Пятница 17 Сентябрь 2021

Сопка Бурачка: досталось на орехи

 

Важно не нарушить уникальный микроклимат, созданный вокруг вершины

 

 

Фото (vlc.ru)

 

 

Расположенная в Первомайском районе краевого центра сопка Бурачка названа так в память о первом официальном начальнике поста Владивосток, первостроителе краевого центра. С недавних пор вершина и её окрестности стали общественным ансамблем, популярным местом прогулок. Таков был выбор горожан. Сейчас крайне важно сохранить уникальный природный ландшафт сопки, редкие деревья, кустарники, не разрушить то, что создавалось энтузиастами годами.

 

 

Списали на берег… к удаче!

 

Евгений Степанович Бурачёк (фамилия пишется именно так, а из-за неуважения к букве ё и возникла путаница в произношении и склонении. — Прим. ДВВ) родился 7 января 1836 года в Петербурге в семье кораблестроителя. После окончания в 1851 году Морского кадетского корпуса Евгений служил на кораблях Балтийской эскадры, строил и защищал Кронштадт.

 

Во время кругосветного плавания от морской качки у Евгения развилась болезнь, недопустимая для моряка. Изнурённый недугом, он был на грани жизни и смерти, когда в июле 1861 года его корабль пришёл во Владивосток. Консилиум врачей был неумолим: списание на берег.

 

В июле 1861 года перед губернатором Приморской области Петром Казакевичем стояла непростая задача. Основанный год назад Владивостокский пост уже месяц жил без своего начальника.

 

Познакомившись с лейтенантом Бурачком, Казакевич решил, что лучшей кандидатуры на должность начальника Владивостокского поста ему не найти: несмотря на молодость, Евгений накопил морской опыт, обладал всесторонними знаниями и к тому же, кроме английского, немецкого, французского, владел китайским языком, что для Владивостока того периода, соседствующего с Китаем и оторванного от России, оказалось весьма существенным.

 

23 июля 1861 года 25-летний Евгений Бурачёк принял пост.

 

«Я остался больной во Владивостоке с ничтожными средствами и огромным желанием сделать всё посильное для основания столь важного поста, будущего военного и купеческого порта», — писал Бурачёк в своих воспоминаниях.

 

Работы предстояло много. За короткий срок построил первую церковь, плашкоут, глубоководную пристань для выгрузки орудий и приёма океанских кораблей, оружейные склады, казармы для солдат.

 

И самое главное. В то время в русском военном флоте шла замена парусных кораблей на паровые. Таким образом переоснащалась Сибирская флотилия. Уголь брали на Сахалине, в Японии, Китае. Понимая, что Владивостокский пост приобретёт ещё большее значение, если сможет снабжать своим топливом не только свои корабли, но и иностранные, Бурачёк энергично принялся искать уголь. Результатом стало разведка, разработка, доставка во Владивосток и складирование значительных запасов «чёрного золота». В результате в июне 1862 года во всех документах Владивостокский пост стал именоваться портом, а Бурачёк — его первым командиром.

 

 

Фото (Максим КАВАЛЕРОВ): Айлантолистный орех с удостоверением Красной книги РФ встречает и провожает посетителей у южного склона сопки

 

 

Яркие виды

 

Известный историк по Дальнему Востоку А. И. Алексеев в своей книге «Как начинался Владивосток» называл жизнь Бурачка очень яркой. В наши дни потомки решили оставить не менее яркий след в память о первостроителе.

 

В 2005 году инициативная группа из членов Русского географического общества и неравнодушных граждан высадила на голой сопке Бурачка хвойно-широколиственные древесные растения, которые В. К. Арсеньев встречал в экспедициях по Дальнему Востоку.

 

К 2017 году на южной стороне вершины заложен сквер непрерывного цветения, состоящий примерно из 500 древесных растений 85 видов. Из них 15 — краснокнижные.

