Пятница 17 Сентябрь 2021

Разборки на сопках Маньчжурии

 

Северо-восточная «ДВР» плясала под японскую дудку и ставила русских эмигрантов перед жёстким выбором

 

 

Фото (yandex-images.clstorage.net): Пу И, псевдоимператор псевдогосударства

 

 

19 августа 1945 года Красная армия, разгромив императорскую Японию, заодно прекратила и 13-летнее существование государства Маньчжоу-Го. Название это раз за разом встречается в исторической литературе регионального значения и почти всё понятно: государство-сателлит (ну совсем как наша ДВР), безмолвный вассал Японии. Только зачем СССР признал независимость Маньчжоу-Го и установил с ним дипломатические отношения?

 

 

Лакомый кусочек

 

У любого государства (и даже с приставкой «квази») есть своя история. А значит — и предыстория. Маньчжурия уже издавна, пару последних столетий, была объектом политических притязаний и конфликтов иностранных государств. И России — в том числе. Заключив в 1896 году договор о военном союзе с Китаем и подписав контракт о постройке через северную Маньчжурию Китайско-Восточной железной дороги, наша империя закрепила за собой Порт-Артур и Дальний. Эти факты, мягко говоря, не приветствовались новым подрастающим политическим гегемоном — Японией, и в 1904 году стали одной из главных причин начала Русско-японской войны. Из неё Россия, как известно, вышла с некоторыми потерями: и территориальными (Сахалин), и сфер экономического влияния (в Маньчжурии, что перешла к японцам).

 

Шли годы, напряжение в экспроприированном у Китая регионе нарастало. Ситуация усугубилась зимой 1928 года, когда китайский лидер Чжан Сюэлян провозгласил присоединение трёх маньчжурских провинций к нанкинскому правительству. Разгорелась активная партизанская борьба, и японцы решились на упреждающий удар: 18 сентября 1931 года их армия, не встречая серьёзного сопротивления, вторглась на новые китайские территории (шесть городов и ж/д узлов) и оккупировала их. Понятно, что в такой ситуации раздираемому внутренними распрями китайскому руководству стало уже не до борьбы за Маньчжурию: занятые новые города хотя бы вернуть! Их обращение за помощью в Лигу Наций (прародительница нынешней ООН) к успеху не привело — но японцы решили, что международный имидж оккупантов им всё же ни к чему. 29 февраля 1932 года штаб японской Квантунской армии организовал в оккупированном недавно Мукдене так называемый Всеманьчжурский объединённый съезд. Который, понятное дело, и создал на территории региона государство Маньчжоу-Го. А также назначил бывшего китайского императора Пу И, свергнутого ранее в ходе очередного дворцового переворота, его верховным правителем. 1 марта 1932 года опубликована декларация об образовании Маньчжоу-Го, в которой провозглашалось, что целью его создания являлось «благоденствие народа», а в ноте, что японские организаторы направили Лиге Наций, подчёркивалось, что «все изменения, которые произошли в составе маньчжурской администрации, являются результатом действий местного населения». Ну ещё бы, кто б сомневался…

 

 

Фото (k-atrium.su): Празднование десятилетия образования Маньчжоу-Го

 

 

Полнейшая госфикция

 

1 марта 1934 года Маньчжоу-Го официально провозглашается монархией во главе с императором Пу И. Он правил, опираясь на Тайный совет и Госсовет. Чтоб всё казалось чин чинарём, кроме флага придумали ещё свой герб и гимн, а также политическую партию с задушевным названием «Общество согласия». Создали и Законодательное собрание, чья роль фактически сводилась к одобрямсу решений Госсовета и императора. Вроде всё «как у людей», госаппарат и атрибутика — на месте. Только реальная цена им три копейки в базарный день: решающий штрих — командующий Квантунской армией одновременно являлся также японским послом в Маньчжоу-Го и …имел право вето на любые решения императора! Это примерно как нынешняя дворничиха баба Маня из Госдумы РФ имела бы право вето на решения той же Госдумы.

 

Но всё равно монархия — это красиво, а иметь дипотношения с новоявленным императорским двором — модно и стильно. Новую «недомонархию», в отличие от нашей ДВР, признали многие топ-государства Европы и Азии: Италия, Испания, Румыния, Германия, Япония (ну куда ж без неё), Дания, Болгария, Ватикан (!), Франция, Венгрия, Финляндия, Филиппины — список не полон. В марте 1935 года его пополнил и СССР. Отринув иронию, надо признать, что в этих странах у власти были не иванушки-дурачки, не понимавшие всей эфемерности суверенитета нового японского сателлита. Мотивы волны признания Маньчжоу-Го ясно и цинично выразил немецкий посол в Японии: «…нельзя делать Японии подарок, не получив что-нибудь взамен». Очевидно, что каждая из признавших стран свой гешефт в результате этих дипломатических акций поимела — только нас это интересует меньше всего. Главное — что поимел Советский Союз?

