Вторник 16 Август 2022

Рекордная агитация

 

Все советские авиаперелёты на Дальний Восток в 30-х годах прошлого века выполнялись ради рекордов и пропаганды

 

 

Фото (acesflyinghigh.files.wordpress.com)

 

 

28 июня 1938 года на аэродроме Спасска-Дальнего совершил посадку двухмоторный тяжёлый бомбардировщик ДБ-3 «Москва». Экипаж в составе Владимира Коккинаки и Александра Бряндинского, вылетевший из Москвы сутки назад, установил три международных авиационных рекорда и вызвал шквал восхищения успехами СССР в мировых СМИ. Этот дальневосточный перелёт был не первым и не последним, краткая их хронология — перед вами.

 

Надо сразу сказать, что ни один из них в целом не вызывался особой государственной необходимостью и нёс в себе достаточно весомый риск угробить технику и лётчиков, осознанно выступавших в качестве испытателей. Но они, эти дальние полёты, были очень нужны молодой стране Советов! И для установления первых мировых рекордов по дальности и грузоподъёмности полётов (среди мужчин и женщин), и дабы показать всему миру осязаемые преимущества социалистического общества, строящего коммунизм.

 

 

Фото (top.scalemodels.ru): Первый винтокрылый агитатор

 

 

НОЯБРЬ-1933: национальный колорит

 

Строго говоря, этот двухнедельный перелёт на биплане У-2 (известном нам как «кукурузник» или «этажерка») не являлся вояжем на восток. А роднит его с заявленной темой очерка то обстоятельство, что экипаж самолёта, построенного на средства трудящихся дальневосточной Еврейской автономной области (ЕАО), в ходе воздушного агитрейса, выполненного по плодородным землям Украинской ССР, пропагандировал среди украинских же евреев идею массового переезда в недавно созданную национальную автономию. А также тот факт, что этот перелёт стал первым в ряду агитационных, в том числе дальневосточных.

 

Командиром-агитатором был назначен зам. главного редактора областной газеты ЕАО Фроим Шпрах, пилотом — опытный лётчик Константин Щербаков, успевший повоевать за красных. Приветствуя будущий перелёт, пропагандист Михаил Кольцов в своей передовице призвал колхозников Украины «ударным выполнением своих работ по завершению сельскохозяйственного года драться за право иметь у себя в гостях» самолёт, названный «Биробиджанцем». Насколько энергично дрались селяне за это право, история умалчивает, но маршрут перелёта был проложен именно по трём национальным еврейским районам республики (оказывается, были в СССР кроме ЕАО и такие!), а также по городам с компактным проживанием еврейских общин — Харькову, Днепропетровску, Одессе и Симферополю, общей дальностью 5 000 километров.

 

Цели и задачи перелёта? Как вспоминал позже Шпрах (здесь и далее — цитаты из его брошюры), проведение на местах агитмассовой работы «путём организации митингов, бесед, докладов, лекций и т. п. по привлечению трудящихся к активной встрече XVI годовщины Октябрьской революции»; проверка выполнения «принятых производственных и других обязательств, состояния работы ОЗЕТ-организаций; «всемерно усилить на местах работу по осуществлению решения правительства СССР о Биробиджане по реализации пятой ОЗЕТ-лотереи как основного источника средств для выполнения плана по переселению» в ЕАО. Сложно с позиций сегодняшнего дня и здравого смысла продраться сквозь идеологическую шелуху к реальным посылам этого мероприятия. И для этого надо знать, что ОЗЕТ — это Общество землеустройства еврейских трудящихся, организация, созданная в СССР в 1925 году, которая в значительной мере и финансировала мероприятия по переселению и обустройству евреев в той же ЕАО. Государство при этом не особо напрягалось, а касса ОЗЕТ регулярно пополнялась добровольными (можно и в кавычках) пожертвованиями от сотен традиционно не бедствующих еврейских семей. А также путём принудительного распространения национальной лотереи.

 

Две недели экипаж перемещается по городам и весям. Сбрасывает с самолёта агитлистовки, проводит «беседы в цехах», встречается с активом. Обычная унылая и по тем временам казёнщина. Но скука сразу исчезает, когда после незапланированной посадки на деревенском поле «Биробиджанец» облепляют не дяди в костюмах, а местная ребятня, а также «перепачканные, запылённые от молотилки мужчины и женщины, замасленные трактористы, верхом на тракторах пустившиеся к самолёту». И в тех случаях, когда лётчики-агитаторы катают на борту «кукурузника» передовиков производства, а фактически — всех желающих…

 

