту не полагалось. Прозвучала только мощная цифра: затраты краевого бюджета в отрасли образования занимают 21 %, или 32 млрд рублей.

 

Ирина ФАСОВА.

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)