 

Главное — не поимели нас, а из конкретики, в общем, ничего. Только надежды. Надежды обеспечить сохранность нашего госимущества и безопасность советских граждан, обслуживавших наши предприятия. Надежды решить сложные и зачастую спорные вопросы, касающиеся установления режима бесперебойного судоходства по пограничным рекам. Ну и, конечно, надежды обеспечить режим наибольшего благоприятствования КВЖД. Ни один из этих вопросов с псевдоимператором Пу И полностью решить не удалось — и даже по КВЖД. Понимая, что железная дорога в перспективе может быть и вовсе утрачена, советское правительство в 1935 году подписало соглашение о продаже её Маньчжоу-Го (читай: Японии). Этот сомнительный шаг нами рассматривался как «крупнейшее положительное событие в развитии советско-японских отношений», но фактически был попыткой умилостивить растущего азиатского дракона. Попытка не удалась: последующие события на Хасане и Халхин-Голе это подтвердили. Что же касается лояльных СССР совслужащих и пёстрой многотысячной палитры проживавших в Маньчжурии русских эмигрантов, то их права удалось защитить лучше всего. Правда, с одной существенной оговоркой…

 

 

Фото (g.udn.com.tw)

 

 

Антикоммунистический рай

 

В декларации о создании Маньчжоу-Го новая власть заявила о своей лояльности ко всем нациям, включая эмигрантов: «Не только народности ханьская, маньчжурская, монгольская, ниппонская и корейская, но и другие иностранцы, которые намерены жить в новом государстве продолжительное время, могут пользоваться равными привилегиями, все их права будут защищены…».  Красивая и громкая фраза. Но, как ни странно, осталась она не только на бумаге. С учётом того, что русская эмиграция представляла для новых хозяев Маньчжурии особый интерес, для их идеологического объединения (равно как и других эмигрантских нацменьшинств) была создана организация Кио-ва-кай. Основа идеологии — воинствующий антикоммунизм, направленный, прежде всего, против Коминтерна. «Вместо отдельных народов, отдельных организаций будет единая мощная организация с едиными мыслями и идеями — только тогда можно будет начать борьбу с мировым коммунизмом и довести её до победного конца», — так говорилось в программе организации. (Любопытно, но с этой задачей через 60 лет успешно справится первый президент России Борис Ельцин. Он, часом, программу маньчжурских антикоммунистов не читал?)

 

В подобном русле русских эмигрантов науськивали и генералы Квантунской армии, и эмиссары Кио-ва-кая, и местные СМИ. И неважно, что добрая половина беглецов покинула родину в 20-х годах просто из страха за своё будущее или поддавшись пустым посулам, что тысячи из них не имели претензий к советской власти и втайне мечтали вернуться обратно. Каждый из русских эмигрантов делал свой личный выбор. Вступить в члены любой из антикоммунистических эмигрантских организаций — от националистической до фашистской (японцы были большими педантами, и приверженность идеям антикоммунизма доказывалась только членством) — и получить достойную работу (службу, в том числе воинскую должность), хорошо одеваться и сытно питаться. А если ты ещё не член (или надолго задумался о членстве) — чисти обувь на улице всем желающим, ночуй на той же улице (и хорошо, если есть палатка) и собирай съестное на помойках. Выбор этот был не просто жёстким. Он был жестоким. А ускорить процесс определения с выбором тугодумам «помогали» японский разведывательный отдел и местная жандармерия. И многие ломались…

 

Понятно, что оккупационные власти Маньчжоу-Го стремились не просто привить эмигрантам антикоммунизм ради голой, так сказать, идеологии. Предполагалась другая цель: сделать из россиян, проживавших в псевдогосударстве, надёжного союзника в предстоящей войне с СССР, использовать русские военизированные формирования в боях. А после победы доверить самым преданным из них должности во властных структурах на оккупированных территориях. Но Красная армия, стерев с политической карты мира полугосударственный анклав японских припевал, отправила эти нереализованные планы на свалку истории.

 

В самый дальний и затхлый её чулан.

 

Геннадий ОБУХОВ.

 

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)