 

В 2017 году вандалы уничтожили часть сквера, но благодаря изгороди нетронутыми остались три участка: природная группировка «Восточный стиль», «Массив» (моделирует аналогичный лесной уголок утёса Кадасагани на реке Самарга) и место, где прижился единственный на весь Владивосток орех айлантолистный с удостоверением Красной книги РФ.

 

Раскидистый чудо-орех, высаженный у основания юга сопки, занимает особое место. Этот саженец и другие редкие деревья — дар члена Русского географического общества Бориса Фёдоровича Борисова, ушедшего из жизни в 2020 году. Айлантолистный орех произрастает на Сахалине, Кунашире, достигает высоты 25 метров с диаметром ствола 50 см, живёт 300 лет. Он надолго сохранит память о своём дарителе Борисове.

 

Здесь мы впервые с коллегами применили новую технологию посадки. Орех посажен там, где скорость омывания корней растворёнными в воде органическими и минеральными веществами выше, чем в каком-либо другом месте (эффект гидропоники).

 

 

Чужие

 

С руководителем Дирекции общественных пространств Салаватом Галиевым я познакомился в марте 2020 года на сопке. Узнав о его принадлежности к искусству, я расчувствовался и подарил ему свою книгу о растительном мире ДВ с пожеланиями при строительстве парков приближать людей к природе. Салават обещал приближать.

 

Он также обещал закрепить опасный откос в районе природной группировки «Восточный стиль». Около 30 лет назад с него обрушилось вниз несколько десятков тонн грунта.

 

Кроме того, первоначально, по проекту, в ДОП предполагали сделать подход к металлической лестнице, ведущей к видовой площадке, в более безопасном, чем сейчас, месте, недалеко от парковки.

 

Также из-за ограниченного времени в дирекции решили каменную лестницу заменить бетонной. Нашли компромисс: в пределах природной группировки делать каменную лестницу, а далее — бетон. В последний момент всё резко изменилось. «Благоустроители» в грубой форме под выдуманным предлогом (аварийность) без составления акта дефектовки и протокола согласования демонтировали каменную лестницу и установили бетонную. На данном участке нанесён вред экологии, поскольку ликвидирована полезная микрофлора. Непродуманность проявилась и в обустройстве дренажа на сопке. Раньше стекающие с сопки водяные растворы с органическими и минеральными веществами равномерно растекались по основанию сопки, питая корни растений. Это вызывало их высокий рост и декоративность. Вывод этих потоков в трубу оставил растения на голодном пайке.

 

Георгий ТРУСЕНЁВ, член Русского географического общества.

 

 

 

От редакции

 

 

 

 

Спасти красивое место от глыб новостроек, от клыков карьерных экскаваторов или просто от вандалов — большой человеческий подвиг. Трусенёв из учёного-энтузиаста превратился в ангела-хранителя сопки Бурачка, и теперь на примере Георгия Борисовича, возможно, у других вершин Владивостока — Крестовой, Буссе, Шошина, Холодильника — появятся свои защитники.

 

Новое общественное пространство вызывает как положительные, так и отрицательные эмоции. Несомненный плюс: сопку не переоборудовали в Орлиное Гнездо — 2, где уже креста ставить негде. Отстояли маленький рукотворный «заповедник». На вершину теперь могут взобраться пожилые люди, их приезжает сотни в день. Получился микрообразчик внутреннего владивостокского туризма. Побратим Нагорного парка, только с муниципальным акцентом. В этом и есть первый минус: «муниципальность» проекта, когда всё делается или медленно, или в спешке, но не очень солидно. Как мы писали когда-то в статье «Включить Бурачка», важно, чтоб всё было сделано по высшему разряду. Сейчас кроме красного словца и красных лестниц отметить и нечего. Жители улицы Терешковой в шоке: подступы к сопке окончательно разбиты машинами. Парковка — одно название. Шумно стало на сопке, компании выпивающих гнездятся на отвесных скалах. Исчезла былая тишина и романтика…

 

Всё хорошо, что не во вред.

 

Александр СЫРЦОВ.

Фото автора

 

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

1 Комментарий (ев)