Насколько удачным с точки зрения заявленных целей оказалось это мероприятие — сказать невозможно, но неудачным оно не могло быть признано по определению. 23 ноября 1933 года президиум Центросовета ОЗЕТ отметит «хорошую организацию агитполёта» и премирует лётчика Щербакова месячным окладом. Агитатору Шпраху премию не выпишут, но позволят издать брошюру об этом событии и получить за неё гонорар. Много ли украинских евреев рванут на Дальний Восток? Единицы. В 1938 году Сталину надоест имитация СССР как общества счастливых советских евреев, и он просто ликвидирует ОЗЕТ — в его понимании «притон для всяких контрреволюционных бундовских элементов, перебежчиков и шпионов». Под каток репрессий по всей стране попадут десятки известных евреев из среды руководящего состава, и не спасут их ни коллективные, ни индивидуальные покаяния. Шпрах будет расстрелян 10 марта 1939 года, Кольцов (еврей по рождению) — 2 февраля 1940 года.

 

Полетали и забыли? Нет, не забыли!

 

 

Фото (ngt54.ru): Маршрут полёта Валерия Чкалова

 

 

ИЮЛЬ-1936: Чкалову море по колено

 

Спустя всего три года, за считанные месяцы до начала массовых репрессий, вождю СССР потребовалось продемонстрировать миру успешное развитие тяжёлого самолётостроения в новой индустриальной державе. Для этой цели конструктор Павел Сухой спроектировал самолёт АНТ-25, специально предназначенный для дальних полётов, — классический моноплан с большими крыльями, чей размах составил 34 метра. На лайнере были установлены убираемое шасси и первое отечественное противообледенительное устройство. После того как самолёт был построен, было решено, не мелочась, сразу рвануть на нём в Америку. Через Северный полюс в Сан-Франциско полетел экипаж во главе с известным полярным лётчиком Сигизмундом Леваневским. Не долетел. Вблизи Кольского полуострова была обнаружена утечка моторного масла, а при экстренной посадке возник пожар. Кроме того, в ходе полёта «неустойчиво работал мотор — стрелял карбюратор».

 

Понятно, что дальнемагистральный лайнер был сыроват и нуждался в дальнейшей конструкторской доводке. То есть о рекордном беспосадочном полёте не могло быть и речи? Сталин так не считал. В течение четырёх месяцев выявленные дефекты вроде устранили (но могли оставаться и не выявленные) и… Правильно, небо ждёт! Ну совсем заждалось! Леваневский садиться в кабину непредсказуемого авиамонстра категорически отказывался. И его место без раздумий занял безбашенный Валерий Чкалов! Притом что построить изобару прогноза погоды на протяжении маршрута было невозможно. Сталину об этом доложили. Но вождь все сомнения и разговоры пресёк: «Полёт через полюс, конечно, дело важное, но сегодня нам чрезвычайно нужен беспосадочный полёт из Москвы в Петропавловск-Камчатский». Ранним утром 20 июля 1936 года с подмосковного аэродрома Щёлково стартовал АНТ-25 с экипажем в составе Валерия Чкалова, Георгия Байдукова и Александра Белякова. Им предстояло пройти без посадки над болотами Белозёрья, гористым Кольским полуостровом, над водами Баренцева моря, пересечь Якутию и достичь Камчатки.

 

Первые 12 часов самолет ведёт Чкалов, Байдуков выполняет задачи штурмана и радиста, Беляков отдыхает, далее — по очереди. К середине дня АНТ-25 выходит к Баренцеву морю, а к закату — к острову Виктория. В первые наступившие минуты 21 июля самолёт пролетает над Землёй Франца-Иосифа, и здесь машина покрывается льдом. Борясь с напастью, экипаж 19 раз меняет заданную высоту маршрута. После бухты Тикси полёт проходит уже над сушей. 22 июля АНТ-25 выходит к Тихому океану, а вскоре и к Петропавловску-Камчатскому. Цель достигнута, но горючего ещё много, и Чкалов решает продолжить полёт. Море встречает неприветливо: дождь, туман. Экипаж снижается и вновь меняет курс, но уже на Хабаровск. В условиях обледенения и нарастающей вибрации Чкалов радирует: «Туман до земли. Беда». В условиях темноты и ливня он мастерски совершает вынужденную посадку на ближайшем острове Удд. Грунтовая полоса для посадки такого авиамонстра не подготовлена: когда самолёт касается земли, между колёсами левой стойки шасси вклинивается булыжник и вырывает одно из них. Так, не без волнений, но успешно завершается беспосадочный полёт, длившийся рекордных 56 часов 20 минут при также рекордной дальности 9 374 километра. «Хорошо то, что хорошо кончается» — раз. «Победителей не судят» — два. Эти проверенные временем истины и определяют общий успех акции…

 

Уже скоро — те же нудные встречи с хабаровским партхозактивом и трудящимися, но зажигательный торжественный обед в местном управлении НКВД с яркими тостами во славу родной партии и вождя. И десятки ожидаемых восторженных публикаций в СССР и за рубежом (ради чего в том числе перелёт и затевался). Браво, Валерий!

 

 

Фото (rostec.ru rostec.ru): Через несколько минут после посадки на аэродроме Спасска-Дальнего

 

 

ИЮНЬ-1938: всё прошло по плану

 

Новый перелёт уже вскоре, спустя неполных два года. Смысл? Рекорды, поставленные лихим Чкаловым в ходе предыдущего перелёта, остались рекордами для внутреннего потребления, так как по недосмотру какого-то ответственного лица наша Отчизна не успела вступить в FAI Международную авиационную федерацию, эти достижения регистрировавшую. Можно смело предположить, что клерк, допустивший халатность, был примерно наказан, ошибку исправили. Ну а лететь, конечно, пришлось по новой.

 

В дальнее небо на сей раз рвался один из лучших асов Владимир Коккинаки. Он вообще-то мечтал о беспосадочном перелёте в США, но, как вспоминал сам лётчик, обратился к нему лично Иосиф Виссарионович и сказал: «Слетай за сутки на Дальний Восток». Ну он и слетал.

 

Для осуществления цели на сей раз был выбран дальний бомбардировщик серии ДБ-3, с которого (для уменьшения массы) сняли всё вооружение. Верный своему обычаю, Коккинаки перед вылетом лично проверил монтаж дополнительных баков и качество горючего. Штурманом полетел опытнейший Александр Бряндинский. Стартовали 27 июня 1938 года. Во избежание трагических недоразумений маршрут проложили вдали от гражданских воздушных трасс, а дабы топлива гарантированно хватило, экипаж решил лететь по прямой кратчайшей линии.

 

Акция прошла по плану и даже скучновато: за всё время полёта сталинские соколы видели землю лишь на протяжении одной тысячи километров, а весь остальной путь прошёл над облаками и в облаках. (Плановое спокойствие перелёта в бесцветной облачной пелене Владимир Коккинаки в своих мемуарах позже несколько расцветил, отметив, что за всю его практику полёт стал самым тяжёлым. Что погодные условия были очень сложными, а лётчикам приходилось то спускаться до 30 метров, почти задевая верхушки деревьев, то набирать высоту до 7 000 метров. И что один из участков пути они преодолели под проливным дождём на бреющем полёте, ориентируясь только по приборам. Но даже эти обстоятельства, если они имели место, для подобного беспрецедентного перелёта не выглядят трагически-героическими. Трагедии ждут впереди.)

 

В районе Рухлово Бряндинский установил связь с Хабаровском и узнал, что над городом стоит сильная облачность. После этого штурман принял решение о безопасной посадке лайнера не на бетонке Владивостокского аэродрома, а в Спасске-Дальнем. 28 июня, в 16 часов 12 минут по местному времени, проделав путь в 7 600 километров за 24 часа 34 минуты (со средней скоростью 306 км/час), многотонная махина коснулась взлётно-посадочной полосы… Есть наконец официальные рекорды!

 

Далее — традиционный обмен телеграммами с советским руководством. «Москва, Кремль, товарищам Сталину, Молотову. Ваше доверие оправдал, задание выполнил. Коккинаки». В ответ: «Горячо поздравляем… Трудящиеся Советского Союза гордятся вашей победой. Обнимаем вас и жмём ваши руки». Коккинаки и Бряндинскому присваивается звание Героя Советского Союза, к лётчикам в очередь выстраиваются журналисты. Они не скупятся на оценки и называют перелёт фантастическим и беспримерным. И здесь можно улыбнуться: с пишущей братией Коккинаки предпочитает общаться стоя и руки никому лишний раз не пожимать. Потому как в ходе беспрецедентной суточной «авиаотсидки» за штурвалом он отсидел пятую точку (немного пострадал седалищный нерв) и «нарастил» на ладонях кровавые мозоли…

 

4 июля самолёт «Москва» перелетает обратно из Спасска-Дальнего в Хабаровск, где героев ждёт новая порция заслуженной славы. 15 июля лётчики возвращаются в столицу, встречающую их нескончаемой овацией. Торжественный приём в Кремле у Сталина, к званию Героя они получают денежные награды в 25 тысяч рублей и дополнительно воинские звания комбригов. Комиссары FAI регистрируют поставленные ими рекорды. В номинации «среди мужчин». А это значит, что пришла пора отправлять в дальний полёт и наших женщин. Причём немедленно!

 

 

Фото (static.auction.ru): Героические девушки на почтовых марках СССР

 

 

СЕНТЯБРЬ-1938: есть рекорд и катастрофа

 

Да, именно немедленно, всего через два месяца. Женские мировые рекорды решено поставить на самолёте АНТ-37 под названием «Родина». Экипаж — наши молодые девочки: Валя Гризодубова (командир), Полина Осипенко (второй пилот) и Марина Раскова (штурман). Экипаж не сильно опытный, да и лайнер, по сути, экспериментальный: из четырёх выпущенных экземпляров первый сразу развалился прямо над аэродромом в Ходынке, у других «диагностировали» постоянный бафтинг (колебания самолёта и его отдельных частей). Доводить до ума некогда, поэтому «Родину», по воспоминаниям Гризодубовой, лишь «несколько доработали бригадой Сухого». А перед самым вылетом «возникли сложности с моторной группой: долго не могли отрегулировать». Ну и как при таком раскладе можно лететь?!

 

24 сентября 1938-го «Родина» поднялась в воздух…

 

Стартовая точка будущих рекордов, конечно, Москва, запланированная финишная — … Почему отточие? Потому что и по сей день нигде, даже в вездесущей «Википедии», не найти ответа на этот вопрос, везде значится неопределённый «Дальний Восток». Так куда летели — в Хабаровск, Петропавловск-Камчатский, Владивосток? Ответ, конечно, есть, но его в своё время упрятали в неведомый архив. Почему? Спешка, увы, привела к предсказуемому финалу: куда бы ни летели — всё равно не долетели.

 

Всё случилось так.

 

Взлетели с грунта легко. На борту 17 баков с топливом, расход в которых регулируется вручную 30-минутным топливным расходным бачком. Сразу выходит из строя капризничавшая ещё до вылета радиосвязь, и Раскова пытается лететь по звёздам. Для чего открывает астролюк для наблюдений — из её кабины воздушным потоком мгновенно выдувает все карты, полученные перед вылетом! Гризодубова не отчаивается и продолжает полёт по компасу, то есть почти вслепую. Через 26 часов становится очевидным, что «Родина» в целом если и не сбилась с пути, то какое-то время плутала по незапланированной траектории и критическим образом перерасходовала запас горючего. Без вариантов: перелёту предстоит завершиться в тайге. Гризодубова приказывает Расковой и Осипенко прыгать с парашютом (посадка «на брюхо» с убранными шасси смертельно опасна для сидящего впереди штурмана). Марина прыгает, а Полина отказывается: «Я сижу на хвосте, он всегда остаётся цел, тайги же я боюсь!» Бедные девочки…

 

«Родина» на последнем литре керосина, словно в кинобоевике, садится на болотную прогалину в верховьях таёжной реки Амгунь, близ Комсомольска-на-Амуре. Радиосвязи, напомним, нет, со спасателями связаться невозможно. Из мемуаров Гризодубовой: «Прошло несколько дней с разными происшествиями: то медведь нас посетил, а когда мы пугнули его выстрелом из ракетницы загорелась сухая трава на болоте. Так что натерпелись страху. Запас еды у нас на борту был, а вот Марина выпрыгнула с одной шоколадкой в кармане. Когда она наконец-то нас нашла, на неё страшно было смотреть… Но мы были молоды, и всё нам казалось нипочём! Наконец, над нами появился гидросамолёт».

 

Их искали девять суток. И этот полёт, так неудачно завершившийся (хотя новые рекорды спортивные комиссары FAI всё же зафиксировали, неважно — долетели ли, важно — сколько пролетели), привёл к страшной трагедии: в ходе поисковых работ столкнулись в небе и рухнули самолёты ТБ-3 и ДС-3 «Дуглас». Погибли пять человек, в том числе Александр Бряндинский, герой недавнего перелёта в Спасск-Дальний…

 

17 октября разукрашенный ярким кумачом и портретом Сталина литерный поезд с героическими девушками прибудет в Москву. На торжественном приёме в Грановитой палате Иосиф Виссарионович усадит их за правительственным столом, потеснив никчёмных наркомов. Останки пилотов, разбившихся при поиске рекордсменок, никто искать не станет. Их полуистлевшие тела только в 1969 году случайно обнаружат в болоте хабаровские охотники. Останки идентифицируют по клочкам сохранившихся документов и захоронят. Но без помпы, ну и, конечно, без наград…

 

Геннадий ОБУХОВ.

 

 

 

Написать комментарий

XHTML: You can use these tags: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

0 Комментарий (ев)